— Вы, можно сказать, старожилы платежного рынка. Что с ним сегодня происходит? Как он меняется?

— За последние 15 лет рынок платежных сервисов изменился кардинально. Изменения подобны тем, которые происходили с ландшафтом при передвижении тектонических плит. Лет пять назад, возможно, эти перемены были еще не так ощутимы, три года назад участники рынка стали замечать их, а сейчас происходит буквально взрыв. Даже Банк России открыто говорит, что никуда мы не денемся от новых технологий, финтеха и блокчейна. Мы следовали этим трендам в течение пяти лет и, как результат, запустили инновационные продукты на рынке.

— О каких трендах вы говорите?

— Прежде всего это digital, цифровые каналы. В этом году мы представили рынку инновационное решение в области агрегации платежей, включая p2p-платежи. Его возможности — онлайн-мониторинг балансов и получение push-уведомлений, оплата ЖКХ, мобильной связи, интернета и многих других услуг.

— Это «единое окно» — нечто похожее на PFM?

— Сказать, что это именно PFM, было бы слишком громко, но уже близко к этому. Мы хотели сделать так, чтобы нашему клиенту было удобно с нами, чтобы ему хотелось возвращаться к нам. Клиент — наша главная ценность.

Мы стремимся к формированию финансовой экосистемы

Мы начинали с р2р — это классические денежные переводы. А сегодня мы хотим сделать так, чтобы клиенту было удобно пользоваться нашими сервисами с помощью любого канала. Мы стремимся к формированию финансовой экосистемы. Платежные системы (payment service providers) становятся частью этой инфраструктуры, то есть информационно-технологическими посредниками между участниками экосистемы — плательщиками и поставщиками услуг.

— Информационными? Я всегда считал, что «Лидер» — это платежная система…

— Мы, в том числе, являемся и проводниками информации о платеже. Мы проводим идентификацию клиента в кассе и передаем его данные дальше. Многим игрокам рынка наши клиенты интересны. Сейчас получила распространение концепция финансовых маркетплейсов. Наши клиенты нужны тем, кто заинтересован в получении комиссионного дохода, например тем, кто предоставляет онлайн-займы. У нас развивается бизнес с туроператорами, страховщиками, МФО, банками и многими другими партнерами. Сегодня у компаний нет лишних денег, чтобы вкладываться в разные каналы продвижения,— все хотят выйти на клиента напрямую. И здесь им помогаем мы.

— Как кризис отразился на платежах, на денежных потоках в России?

— Трансграничные переводы очень резко скорректировались при падении курса рубля. К тому же дали эффект новые правила миграционной политики. Многие из тех, кто приехал в нашу страну на работу, вынуждены были уехать, потому что не успели подготовиться к этим новым правилам. Но потом кризис по цепочке захватил и наших соседей. Поэтому примерно через полгода после оттока начался постепенный возврат. Конечно, бурного роста объема переводов на рынке мы не заметили, но оборот вернулся к прежнему уровню.

— География платежей как-то изменилась?

— Лидируют страны бывшего советского пространства. По нашей статистике, значительно увеличились объемы переводов из России в Киргизию, Украину, Таджикистан и другие страны.

Миграционные коридоры сейчас сильно меняются, и это отражается на потоках денежных переводов

Кстати, видя этот рост, мы отменили комиссию за отправку денег по России и переводы в ряд стран ближнего зарубежья. Заметен и приток переводов в Россию из дальнего зарубежья. Лидеры роста — Эмираты, Великобритания, Испания и другие.

Конечно, миграционные коридоры сейчас сильно меняются, и это отражается на потоках денежных переводов. У наших славянских соседей появились новые европейские векторы миграции. В основном это «туристические» направления — Греция, Италия, Испания. Что касается южных соседей, то там молодежь начала уезжать в страны Ближнего Востока — Эмираты, Саудовская Аравия, Катар.

— Как меняются каналы и ваша сеть приема платежей?

— Если брать 2015 год, то объем cash-2-card вырос в два раза. Число пользователей увеличилось на треть. Финансовые институты ближнего зарубежья активно стали заниматься онлайн-зачислением на банковские карты.

Растет число игроков ритейла, которым интересны финансовые сервисы

Если говорить о нашей сети, то здесь на нас влияет уменьшение количества банков в России, закрытие банковских отделений. В то же время благодаря 161-ФЗ этот сектор активно развивается в ритейле — в салонах связи, магазинах. Сейчас уже можно утверждать, что банки теряют этот рынок. Растет число игроков ритейла, которым интересны финансовые сервисы. Из банков комиссионным бизнесом продолжают заниматься только самые крупные, а их единицы.

За 15 лет у нас сложилась модель omni-channel. Основные наши сервисы — денежные переводы и платежная агрегация. Мы предлагаем их везде — в отделениях наших партнеров: банков, ритейлеров и так далее. Эти места могут выглядеть очень по-разному — от классических банковских отделений до стоек с продажей сим-карт или лотерейных билетов. И тут же мы предлагаем прием платежей. Есть платежные киоски, для которых мы просто предоставляем софт. Плюс у нас есть онлайн-приложение, электронный кошелек. Серьезной частью нашего бизнеса является предоставление агрегации через API. Мы готовы выложить открытый API и подключать желающих. Таким образом, мы полностью закрываем платежный цикл.

— Развитие цифровых сервисов, онлайна требует серьезных усилий в области ИТ. Как вы с этим справляетесь?

— Все производство в области ИТ у нас размещено в офисе. Можно сказать, что мы ИТ-компания, потому что ИТ-персонал составляет более половины сотрудников. Наш авангард — это продуктовики и технологи, но не менее важен и бэк-офис, который обеспечивает соблюдение требований Центрального Банка. Мы содержим весь необходимый штат комплаенса и риск-менеджмента. Мы этот блок усиливаем и наращиваем. И если говорить о наших расходах, то это очень большая их часть.

— Одно время на рынке была массовая «эпидемия» кошельков, их создавали все подряд. Кошельки смогут потеснить payment service providers?

— Само понятие «кошелек» уже довольно условно. У нас тоже есть свой кошелек. Сейчас по сути это технологический транспорт для проведения транзакций. Все инструменты оплаты переплелись между собой: кэш, карты, счета у операторов связи. Зачастую транзакция может пройти через пять «транспортов», различные агрегационные и интеграционные схемы участников рынка. А клиенту важно не то, как его деньги идут, а чтобы они были быстрее зачислены туда, куда ему нужно. В идеале кошелек для клиента должен стать единым окном к финансам. И мы к этому стремимся.

— Когда все превращается в транспорт, маржа участников рынка падает. Как зарабатывать?

Единственный выход — наращивание оборотов платежей

— Из-за откровенно неумного демпинга некоторых компаний, который, кстати, ставит под угрозу весь их бизнес, маржа на рынке действительно упала ниже некуда. По данным Всемирного банка, в мире средняя комиссия в секторе p2p составляет 8%. Россия занимает первое место по дешевизне переводов — от 1,5% до 1,95%. Единственный выход — наращивание оборотов платежей.

— Получается, что у рынка платежей нет других перспектив, кроме экстенсивного развития?

— Светом в конце тоннеля мы считаем технологию блокчейн. Эта технология дает возможность существенно оптимизировать все наши затраты.

— Блокчейн не сделает вас ненужными? Он же может устранить посредников…

— Все зависит от бизнес-модели. Узкие модели бизнеса, маленькие ниши — тупиковый путь развития. Чем больше ячеек в этом будущем блокчейне мы займем, тем сильнее будут наши позиции.

— На тяжелом рынке борьба становится довольно острой. В СМИ появляются негативные материалы, в том числе и про вашу компанию. Как вы к этому относитесь?

— Последние три года рынок платежных систем оптимизировался, произошли слияния и поглощения, кто-то просто ушел с рынка.

Наша формула проста — быть в тренде и всегда быть честными с партнерами

Мы же чувствуем себя уверенно — за последние годы получили статусы национально и социально значимой системы. Мы стараемся диверсифицировать нашу модель бизнеса, чтобы работать в разных сегментах. Это сейчас особенно важно. Самое главное — мы очень дорожим своим брендом. Наша формула проста — быть в тренде, продвигать wow-технологии и всегда быть честными с партнерами. И партнеры это ценят, их число только растет. А все эти публикации… Мы знаем, кто за ними стоит. Иначе как недобросовестной конкуренцией это не назовешь.

— Все сейчас говорят о кризисе, о необходимости сокращать персонал. В этих условиях вы кого-нибудь нанимаете?

— Мы считаем, что наше конкурентное преимущество — в развитии технологий. Чем больше у нас цифровых сервисов, мобильных приложений, тем больше клиентов мы можем привлечь. Большая часть пользователей еще недостаточно вовлечена в платежные сервисы, и это хороший ресурс для увеличения клиентской базы. Так что мы набираем людей в ИТ, у нас есть всегда открытые вакансии, в особенности связанные с цифровыми сервисами, разработкой продуктов и аналитикой Big Data. Молодые и талантливые — всегда welcome!

— В мире активно идет передел платежного рынка. Как меняются роли игроков?

— Регуляторы стараются менять надзор так, чтобы он соответствовал новым технологиям. Комплаенс и там, конечно, никто отменять не собирается. Во многих других странах проще работать в этой области, например капитализировать нематериальные активы. У нас законодательство не дает появиться новым Google или Facebook.

За рубежом лидирующая роль в платежных сервисах принадлежит финтехстартапам. Банки поздно проснулись, сегодня они пытаются догонять, но я считаю, что им вряд ли удастся самостоятельно вырваться вперед с точки зрения технологий. Поэтому сейчас все говорят о кооперации, консолидации между банками и финтехом. Банки фактически уже осуществляют функцию транспорта при осуществлении расчетов и функцию контроля с точки зрения комплаенса. Этим они и продолжат заниматься.

— Можете привести пример, когда финтехстартап действительно повлиял на рынок?

— В качестве примера можно привести пример TransferWise, который фактически сломал всю классическую модель рынка денежных переводов. Он является сегодня сильным раздражающим фактором для традиционных игроков, таких как Western Union.

В России финтехстартапы не превратились в заметное движение

На российском рынке все сложнее. У нас инновации в значительной мере создаются большими банками. Платежных систем, которые бы продолжали драйвовое развитие,— раз-два и обчелся. В России финтехстартапы не превратились в заметное движение. В реалиях нашего законодательства, в том числе 161-ФЗ, платежные системы при осуществлении операций должны взаимодействовать с банками.

— Чего вам не хватает в регуляторной базе для развития бизнеса?

— Во-первых, если смотреть с точки зрения рыночной капитализации любой компании, которая занимается процессингом платежей, то основные нематериальные активы — это информационные технологии процессингового ядра. Мы постоянно вкладываем в это ресурсы, это основные «косты» любого платежного бизнеса — зарплата айтишников и железо.

Мы очень ждем, что наконец будет принято решение о каком-то едином государственном идентификаторе

К сожалению, наше законодательство недоработано в части оценки таких активов. Да, с 1 января 2016 года выпущен Международный стандарт по оценке стоимости компании, но это только начало. Потребуются еще законодательные изменения и в части банковского, налогового законодательства. Следующая тема — удаленная идентификация. Мы активно работаем над ее продвижением и в составе рабочих групп регулятора, и в рамках различных ассоциаций. И движение в этой области есть. Мы очень ждем, что наконец будет принято решение о каком-то едином государственном идентификаторе. Очень надеемся, что в будущем появится и электронный паспорт. Только что на форуме Finopolis 2016 Центральный Банк объявил, что удаленная идентификация клиентов будет проводиться на базе ЕСИА. Безусловно, это прорыв, который позволит активнее продвигать онлайн-платежи. Всем игрокам рынка предстоит огромная работа по выстраиванию этого механизма.

— Вроде бы у нас уже работает несколько схем по идентификации…

— Да, сначала думали, что будет работать идентификация по ИНН через ФНС, но когда все начали туда стучаться, оказалось, что она не работает. Минкомсвязь сейчас многое делает для совершенствования системы СМЭВ. Мы тесно сотрудничаем с министерством, и пару месяцев назад получили результат. Мы запустили упрощенную идентификацию по ИНН онлайн. Есть надежда на СНИЛС и Пенсионный фонд. И следующим шагом должен стать электронный паспорт. Очень надеюсь, что регуляторы будут продвигать этот вопрос.

Надо помогать отечественным игрокам становиться Apple Pay и Google

И, наконец, хотелось бы подвижек в области биометрии. Знаний в этой области у «Лидера» хватает — у нас уже были международные проекты в этой области. Например, «Лидер» разработал серию терминалов с функционалом биометрии. Мы все можем сделать уже сегодня, но нам нужна помощь регулятора и других госорганов. В целом не может не радовать позиция Банка России, что он встал на сторону новых технологий. Мы смотрим на него с надеждой. Надо помогать отечественным игрокам становиться Apple Pay и Google. Мы уже давно могли бы запустить платежи по касанию пальца.