Энтузиасты кредитования по плавающей ставке приводят следующие аргументы.

Поэтому процентная маржа снижается быстро, а восстанавливается медленно

Во-первых, говорят они, банки хеджируются от изменения процентных ставок. Ведь если растет уровень процентных ставок на рынке, растет и стоимость привлечения. Ставки по вновь выдаваемым кредитам также растут. Но в целом кредитный портфель не столь быстро оборачивается, как портфель привлечения средств корпоративных клиентов. Поэтому процентная маржа снижается быстро, а восстанавливается медленно.

 

Второй аргумент — отсутствие проблем в клиентских отношениях. Отпадает необходимость идти к клиенту и уговаривать его согласиться на повышение процентной ставки по договору, если процентные ставки выросли. Исчезает риск рефинансирования клиентом сделки при снижении ставок (весьма, кстати, болезненный риск!).

 

 

В-третьих, с точки зрения клиента кредит по плавающей ставке — это доступный стабильный источник фондирования. Как бы уровень процентных ставок ни менялся, процентная ставка по такому кредиту окажется «в рынке». Клиенту не придется перед выборкой кредита инициировать вновь процедуру одобрения кредита только потому, что по ранее одобренному кредиту ставка оказалась высокой, находится «вне рынка».

Главным образом банковская система защищает реальный сектор от шоков процентных ставок — шоков стоимости ресурсов

Что же в этой аргументации кажется не так? Почему на деле кредитование по плавающим ставкам не получает широкого распространения?

Одна из основных функций банковской системы — защита реального сектора от шоков рыночных переменных. Главным образом банковская система защищает реальный сектор от шоков процентных ставок — шоков стоимости ресурсов. За счет этого в банковской системе формируется до четверти процентной прибыли.

Предприятиям реального сектора важнее иметь фиксированные процентные ставки, которые можно учесть в финансовом планировании издержек производства, нежели пытаться переиграть банки на финансовых рынках.

Важность этой функции сложно переоценить. В начале 2015 года при ставках MosPrime на уровне 24–28% годовых кредитные средства, необходимые для продолжения производственной деятельности, предоставлялись по ставкам 15–18% годовых. Возникший убыток банков был компенсирован впоследствии, но отдельные предприятия реального сектора от шока были тем самым защищены.

На самом деле, хеджирование — это обмен одних рисков на другие

Переход на кредитование по плавающим ставкам знаменует собой отказ банковской системы от исполнения этой функции. Тем самым, возникает стратегическая угроза и макроэкономической стабильности, и банковскому бизнесу. И действительно, в развитых странах альтернативное кредитование широко развивается, а банковский сектор находится под давлением.

Хеджирование считают избавлением от риска путем отказа от части прибыли. Однако это не совсем верно. На самом деле, хеджирование — это обмен одних рисков на другие. При переходе на кредитование по плавающим ставкам растут юридические риски. История судебного разбирательства компании «Платинум недвижимость» и Банка Москвы может повториться и здесь.

Некоторые наблюдатели считают, что значительная закредитованность по плавающим ставкам заемщиков в США — сдерживающий фактор в назревшем повышении уровня процентных ставок. Рост ставок приводит к росту стоимости обслуживания кредитов и повышению уровня кредитного риска. Тем самым, отсутствие процентного риска оборачивается огромным и неуправляемым кредитным риском.

 

 

«Хеджирование» путем перевода кредитования на плавающие ставки приводит на самом деле к убыткам при снижении процентных ставок. Ведь доходы от кредитного портфеля, привязанного к плавающим ставкам, снижаются моментально, а расходы на привлекаемое фондирование — постепенно, по мере замещения старых депозитов новыми. Поэтому вводить в линейку продуктов кредитование по плавающим ставкам нужно осторожно, устанавливая лимиты и анализируя всю структуру активов и пассивов банка. Методики этого анализа непростые и должны быть тщательно разработаны.

Вообще, в основе хеджирования лежит понимание риска как случайного изменения рыночных факторов. А верно ли это для процентных ставок? Банк России открыто формулирует правила установления своей ключевой ставки, и, похоже, она будет постепенно снижаться. Нужно ли в этих условиях облегчать клиентам снижение процентных ставок по их кредитам, отдавая им часть прибыли?

Проблемы возникают при взрывном изменении ставок, как это было в декабре 2014 года

Проблемы с клиентскими отношениями при кредитовании по плавающим ставкам уходят только на первый взгляд. Изменение процентных ставок в пределах 0,5–1% годовых не столь существенно, чтобы нарушать сложившиеся клиентские отношения или требовать пересмотра ранее заключенных кредитных договоров. Проблемы возникают при взрывном изменении ставок, как это было в декабре 2014 года. Но именно это и не покрывает кредитование по плавающим ставкам. Ключевая ставка Банка России выросла тогда на 6,5% годовых, до 17% годовых. Стоимость привлечения средств клиентов выросла примерно на 20% годовых. И этот риск индексом процентных ставок не покрывается.

Отсутствие общепринятых индексов процентных ставок — отдельная проблема. Но индексы процентных ставок — совсем другая история.

В общем, расширение кредитования по плавающим ставкам несет в себе не только выгоды для банка, но и издержки. Оно требует глубокого понимания и стратегических драйверов бизнеса, и сочетания структуры активов и пассивов в банке, и взвешенного отношения ко всем рискам. Внедрение этого продукта — сложный и комплексный внутрибанковский проект, спешка в котором неуместна, а участие разносторонней и квалифицированной команды просто необходимо.