— Ваша компания называется Mind. Что стоит за этим названием?

— Да очень просто все. Mind — коллективный интеллект, или коллективный разум,— это способность группы людей находить более эффективные решения задач, чем лучшее индивидуальное решение в этой группе. Наше решение объединяет усилия сотрудников организаций. Чем выше скорость информационного обмена и больше нужных участников вовлечено в процесс взаимодействия, тем выше проработка и качество принимаемых решений, а также уровень организации процессов.

Правда, говорят, что скоро все заменит искусственный интеллект. К примеру, Греф сказал, что через пять лет в Сбербанке 80% решений будет приниматься не людьми.

Я могу ошибаться. Однако я полагаю, что еще лет 30 ключевые решения будут приниматься людьми. И онлайн-взаимодействие между ними, независимо от географии присутствия, это ключевой вопрос.

— Что вы посоветуете банкам? Стоит ли им использовать видеоконференцсвязь?

— Если вы крупный банк или крупная организация федерального масштаба, например государственная структура, то, безусловно, стоит.

Наши клиенты это банки из топ-20

Видеоконференции незаменимы для проведения регулярных массовых собраний территориально распределенных подразделений для укрепления их рабочих коммуникаций. Также видеосвязь, с хорошим качеством звука и видео, идеально подходит для проведения комитетов, в которых требуется личное присутствие каждого члена. Клиенты неоднократно отмечали повышение качества принятия решений коллегиальными органами после перевода их из заочного режима в режим видеоконференцсвязи. Наши клиенты это банки из топ-20. Скорее всего, остальные используют либо Skype, либо телефонные конференции. Как правило, это уже устаревшие системы, которые не могут или не предназначены обслуживать большие региональные совещания.

Герман Греф объявил, что Сбербанк проработает возможность создания виртуального сотового оператора. Как, по-вашему, кто победит в соперничестве между банками и операторами?

— В мире победят соцсети, как ни странно. Банки и операторы — это инструменты коммуникаций и расчетов между людьми, а соцсети — это уже стиль жизни.

Операторы могут до сих пор дать более качественную связь, чем кто-либо

Люди попали в соцсети точно так же, как до этого запутались во Всемирной паутине: очень удобно иметь все в одном месте. Соцсети отберут у банков основную статью доходов — расчеты, и у операторов — коммуникации, оставив им одни вышки и оборудование, совместив таким образом в себе сервис виртуального оператора и расчетного банка. У банков не сравнимый ни с чем сервис расчетов. Операторы могут до сих пор дать более качественную связь, чем кто-либо. Сбербанк может совместить первое со вторым, построив MVNO. Но никто не знает, как преодолеть колоссальный разрыв в клиентской базе между банками и операторами, с одной стороны, и соцсетями — с другой, который составляет один-два порядка. В Citigroup 200 млн клиентов, а у Facebook уже почти 2 млрд пользователей, и разрыв продолжает увеличиваться. У Citi прибыль в четыре раза больше, а капитализация в три раза меньше. Мне представляется, что банк, основанный в 1812 году, следующий кризис уже не переживет. Колоссальные затраты. В банке работают свыше 200 тыс. сотрудников, а в штате соцсети — менее 20 тыс.

— Вы затронули интересный вопрос. В результате развития искусственного интеллекта множество людей, в том числе банковских сотрудников, останутся без работы…

Для освоения новых технологий нужно усердие и время

— Нельзя однозначно утверждать, что ИИ или автоматизация процессов создает людям конкуренцию, а не создает рабочие места. К тому же автоматизация приводит к сильному разбросу зарплат внутри отрасли: работникам с особыми умениями начинают платить гигантские зарплаты, а до того всем платили примерно одинаково.

Причина заключается в том, что для освоения новых технологий нужно усердие и время, а значит высококлассных специалистов мало, и они требуют большей оплаты своего труда. Да, это неравенство, но положительное — зарплаты низших категорий тоже растут. Наконец, эта ситуация приводит к росту количества высококвалифицированных сотрудников.

— А у вас есть работа? Как развивается ваш бизнес?

— В целом, по сравнению с прошлым годом, мы вырастаем в три раза. В следующем году, думаю, динамика сохранится. У нас здесь нет выбора — 90% инновационных компаний-разработчиков умирает в течение первых пяти лет существования, а выжившие растут кратными темпами. Конечно, из-за кризиса последние два года было непросто, но мы понимаем, что это лишь отражение общей ситуации на рынке.

— Почему стоит покупать ваш продукт? Чем ваше решение отличается от предложений конкурентов?

— Наше решение это своего рода best practice. Мы воссоздаем востребованный функционал других западных решений здесь, в России, силами наших программистов в разы дешевле. Затем обогащаем функционал требованиями и пожеланиями наших локальных заказчиков, а также запросами рынка и выводим в эксплуатацию релизами раз в квартал. Япония, а затем Корея и Китай шли тем же путем. России еще многому надо научиться, чтобы начать делать по-настоящему уникальные вещи.

Активные пользователи видеоконференцсвязи регулярно отслеживают динамику рынка и не стесняются менять устоявшиеся решения на новые

Я, пожалуй, воздержусь от избитых тезисов про экономию на командировках и обращусь к тезису о коллективном разуме и видеоконференцсвязи как способу простой и быстрой его организации. Для организаций, задумывающихся об использовании или уже использующих ВКС, я хотел бы отметить, что рынок динамично развивается. Активные пользователи видеоконференцсвязи регулярно отслеживают динамику рынка и не стесняются менять устоявшиеся решения на новые, более качественные, с богатым функционалом и более низкой стоимостью владения.

— Вы недавно анонсировали сделку с китайской компанией Yealink. В чем суть этой сделки?

— Один из мировых лидеров рынка IP-телефонии Yealink принял решение продавать нашу продукцию под своим брендом. Это означает, что наши китайские партнеры, по сути, присвоили нашему программному обеспечению китайский знак качества, так как наш софт используется в качестве готового центрального компонента программно-аппаратного решения.

Вся микроэлектроника производится в Азии, в том числе Apple и Cisco, именно производится, а не собирается, как иногда говорят

Такое сотрудничество — стандартная мировая практика выхода на рынок. Например, у Avaya старая линейка видеоконференцсвязи была аналогичным образом лицензирована с Lifesize.

Пять-шесть лет назад, когда мы только создавали прототипы настоящих продуктов, уже было понимание того, что рано или поздно наше программное обеспечение будет работать на созданной в Азии электронике. Вся микроэлектроника производится в Азии, в том числе Apple и Cisco, именно производится, а не собирается, как иногда говорят.

Я замечу, что было время, когда китайские товары считались вторым сортом. Но сейчас все изменилось, то, что производится в Азии, уже не вызывает нареканий: качество сильно подтянулось, а цена снизилась.

Помните торговую марку Intel Inside? Yealink теперь может наклеивать на свои девайсы стикеры Mind Inside.