Увеличение объемов судебного взыскания — главный тренд 2017 года на кредитном и коллекторском рынках. Новый закон «О защите прав физлиц при взыскании» ФЗ №230 значительно сократит возможности soft и hard collection, поэтому судебному производству придется принять на себя повышенную нагрузку в разбирательствах между кредиторами и должниками. Вместо 3 млн долговых дел, которые ежегодно проходили через судебную систему до сих пор, ей придется «переварить» в будущем году, по оптимистичным оценкам, не менее 4,5–5 млн дел.

В целом по стране примерно по 25% дел, передаваемых кредиторами в суд, судьи отказывают в приказе

Понятно, что для кредиторов вопрос о стоимости и сроках судебного производства стоит как никогда остро. Между тем, за последние несколько лет сложилась негативная практика необоснованных отказов кредиторам и коллекторам в более дешевом и оперативном приказном судебном производстве. В целом по стране примерно по 25% дел, передаваемых кредиторами в суд, судьи отказывают в приказе. В отдельных округах РФ доля отказов достигает 30%, а в Дальневосточном округе — почти 55%. Фактически, кредиторов и взыскателей толкают в исковое производство, которое длится обычно не менее года, а это дорого и долго.

Особенно беспокоит даже не столько сам факт отказов, сколько то, что в этой практике большую роль играет субъективный фактор у судей. В зависимости от региона, от кредитора, от вида банка (есть «хорошие» государственные и «плохие» частные банки) статистика отказов и их основания сильно разнятся.

Основаниями для отказа в приказном производстве становятся две причины: «отсутствие прямой сделки между заемщиком и цессионарием» и небесспорность расчета суммы долга

Субъективность судебных решений подтверждается и тем, что пик отказов каждый раз совпадает с бурным обсуждением коллекторской тематики в СМИ: например, внесением или принятием нового закона о взыскании и т. п.

Чаще других основаниями для отказа в приказном производстве становятся две причины: «отсутствие прямой сделки между заемщиком и цессионарием» (28% отказов) и небесспорность расчета суммы долга (21%). С первой причиной сталкиваются только вторичные кредиторы — коллекторские агентства, вторая в равной степени затрагивает всех: и банки, и МФО, и коллекторов. Обе причины дают яркий пример чисто формальной и субъективной трактовки буквы закона. В соответствии с Гражданским кодексом РФ, при заключении договора цессии меняется сторона сделки, и все взаимные обязательства между сторонами сохраняются. Никакой дополнительной сделки для предъявления прав вторичным кредитором в рамках приказного производства не требуется. Если же речь зашла о спорности суммы долга, чаще всего это означает, что судья просто ленится вникнуть в прилагаемый к делу расчет и проверить его правильность в соответствии с договором кредитования (займа). Или не хочет взять на себя ответственность за решение этого вопроса. В этом случае судье проще представить дело как «спор о праве» и направить в исковое производство.

Также значительную долю оснований для отказов составляют вполне бюрократические ссылки на отсутствие оригиналов документов, например платежки на госпошлину (подобное требование не прописано в законодательстве). Или еще более странные утверждения, что «суд не может проверить факт неисполнения должником обязательств» (как будто в исковом производстве для этого появятся какие-то новые возможности).

Когда мы обсуждали эту проблему с участниками рынка в начале этого года, многие говорили: нет смысла дергаться, после 1 июня проблема решится сама собой. Действительно, многие кредиторы надеялись, что после вступления в силу изменений в Гражданско-процессуальный кодекс РФ процессуальный кодекс, в которых прописано разрешение рассматривать споры до 500 тыс. руб. в приказном порядке, доля отказов резко сократится. Однако этого не случилось — после 1 июня приказное производство по-прежнему остается недоступным как минимум для четверти судебных дел по долгам.

Сейчас можно услышать новое возражение (скорее уже не от профессионалов, а от прессы): все недостатки судебной системы для кредиторов разрешит взыскание через исполнительную надпись нотариуса (ФЗ №360, отдельные его положения уже вступили в силу с 14 июля 2016). На мой взгляд, это утопия.

Во-первых, кредиторы смогут взыскивать в бессудебном порядке с помощью нотариуса долги только по тем договорам кредитования и займа, в которых была прописана такая возможность в момент заключения договора. Естественно, таких договоров сейчас нет. Так что для всего вала долгов кредитного рынка, накопленного за последние годы, этот закон практического значения не имеет.

Во-вторых, нотариусы пока с большой опаской относятся к возможности втягивания их в конфликтные разбирательства по поводу долгов. Так же, как и судьи, они не хотят принимать на себя ответственность за расчет суммы долга, за возможное обжалование должником их решений. Федеральная нотариальная палата пока не сказала своего веского слова по поводу механизмов работы этого нового закона, не подготовила никаких методических рекомендаций. Пока этого не сделано, корпус нотариусов не будет проявлять никакого рвения в предоставлении таких услуг кредиторам. В самом лучшем случае эта система начнет реально работать к 2018–19 годам, и в силу своей стоимости будет подходить для работы с отдельными крупными долгами, а не для массовой обработки долговых портфелей.

Правила игры в рамках судебного взыскания должны стать более прозрачными и предсказуемыми для участников рынка

В Национальной ассоциации коллекторов (НАПКА) при участии ООО «Агентство судебного взыскания» создана рабочая группа по судебному производству. Принято решение системно обжаловать отрицательную практику, выстраивать диалог с Верховным судом РФ и инициировать поправки к ГПК РФ, устраняющие спорность требований задолженности по кредитам. Уже есть первые положительные примеры успешного обжалования коллекторами отказов в высших судебных инстанциях. Общими усилиями правила игры в рамках судебного взыскания должны стать более прозрачными и предсказуемыми для участников рынка.