Система идентификации клиентов, которую представляет Росфинмониторинг, построена в первую очередь на профилактике — на принципе недопущения в финансовые организации России людей, нацеленных на совершение противоправных действий, на проведение незаконных финансовых операций. Об этом заявил, выступая на форуме Finopolis 2016 14 октября 2016 года статс-секретарь Росфинмониторинга России Павел Ливадный. А уже если эти люди в финансовую систему проникли, то банк должен их опознать, а также иметь возможность принять к ним меры воздействия.

У банка есть право отказать в заключении договора с тем клиентом, в отношении которого есть основания считать, что он противоправные операции планирует совершать

Работа банков с клиентами, которые подозреваются в проведении сомнительных операций, в целом за последние годы улучшилась, благодаря жесткой политике регулятора, направленной на пресечение подобных операций. Несомненную роль в борьбе с выводом денег сыграла и оперативная работа правоохранительных органов

Что качается первого уровня построения системы, то, согласно федеральному закону №115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», банк сначала имеет право отказать клиенту в проведении операции, напомнил Павел Ливадный. А потом банк вправе расторгнуть и сам договор с таким клиентом на его обслуживание в банке. И, наконец, у банка есть право отказать в заключении договора с тем клиентом, в отношении которого есть основания считать, что он противоправные операции планирует совершать.

Этот контур защиты введен с начала 2014 года, и при его помощи банки уже пресекли сотни тысяч незаконных операций, что дает основания полагать, что финансовые организации довольно хорошо защищают себя от клиентов, проводящих сомнительные операции.

Удаленная идентификация, как правило, нужна для проведения разовых операций, не связанных с открытием в банке счетов

Такой механизм полностью соответствует рекомендация FATF. Поэтому можно сказать, что предложение, прозвучавшее от Банка России, идентифицировать клиентов через ЕСИА, заслуживает поддержки. По словам Ливадного, Росфинмониторинг никогда не был противником возможности удаленной идентификации клиентов банков. К тому же эта удаленная идентификация, как правило, нужна для проведения разовых операций, не связанных с открытием в банке счетов. То есть это чаще востребовано для проведения различных платежей.

К тому же служба Росфинмониторинга в этом году выступила с инициативой дать возможность открывать счета в удаленном режиме руководителям тех компаний, которые уже идентифицированы банками как клиенты — физические лица, напомнил Павел Ливадный. Важно, чтобы при удаленном открытии счета руководитель организации не был фигурантом трех списков: это список лиц, причастных к терроризму, «список отказников» и список лиц, в отношении которых в базу юридических лиц внесена запись о недобросовестности предоставления сведений.

Росфинмониторинг разрешил открывать счета клиентов удаленным способом Для этого владельцу юридического лица надо отсутствовать в трех черных списках и уже быть идентифицированным тем же банком, где открывается счет компании, как частное лицо.

 

В процессе становления системы мы должны предусмотреть возможность ограничения прав клиента, открывшего счет удаленным способом, в распоряжении этим счетом

При этом Ливадный подчеркнул, что все мы должны понимать: предлагаемая схема — человек один раз идентифицируется одним банком через паспорт, данные его заводятся в ЕСИА, и этот человек получает возможность пользоваться услугами всех других банков — это эксперимент. И сейчас риски, которые возникают в связи с началом проведения данного эксперимента, никто предугадать не может. «Поэтому в процессе становления системы мы должны предусмотреть возможность ограничения прав клиента, открывшего счет удаленным способом, в распоряжении этим счетом»,— заявил Ливадный. Речь может идти о том, что клиенту, открывшему счет удаленно, можно будет проводить лишь определенный перечень операций. Может быть, это будет ограничение лимитов по остаткам на счетах такого клиента, например, в течение месяца.

К операциям по счетам такого клиента должен применяться более тщательный контроль не только со стороны банка, но и со стороны Росфинмониторинга — если клиент открыл счет удаленным путем как физическое, так и как юридическое лицо. Вероятно, информация обо всем объеме его операций должна будет передаваться банком в Росфинмониторинг.

«Наша стилистика — такой клиент должен быть поставлен под усиленный контроль»,— заявил Павел Ливадный. Ему могут быть установлены определенные пороговые значения по суммам операций. Также у клиента, открывшего счет удаленным путем, могут быть затребованы дополнительные документы, объясняющие происхождение у него денежных средств.

«Мы создаем среду, в которой банк, не имевший возможности лично познакомиться со своим клиентом, имел бы в своем распоряжении механизмы для надлежащей проверки клиента»,— заявил Павел Ливадный.

Риск все равно остается на банке — принимает ли он решение об открытии счета клиенту удаленным путем или же использует стандартную процедуру прихода в банк человека лично

Необходимо подумать о безопасности данных, содержащихся в ЕСИА, так как злоумышленники однозначно предпримут попытки похищения персональных данных из этой базы для того, чтобы от имени клиентов, зарегистрированных в системе, открыть счета для своих нужд. Сейчас не 100% населения охвачено ЕСИА, но со временем база данных о наших гражданах в системе будет расти. А значит, и будут расти риски несанционированного использования информации, подчеркнул Ливадный. «Я думаю, что глобально решение проблемы лежит в плоскости перевода всех данных каждого человека на единый электронный документ, который будет содержать все необходимые сведения о гражданине России и заменит ему паспорт. Но это более отдаленная перспектива, чем та, которую мы здесь и сейчас обсуждаем»,— добавил он. При этом специалист считает, что наличие единого идентификатора в электронном виде сняло бы много проблем не только с банков и Росфинмониторинга, но и с других ветвей власти и бизнеса  предоставления услуг в целом.

Завершая выступление, Ливадный еще раз напомнил, что риск все равно остается на банке — принимает ли он решение об открытии счета клиенту удаленным путем или же использует стандартную процедуру прихода в банк человека лично. Он подчеркнул, что банки, как и прежде, должны вести и пополнять списки клиентов, которым отказано в проведении операций, так и вести базу клиентов, чьи операции вызывают у банков сомнение. «Никто также не отменял проверку данных клиентов в списке лиц, причастных к терроризму и антигосударственной деятельности»,— сообщил представитель Росфинмониторинга.