— Какие привилегии вы получаете, вступая в R3?

— Прежде всего мы получаем понимание того, что происходит в мире в части развития блокчейна в банковской среде, мы получаем также возможность работы на тех протоколах, которые создаются консорциумом R3.

Блокчейн и все, что с ним связано, это одна из самых прорывных технологий финтеха последнего времени

И вообще, для Российского финтеха очень важно быть в международной среде. С одной стороны, вполне нормально стремление России хранить идентичность и безопасность своего периметра, но с другой стороны, мы не можем позволить себе быть вне процессов и разработок, происходящих в мире. Блокчейн и все, что с ним связано, это одна из самых прорывных технологий финтеха последнего времени, и нам обязательно надо быть в курсе всего, что связано с инновациями в этой технологии.

— С какими банками у вас есть договоренности о сотрудничестве?

— Консорциум R3 не так устроен. Вступая в консорциум, вы имеете договоренности со всеми банками консорциума. Это такая среда, в которой банки, входящие в консорциум, могут тестировать те прототипы, которые в этой среде разработаны, а также тестировать свои идеи и прототипы. В число этих банков входят BBVA, ING bank, Morgan Stanley, JP Morgan, Societe Generale, в общем, крупнейшие финансовые компании мира.

— Вы сами планируете выпустить свой продукт, использующий блокчейн, чтобы предлагать его сторонним заказчикам?

— Мы больше обеспокоены включенностью России в блокчейн-разработки, а также возможностью делать стыковки между международными и Российскими проектами. В России, я считаю, с большой вероятностью будет свой блокчейн, какой-то локальный. И для нас очень важно, чтобы российские технологии были совместимы с внешними системами. Это одна из задач, которую мы решаем, вступая в консорциум R3.

— Как вы будете развивать блокчейн в России. Раньше вы говорили, что будете развивать блокчейн для внутренних трансакций, возможно, для выпуска битрубля. А какие планы на текущий момент?

— На текущий момент мы не видим возможности выпуска собственной криптовалюты, при этом мы понимаем, что в России будет какой-то общий локальный блокчейн и, возможно, не один. Это не будет проприетарным решением Qiwi и будет одинаково принадлежать всему банковскому сообществу.

— Когда появится этот проект?

— ЦБ РФ недавно объявил о создании мастерчейна. Тестовые трансакции уже проходили между крупными банками, и наша компания являлась одним из главных разработчиков этого продукта.

— Какая доля от инвестиций Qiwi будет направлена в направление блокчейн?

— Сложно сказать. Сейчас у нас работают больше десятка людей, которые занимаются только блокчейном.

— Это венчурная инвестиция для вас?

— Нет, это внутренние, серьезные разработки. Частично мы делаем это в целях переноса части внутренних процессов на блокчейн, но также мы с удовольствием поделимся этими разработками с банковским сообществом, чтобы ими могли пользоваться и другие банки.

— Тема блокчейна вас заинтересовала в рамках общей диверсификации бизнеса Qiwi?

— Я считаю, что в этой теме будущее, большой потенциал. И технология блокчейн решает очень много проблем, которые не были решены. Я верю, что за ней будущее. Вступление в консорциум — это мостик, который позволит нам не отстать от мировых инноваций.

— Сбербанк так и не вступил в R3?

— Мы ведем переговоры о вступлении других российских банков. Я уверен, что через какое-то время это удастся решить. Насколько мне известно, от нескольких российских банков были заявки. Если в скором времени представители R3 будут в России, мы снова сможем поднять этот вопрос.