Нью-Йорк и Кремниевая долина — два главных финтеххаба США. Суперсила долины — в технологиях, но на стороне Нью-Йорка близость Уолл-стрит и репутация едва ли не ключевого финансового центра в мире. По итогам первого квартала 2016 года нью-йоркские финтехкомпании впервые смогли привлечь больше венчурных денег, чем их коллеги из долины: $690 млн против $511 млн. В 2015 году Нью-Йорк смог утроить инвестиции в финтех и достичь отметки $2,3 млрд инвестиций за год. По оценкам Accenture, это составляет около 10% от всего объема инвестиций в финансовые технологии в мире.

—Как проходит отбор проектов?

— Отбор проходит в два этапа. Первый — заочный отбор, когда наши аналитики, представители банков и страховых компаний-партнеров и дружественных венчурных фондов отбирают заявки. Обычно нам приходит 150–175 заявок в год, затем панель из 25 экспертов «отфильтровывает» 20 лучших. Их мы приглашаем на питч-сессию и демо-день.

Опыт показывает, что если собрать в одной комнате стартапы и дать им возможность выступить не только с коротким питчем, но и показать, как работает их продукт прямо там же на ноутбуке, это дает исчерпывающее представление. После демо-дня остается шесть-восемь проектов, которык прошли отбор в акселерационную программу. В этом году команд было восемь.

 

Программа проходит каждый год с апреля по июнь, в конце июня стартапы ждет демодень. Он же является моментом, с которого команды могут заключать договоренности с банками, страховыми компаниями и венчурными фондами. До этого момента регламент Accenture Innovation Lab запрещает заключение сделок и даже предварительные переговоры.

 

Каждый стартап должен получить одобрение как минимум одной финансовой организации, чтобы попасть в программу

У нас есть 29 партнеров из числа крупнейших банков и страховых компаний. Каждый стартап должен получить одобрение как минимум одной финансовой организации, чтобы попасть в программу. Партнеры программы гарантируют, что их представитель уровнем не ниже технического директора или директора по информационным технологиям будет на регулярной основе встречаться и консультировать стартап. Никаких других трат со стороны партнеров не предусматривается.

 

Лаборатория работает при поддержке Partnership Fund of New York, инвестиционного подразделения созданной в 1996 году благотворительной организации Partnership for New York City. Partnership Fund охотно поддерживает инновационное предпринимательство, а один из основных KPI его деятельности — количество новых рабочих мест. Именно поэтому от всех финтехстартапов, претендующих на место в акселерационной программе, требуется иметь хотя бы временный офис в Нью-Йорке. Правда, отмечает Майкл Кьярамонте, многие остаются здесь и после окончания программы.

 

— Какие технологии интересуют банки больше всего?

— Последняя «мода» — это regtech. Актуальны любые технологии, которые могут помочь банкам работать со сбережениями, особенно в области wealth management: здесь они все больше надеются на искусственный интеллект. В последнем выпуске не обошлось и без двух блокчейн-проектов.

 

Актуальны любые технологии, которые могут помочь банкам работать со сбережениями, особенно в области wealth management

— Вы не боитесь, что интересы банков-партнеров пересекутся и они не смогут «поделить» стартапы?

— Иногда интересы банков и даже страховых компаний действительно пересекаются, но в этом нет ничего страшного. Во-первых, во время акселерационной программы интересы банков (впрочем, как и стартапов), защищены NDA, а во-вторых, мы считаем, что есть сферы, в которых банкам лучше сотрудничать, чем конкурировать. Это касается, например, кибербезопасности. На демодне в июне перед нашими партнерами и выпускниками выступил бывший технический директор Bank of America Дэвид Райли. Он говорил как раз о том, что создание и пополнение общей базы известных и появляющихся киберугроз могло бы стать поводом для развития межбанковского сотрудничества. Мы разделяем эту позицию.

Акселерационная программа длится 12 недель. В течение этого времени команды работают над продуктом, общаются с менторами и слушают лекции. Темы — привлечение капитала, принципы работы финансовых организаций, регуляторные практики. Обязательная составляющая процесса интеграции в финтехсообщество — встречи с выпускниками лаборатории предыдущих лет. С каждым годом «новичкам» нетворкинг, по задумке Accenture, должен даваться все легче. Сейчас сообщество выпускников нью-йоркской лаборатории насчитывает 39 команд, включая восемь проектов, покинувших стены лаборатории в июне 2016 года.

— Что у стартапов получается хуже всего?

— Продавать банкам. Стартапам кажется, что у банков одни проблемы, когда на самом деле финансовые организации, и банки в том числе, борются с совсем иными трудностями. А еще они не умеют находить точки входа в банки и даже в случае успеха не всегда понимают, как масштабировать бизнес. Мы помогаем проектам лучше разобраться в том, как работают банки изнутри, знакомим их с нужными людьми. У каждого проекта есть три-пять менторов, с каждым из них подписывается не только NDA, но и дополнительное соглашение, гарантирующее полную конфиденциальность любых обсуждений с проектом в течение всех 12 недель акселерационной программы. Представители банка могут открыто сказать о том, что у них «болит» и какие именно процессы внутри может исправить технология, которой владеет команда.

Хуже всего у стартапов получается продавать банкам

Бывает, что после этого стартап полностью переориентируется и начинает делать другой продукт. В наборе этого года был проект untapt, который работал по принципу сайта для знакомств и «сводил» инженеров с потенциальными работодателями. Представьте, HR-специалист перечисляет все желаемые качества и характеристики «технаря», и система выдает обезличенный профиль. Если и кандидат, и работодатель подтвердят взаимный интерес, программа разрешит им познакомиться лично.

Менторы подсказали, что инструменты untapt могут быть также использованы для поиска подходящих инженеров из числа собственных сотрудников для решения профильных задач внутри банка. И за время работы в лаборатории команда пересмотрела свою целевую аудиторию и развернула продукт лицом к банкам и их внутренним потребностям.

— Как оценивается успешность проектов-выпускников?

— Мы не оцениваем коммерческую успешность проектов по окончании акселерационной программы, это слишком короткий период. Обычно достижения проекта дают о себе знать через год-полтора после окончания акселерации. Иногда — через два. Причин тому много, в том числе — банки, венчурные фонды и страховые компании подолгу закрывают сделки.

Общий объем инвестиций в выпускников Fintech Innovation Lab NYC разных лет — $296 млн. Почти за шесть лет, которые прошли с начала запуска лаборатории, четыре проекта были поглощены: один — технологичным банком из Кремниевой долины, и еще три — уже –«взрослыми» финтех-компаниями.