Тем не менее, на фоне падения инвестиций начиная с 2013 года (в начале — темпов их роста, а потом и уход самого показателя глубоко в отрицательную зону) поддержание относительной стабильности или просто ее видимости называется проеданием капитала. Его накопление в какой-то мере состоялось — теперь проедаем.

Все это говорит о серьезных неприятностях

Однако вести с фронтов, где, как неоднократно цитировали известную в прошлом песенку коллеги, вновь продолжается бой, «банкопад», а также такие факты и фактики, как достижения Сбербанка на фоне унылой картины во всем остальном банковском сообществе, бурный прогресс МФО и банков, более похожих на МФО, заметная нестабильность на денежном рынке — это в системе с активами более 100% ВВП (около 80 трлн руб.) при необходимости собрать 300 млрд руб. и прочее, все это говорит о серьезных неприятностях. Эти неприятности можно сформулировать так, как недавно формулировала ВШЭ: деградация экономики. Прежде всего частной. Это означает критическое снижение активности бизнеса. И состояние клиентов отражается на банковской системе очень заметно.

Да, можно, конечно, пенять банкам, что они не ангелы. Это, вполне вероятно, так. Но кто — ангелы? С кем будем работать в этом несовершенном мире? Вдруг в результате те, которые в глазах уважаемых властей ближе к представлению об ангельских сущностях, окажутся каменными ангелами, которых можно увидеть в изобилии сами знаете, где. И, наконец, в какой степени банкопад вызван «неангельской» природой финорганизаций, а в какой — собственно деградацией экономики? Тоже не ангельской, конечно, но уж какая есть. То есть, была…

Глубокая девальвация обязана приносить плоды

Статистика, разумеется, может показать даже некоторый рост экономики: глубокое падение запасов неизбежно сменяется восстановлением — если это не клиническая смерть, конечно. Ноль — это дно для всех подобного рода шкал в конце концов, если это утешает. Стабилизация рубля из-за стабилизации цены нефти и при естественном прекращении оттока капитала может подогревать PMI. Глубокая девальвация обязана приносить плоды. И, кстати: девальвация была двукратной, и где же ее обильные плоды? Год почти прошел, однако.

Так вот: даже такая более или менее позитивная статистика не убеждает и не убедит. Мягко говоря. Это лишь технические явления, пока еще не полностью исчерпаны резервы Алексея Кудрина и некоторый накопленный частный капитал.

Дорогие монетарные власти! К прочим обращаться, похоже, можно только в кулуарах. Кризисы дают нам уроки; очищая — созидаем. «Мы» тут лирическое. А мы, которые на самом деле — мы? Что с нами? Уже пора решать. В связи с этим два вопроса.

  1. Так что будем делать-то? Г-на Трампа вот дождались. И? Будем ждать его команды теперь? Но нефти-то по $100, видимо, не дождемся. И?..
  2. А мы что-то вообще можем сделать? Впрочем, дорогие монетарные власти, мы друг друга, похоже, понимаем… в этом.

Иллюстратор: Ольга Манолова.