Процикличность в экономической политике России, на фоне которой происходит нервозность в отношении курса рубля к иностранным валютам, связана с тем, что в России сейчас очень жестко проходит исполнение бюджета. Так, снижение расходов бюджета мы видим уже не первый год. Об этом сообщила руководитель Центра макроэкономического анализа Альфа-банка Наталья Орлова, выступая на конференции «Внешнеэкономическая деятельность: решения для роста» 20 октября 2016 года. Это очень сильно отличает нынешний кризис от кризиса 2008 — 2009 годов, так как в начале 2009 года расходы бюджета достаточно активно росли по отношению к росту инфляции. Сегодня же динамика инфляции выше, чем динамика расходной части бюджета. Это огромная неожиданность, которую никто еще не мог предвидеть даже в начале 2016 года.

В этом году страна вошла в так называемый электоральный цикл, связанный с выборами в Госдуму. А потом Россия подойдет к периоду предвыборной кампании кандидатов в президенты. В этих условиях справедливо было ожидать роста расходов бюджета, отметила Наталья Орлова. Но уже ясно, что вторая индексация пенсий, например, не будет проходить – она заменена разовой выплатой, которая пройдет в январе 2017 года. «Поэтому есть ощущение, что вся бюджетная политика «заточена» под контроль за инфляцией. Правительство не сильно беспокоится о проблемах стимулирования экономики, больше всего его заботит вопрос сокращения расходования резервных фондов», — считает главный экономист Альфа-Банка.

Ситуация с инфляцией развивается в рамках прогноза. А вот экономический рост у нас наблюдается куда хуже прогноза

Помимо жесткой бюджетной политики мы живем и в эпоху жесткой монетарной политики. В начале 2016 года были ожидания, что ЦБ будет снижать учетную ставку. «Я придерживалась мнения, что снижать ставку опасно, и теперь мы видим, что ЦБ в этом году проводит консервативную политику»,— заявила Наталья Орлова. При этом она напомнила, что рынок ожидал снижения ставки до 7-8 п.п. И заявление ЦБ о том, что в этом году ставка снижена уже не будет, и, возможно, она сохранится на этом же уровне до второго — третьего квартала 2017 года, стало негативным сюрпризом для рынка. Вроде бы, что тут такого — ставка в 10 п.п. существенно превышает инфляцию в 6-6,4 п.п.? Но большая проблема в том, что ситуация с инфляцией развивается в рамках прогноза. А вот экономический рост у нас наблюдается куда хуже прогноза. Получается, что спрос и экономика не восстанавливаются, а инфляционное давление генерируется такое, как в цикле роста. При этом, все же, несмотря на сжимание бюджета, надо помнить, что предвыборные настроения могут в ближайшие годы возобладать — и начнется рост расходов бюджета. Поэтому такой сценарий развития в своей политике Банк России должен учитывать.

Наталья Орлов пояснила, что ЦБ находится под очень сильным давлением на тему движения ставки в любую сторону. Она напомнила, что в декабре 2014 года, когда ЦБ поднял ставку до 17%, действия регулятора не критиковал только ленивый. Поэтому сейчас ЦБ будет снижать ставку лишь в том случае, если будет четко уверен, что не придется ее поднимать снова, считает Наталья Орлова.

Курс не упадет ниже, чем 60 рублей за $1, потому что правительству не выгоден крепкий рубль

Помимо всего сказанного, у ЦБ есть и внешний ограничитель — это вероятность повышения ставки ФРС. И сейчас все уверены, что такое повышение будет — или в декабре этого года, или в начале 2017 года. Этот фактор, в том числе, еще одна потенциальная опасность давления на валютный курс, что тут же отзовется нам ростом инфляции. Поэтому прогнозировать курс рубля в долгосрочной перспективе сложно. Но при цене на нефть в районе  $ 50 за 1 баррель, фундаментальное значение курса — 65-70 рублей за $1. Это реальный прогноз курса на конец 2016 года. При этом видно, что пока цена на нефть ведет себя лучше ожиданий, заметила Орлова.

В фундаментальном смысле Орлова оценивает вероятность укрепления рубля как не очень высокую. «Для ЦБ крайне важно нивелировать укрепление рубля, чтобы сократить инфляционные ожидания», — заявила Наталья Орлова. Курс не упадет ниже, чем 60 рублей за $1, потому что правительству не выгоден крепкий рубль. Но если посмотреть на динамику счета текущих операций, то видно, что после девальвации рубля, которую мы прошли в 2014 году, профицит по счету текущих операций — всего $ 2 млрд.

Новые обсуждаемые санкции против России, могут быть негативным фактором для рубля, но вряд ли кардинально повлияют на его курс

Несмотря на то, что цены на нефть в этом году — лучше ожиданий, и из страны не наблюдается активного оттока капитала (сумма оттока составляет всего $ 10 млрд.), Россия не смогла в области экспорта воспользоваться слабым курсом рубля. «Это тоже большая угроза для курса рубля», — считает Орлова. По ее словам, это явный сигнал к ослаблению курса, нежели к его укреплению.

Если сравнивать рубль с валютами развивающихся стран и нефтяных стран, то он стал более «нормальным», то есть в 2015 году снизилась амплитуда его колебаний, заявила Наталья Орлова. Поэтому рубль, по ее мнению, дальше будет двигаться без шоковых сценариев. И даже новые обсуждаемые санкции против России, могут быть негативным фактором для рубля, но вряд ли кардинально повлияют на его курс.

На восстановление экономики негативно влияет и ситуация в кредитовании. По словам Орловой, ни для кого не секрет, что с 2004 года рост кредитования и поддержка с помощью заемных денег спроса на товары и услуги были важным фактором роста экономики страны. И ситуации 2009 и 2016 годов в этой области принципиально различаются. В 2008-2009 годах рынок сильно просел — это было связано с большой долей валютных кредитов, и тогда люди или быстро старались погасить свои долги — или попадали в дефолт. А вот сейчас рынок розничных кредитов «дрейфует в боковом тренде».

«Люди сегодня хотят подтянуться к тому уровню жизни, который им недоступен из-за уровня их доходов»

По словам Орловой, сейчас в регионах страны очень хорошо видна тенденция, при которой люди с помощью кредитов стараются не улучшить свой уровень жизни, а его приподнять. В момент потери работы такие люди берут кредиты для того, чтобы свой уровень жизни поддержать. «Люди сегодня хотят подтянуться к тому уровню жизни, который им недоступен из-за уровня их доходов»,— считает Наталья Орлова. Она отметила, что весь боковой тренд развития кредитования сейчас обеспечен ипотечными кредитам. Возможно, это хорошо для отрасли строительства жилой недвижимости, но это печально для всех остальных отраслей, резюмировала главный экономист Альфа-Банка.

По концу года прогноз курса рубля лот Натальи Орловой — 67 рублей за $1. И на 2017 год — 75 рублей за $1. «Я не то, чтобы жестко настаиваю именно на этой цифре, но это индикатор того, что риски девальвации рубля для нас более явные, чем риски его укрепления. Быть может, это уровень 70-75 рублей за доллар», — отметила Орлова. Она также считает прогноз ЦБ о снижении инфляции в 2017 года до 4% не очень реалистичным.