Удивительно, конечно: минус 400 банков, а рынок этого почти не замечает. Невольно возникает вопрос: чем же занималось большинство канувших в Лету финансовых организаций? Определенно, не трансформацией в IT-компанию.

Банки должны развивать дистанционные каналы обслуживания вне зависимости от их размера и положения на рынке

«Уменьшение количества банков не влияет на IT-решения, так как IT-решения определяются запросами клиентов к сервисам, предоставляемым банками,— считает Игорь Коротаев, директор департамента по работе с финансовыми организациями Huawei Enterprise Business Group в России.— Например, клиенты хотят получать финансовые услуги там, где им это удобно в данный момент и, следовательно, банки обязаны развивать дистанционные каналы обслуживания вне зависимости от их размера и положения на рынке. Иначе их клиенты уйдут в другие, более технологические банки».

Но и безудержное технологическое развитие тоже невозможно, если экономическая обстановка этому, мягко говоря, не способствует. «И у нас, и у других поставщиков есть несостоявшиеся контракты — уже было согласовано решение о переходе на новую АБС, но у банка ухудшалось финансовое положение и переход переносится на неопределенный срок. Были случаи и серьезней, когда у банка, практически подписавшего договор, отзывали лицензии,— рассказывает Олег Кузьмин, заместитель генерального директора компании „Инверсия“.— Но такие потери частично компенсируются продажами отдельных модулей и решений как в банки, использующие нашу АБС, как мастер-систему, так и в банки, работающие на других АБС».

«Мы сталкивались с чередой случаев, когда относительно большой банк из процесса организации крупной закупки вдруг переходил к фиксации проблем и отзыву лицензии,— сетует Виталий Занин, директор по работе с клиентами и маркетингу компании „Програмбанк“.— Рынок стал более мотивированным необходимостью. Закупают, как правило, то, без чего никак нельзя обойтись: реализацию новых требований Банка России и иных регуляторов, программы для снижения потерь и издержек. При этом банки все больше думают о том, чтобы приобрести это необходимое дешевле».

Электронное взаимодействие со СМЭВ привело к появлению нового класса решений — коннекторов, позволяющих автоматизировать взаимодействие банков с госорганами

С другой стороны, понятие необходимого изменяется буквально каждый день. Рост количества вирусов, угроз и атак на банки заставляют службы безопасности предпринимать новые шаги для минимизации рисков удаленного обслуживания клиентов. В результате становятся востребованными новые решения — системы фрод-анализа, системы обнаружения угроз по косвенным признакам, функциональность двухфакторной аутентификации и подтверждения совершаемых действий удаленных пользователей. «Электронное взаимодействие со СМЭВ привело к появлению нового класса решений — коннекторов, позволяющих автоматизировать взаимодействие банков с госорганами,— добавляет Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank, R-Style Softlab.— Уже можно насчитать около 13 систем или ведомств, с которыми банковские системы должны быть интегрированы. К примеру, ГИС ЖКХ, ГИС ГМП, ФНС, ЦИК, ПФР и так далее».

Рынок изменился от экономических условий, а не от количества банков

«Есть серьезная тенденция к расширению функциональности взаимодействий с госорганами,— соглашается Андрей Федорец, генеральный директор компании iDSystems.— Сокращение количества банков делает эту тенденцию заметнее. Если пару лет назад мы предлагали на рынке около 10 функциональных модулей для такого взаимодействия, то на сегодня это около 30».

«Реально рынок изменился от экономических условий, а не от количества банков,— уверен Александр Погудин, член совета директоров компании ЦФТ.— Изменения коснулись и бюджетов, и собственно назначения этих бюджетов. На мой взгляд, даже если бы не произошло отзыва лицензий у банков, то изменения рынка IT-решений были бы такими же. Конечно, безумно жаль несколько банков, наших клиентов, жаль незавершенных удивительных технологических проектов, которым, к сожалению, не суждено было успешно закончиться из-за отзыва лицензий».

Сокращение числа банков — это не только отзывы лицензий, но и многочисленные слияния и поглощения. «Значительная часть средних банков была куплена крупными игроками банковского рынка,— напоминает Дмитрий Кауфман, менеджер Cisco по работе с заказчиками.— Сейчас идут процессы слияния и объединения инфраструктур. Эти процессы непростые, и нередко за ними следует обновление инфраструктуры банков. Глобальные тренды на рынке банковских услуг все же сильнее».

Должен остаться только один? Осенью 2013 года Эльвира Набиуллина, к этому моменту уже пару месяцев занимавшая пост председателя Банка России, приступила к зачистке банковской системы от неблагонадежных игроков. За следующие три года лицензий на осуществление банковских операций лишились столько же кредитных организаций, сколько за предыдущие семь. Недавние перестановки в ЦБ, касающиеся надзора, говорят о том, что работа в этом направлении будет усилена.

Многое будет хорошо

Несмотря на ситуацию в экономике, которую уже привычно сравнивают с турбулентностью, большинство вендоров настроено оптимистично.

«Существует тенденция перемещения розничных заказчиков из мелких и средних банков в более крупные, как более надежные. С точки зрения клиентов банка работает принцип Too big to fail,— считает Игорь Коротаев.— Банки вынуждены наращивать IT-инфраструктуру для новых розничных клиентов. Заметной тенденцией является глобальный тренд на конкуренцию с телеком–операторами и компаниями, работающими в области интернет-коммерции. Для привлечения новых клиентов банки должны развивать не только классические банковские продукты, но и кросс-продукты — страхование, торговлю и т. д.».

Инновационные продукты востребованы. Но хорошие продукты

«Можно уверенно говорить, что рынок количественно сократился, причем существенно. За 10 лет (с 1 января 2006 года по 1 января 2016 года) Центральный банк РФ отозвал лицензии у 463 кредитных организаций. Но наибольшей интенсивностью отличался 2015 год, в течение которого было отозвано 93 лицензии,— напоминает Максим Болышев.— Такое радикальное изменение количества игроков банковского сектора, на мой взгляд, не может быть компенсировано ростом потребностей в IT-решениях у оставшихся участников рынка. Отдельные направления, такие как core banking, испытывают на себе наиболее высокое влияние. Хотя ряд факторов — рост популярности мобильных приложений ДБО, необходимость электронного взаимодействия со СМЭВ, появление НСПК, рост киберугроз — подстегивают активность IT-закупок в банках, что, несомненно, вселяет оптимизм».

«Банки стали более требовательными к IT-решениям, которые могут дать какое-то преимущество, чтобы клиент не ушел в госбанки. Поэтому инновационные продукты востребованы. Но хорошие продукты»,— добавляет Андрей Федорец.

«Что касается рынка в денежном выражении, то он скорее остался примерно на том же уровне. Выросла доля затрат на „железо“ и базовые услуги, а инвестиции, соответственно, упали,— считает Виталий Занин.— Сокращение числа банков, безусловно, сильный фактор, но компенсирующие тренды имеют шансы оправдать примененное мной наименование „компенсирующих“. Мы на это рассчитываем».

«Сокращение числа банков уменьшает финансовые потоки, а следование глобальным тенденциям развития заставляет направлять новые инвестиции в новые направления, чтобы не оказаться на обочине. За нашу четвертьвековую историю такая ситуация возникала неоднократно. Помнится, на прошлых кризисах нам даже удавалось заметно нарастить клиентскую базу. Выживут сильнейшие!» — завершает Олег Кузьмин.

Сколько заплатил российский бизнес за чистку банковской системы? Во сколько можно оценить потери компаний, которые держали свои счета в банках с отозванными лицензиями? И как это отразилось на состоянии российской экономики в целом?