Торжественный прием в честь юбилея Сбербанка проходил в минувший четверг в Гостином Дворе. Гостей ждали не только руководители Сбербанка, но и робот, и интерактивная выставка современных технологий, и дополненная реальность.

Конференцию открыл президент Владимир Путин, специально прибывший, чтобы поздравить Сбербанк. «Не случайно конференция, приуроченная ко дню рождения банка, посвящена новым вызовам научного инновационного развития,— сказал он в своем выступлении.— Сегодня в мире накоплен большой, если не сказать огромный, технологический потенциал. Однако в полной мере он до сих пор не реализуется».

Президент напомнил, что России важно уловить основные тренды технологического прогресса, понимать свои сильные и слабые стороны при переходе к экономике следующего поколения.

«Зачем данные, если есть нефть?»

Сегодня модно говорить, что информация, данные — это современная нефть. Упомянул об этом и Герман Греф. «С нефтью у нас в стране все в порядке, нефти и газа хватит на ближайшие 50 лет,— заявил он, рассчитывая оживить дискуссию.— Пусть данными занимаются те, у кого нет нефти и газа!»

Эту реплику он адресовал директору Social Data Lab Школы информационных технологий Университета Беркли Андреасу Вайгенду. Эксперт ответил предельно просто: «Если я вам дам немного нефти и вы ее используете, ее не останется ни у вас, ни у меня. Но если я вам дам мегабайт данных, то этот мегабайт будет и у вас, и у меня. И наши мегабайты никогда не закончатся. Данные становятся „новой нефтью”. Объемы данных растут в геометрической прогрессии, и нам нужно как можно больше дата-центров, чтобы эффективно использовать данные, превращать информацию, полученную от людей, в информацию, предназначенную для людей».

Вопросы, ответы и правила Big Data от Андреаса Вайгенда

Что важнее всего в мире, где ответы на вопросы доступны мгновенно? Важнее всего — задавать правильные вопросы. Именно этому умению следует учить людей.

Какова ценность данных? Она зависит от того, насколько сильно эти данные влияют на решения, которые вам нужно принять.

Почему данные стали драйвером инноваций? Потому что они повлияли на жизнь миллиардов людей и на то, как люди принимают решения.

Четыре правила для работы с данными:

  1. Не начинайте с данных, начните с проблемы.
  2. Поделитесь данными, чтобы получить другие данные. Чем больше вы можете получить информации от других потребителей, тем больше новых потребителей вы сами сможете привлечь.
  3. Подружитесь с прозрачностью. В прошлом компании обеспечивали себе конкурентные преимущества путем ограничения доступа к информации, возведения барьеров. Сейчас самые успешные компании, наоборот, наиболее прозрачны.
  4. Пусть люди делают то, что у них хорошо получаются. И пусть компьютеры делают то, что хорошо получается у компьютеров. И не надо путать эти вещи.

Футурология: какое будущее вы хотели бы увидеть?

Профессор Университета Аризоны Брайан Дэвид Джонс, известный футуролог, уверен, что нельзя пассивно ждать будущего.

  • Будущее не задано заранее. Это не фиксированная точка, к которой мы все беспомощно движемся.
  • Будущее создается каждый день за счет действий людей.
  • Критически важно не занимать пассивную позицию. Надо активно строить хорошее будущее.
  • Для этого необходимо иметь видение будущего. Все новые технологии построены с учетом видения будущего.
  • Необходимо все время спрашивать себя: какое будущее хотелось бы увидеть, а какого — избежать?
  • Воображение — один из основных инструментов. Нужно заставлять себя шире мыслить.
  • Вы можете влиять на свое будущее, на будущее своих компаний, отраслей, страны, мира. У вас есть эти полномочия.

Герман Греф: «Главный штатный футуролог Сбербанка — это я сам» «Вперед в будущее» — так называлась конференция, посвященная 175-летию Сбербанка. Футурология, умение предсказывать будущее, стала одной из обсуждаемых тем. Глава Сбербанка обнаружил, что сам является футурологом. А международный эксперт подтвердил, что сегодня каждый руководитель крупной компании должен уметь предсказывать будущее, иначе компанию «просто разорвут».

Преодоление квантового барьера: шесть тезисов

Руководитель научной группы Российского квантового центра, профессор физики Университета Калгари Александр Львовский говорил о том, как квантовые технологии вторгаются в нашу жизнь.

  1. «Мы научились манипулировать сложными квантовыми системами не просто как чем-то целым, а на уровне их составляющих — атомов, фотонов. И это действительно дает нам целый ряд новых технологических возможностей. Это то, что называется „вторая квантовая революция”».
  2. «Есть квантовые технологии, которые уже вошли в нашу жизнь. Одна из них имеет непосредственное отношение к банковскому делу — это квантовая криптография. Безопасность шифра основывается не на сложности решения какой-то задачи, а на фундаментальных физических законах. Некоторые банки уже внедряют квантовую криптографию, я знаю, что ее внедряют в Швейцарии. И это нужно в ближайшее время сделать Сбербанку».
  3. «Российский квантовый центр выходит на серийное производство приборов квантовой криптографии. И некоторые банки, в частности Газпромбанк, уже демонстрировали использование этой технологии».
  4. «Квантовый компьютер — пример рискованных технологий. Его, конечно, трудно сделать, по сути это „кот Шредингера”. Кроме того, он сможет решать ограниченный класс задач. Но одной из таких задач может стать расшифровка современных криптографических кодов, именно поэтому сейчас такая гонка, такие инвестиции. Тот, кто первый получит квантовый компьютер, получит колоссальные возможности».
  5. «Появление квантового компьютера будет означать смерть криптовалют».
  6. «Наши компьютеры становятся все мощнее и мощнее, в них становится все больше транзисторов. А каждый транзистор становится все меньше: сейчас он размером с миллион атомов, а будет размером с несколько атомов. Транзистор размером с несколько атомов будет действовать не по классическим законам больших тел, а по квантовым законам, по законам микромира. Это совершенно другие законы. Мы преодолеем квантовый барьер уже в ближайшее десятилетие».

Греф: в 2017 году планируется внедрить пилот передачи данных с помощью квантовых технологий Как объяснил глава Сбербанка, квантовые технологии — единственный известный в настоящее время абсолютно безопасный способ передачи информации.

Gett: откровения дизраптора

«Вы те, кого мы, крупные компании, побаиваемся, — обратился Герман Греф к основателю и генеральному директору Gett Шахару Вайсеру. — Вы те, кого называют дизрапторами, те, кто кушает наш пирог… Каким вы видите свое развитие? Кого дальше будете подрывать?»

Как отметил Шахар Вайсер, многим кажется, что крупнейшие компании в безопасности, поскольку масштаб и ресурсы позволяют им меняться. «Но все ровно наоборот: чем крупнее бизнес, тем труднее ему отказаться от существующей бизнес-модели, когда появляется новая бизнес-модель,— сказал он.— Вопрос: как быстро меняются бизнес-модели?»

Эволюционируют и технологии, и бизнес-модели, и этот процесс становится стремительным. Автомобильная промышленность, по прогнозам основателя Gett, переживет в ближайшие 5–10 лет больше изменений, чем за прошлое столетие. То же самое можно сказать о банковской и финансовой индустриях, о ритейле.

Оборот Gett достиг $1 млрд за пять лет, при этом компания всего лишь предложила рынку новую бизнес-модель. «Gett предложила людям возможность не иметь машину постоянно, но находить ее рядом, кода она нужна, — отметил Шахар Вайсер. — И всего за пять лет поменялся подход: нужна машина или нет. А дальше произошло совсем интересное. Машина, которая находится в личном владении, используется менее 4% времени, один час в день. При этом в легальном такси машины используются 25% времени, в Gett — 49%. Получается, что теперь нужно в десять раз меньше машин. Нет такой индустрии, которая в состоянии переварить падение спроса в десять раз!»

Рынок меняется очень быстро, похожая ситуация складывается и в других индустриях. Медицина, банки, финансы, ритейл, автомобильное производство в течение ста лет росли на 24% в год. И, разумеется, они не готовы сегодня сократиться в десять раз.

Две новости от Шахара Вайсера

  1. Если бизнес-модель поменялась в индустрии, где вы являетесь лидером — это плохая новость, потому что скорость изменения — за 5–10 лет — запредельная для некоторых отраслей.
  2. Если именно вы предлагаете рынку новую бизнес-модель — это хорошая новость.

«Сегодня поражает то, что появляется возможность изменения в отраслях, которые казались долговечными и непоколебимыми, в том числе и в банках. И важно определиться, на какой стороне вы хотите быть»,— подчеркнул основатель Gett.

Главные риски будущего

  • Структурная безработица

«Мы всю жизнь готовимся, получаем высшее образование, повышаем квалификацию, чтобы стать специалистом в узкой сфере,— и оказывается, что наши услуги никому не нужны. Как избежать этого риска и что нам делать с нашими детьми, готовя их к этому будущему?» — задал вопрос Герман Греф.

Шахар Вайсер заявил, что стоит руководствоваться принципом «embracement»: если изменения неизбежны, нужно с готовностью их принять. «Что происходит с Volkswagen? Компания заявила, что хочет стать первой в производстве электромобилей, в производстве беспилотников,— отметил он.— Это как раз пример того, как ты с открытыми глазами встречаешь изменения. Это как раз та самая философия — не бояться риска, у каждого риска есть вторая сторона. Ты можешь его возглавить, повести — и стать номером один. И очень важно, когда ты принимаешь такое решение: когда риск виден уже всем, или только в самом начале».

  • Big Data и открытая информация

«Это новое состояние мира — когда я не могу ничего скрыть,— сетовал Герман Греф.— Иногда, когда я заглядываю в свой профиль у нас в банке, мне становится страшно, потому что там нет секретов вообще. Я на одной картинке могу увидеть про себя всё. Что с этим делать? Закрывать данные? Принимать законы, ограничивающие использование данных? Что делать человеку со своими данными? Или расслабиться и получать удовольствие от того, что ты как муха на стекле и все могут наблюдать буквально каждый атом твоей личной жизни?»

Андреас Вайгенд вспомнил человека, который изменил понимание миллионов людей в части восприятия ими своих данных. «Этот человек живет здесь недалеко. Эдвард Сноуден его зовут,— сказал он.— Если кто-то знает, где он живет, то я хотел бы к нему заехать завтра. Именно он всем нам рассказал, что нет места, где вы можете спрятаться».

  • «Самый большой риск — это человек»

Александр Львовский обеспокоен тем, что со временем все больше людей будут оказываться «на задворках жизни». По его словам, сейчас этот процесс уже очевиден. «Рост терроризма, рост глупости. Вот здесь, в России, шпана громит выставки, в Америке выбирают Трампа,— перечислял он.— Падение качества образования колоссальное. В Канаде в некоторых провинциях уровень неграмотности — 50%. Требуется все меньше людей, чтобы производить реальный продукт. Производительность труда растет, и людям нужно работать все меньше и меньше. Люди становятся дауншифтерами. Целые страны становятся дауншифтерами! Северная Корея, например. Россия тоже подвержена этому риску. И этот процесс тоже будет ускоряться».

По его словам, с появлением искусственного интеллекта человечество может оказаться в роли отстающего. «И этот самый страшный сценарий —  победа искусственного интеллекта над людьми — может стать правдой».

  • Победа искусственного интеллекта

«Наступит ли тот момент, когда мы станем полностью неконкурентоспособными? И что с нами будет?» — задал Герман Греф вопрос Брайану Дэвиду Джонсу.

Футуролог напомнил, что решения принимают не технологии, а люди. «Если у нас нет понимания, какое будущее мы хотим, а какое нет, тогда мы теряем контроль; мы говорим: пусть машины за нас решают,— заявил он.— Мы станем ненужными, когда перестанем контролировать ситуацию, когда мы сами позволим себе быть ненужными. Это первое. И второе — когда мы забудем, насколько прекрасен человек».

Хакеры атаковали «Сбербанк Онлайн» Мощная DDoS-атака привела к замедлениям в работе сервиса.