Заместитель начальника Главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артем Сычев сообщил, что в 2015 году доля скимминга в общем процессе хищения денежных средств сократилась на 30–40% и, вероятнее всего, будет снижаться и дальше. Однако растет количество краж денег, осуществляющихся через замену сим-карты.

К концу года в ЦБ прогнозируют всплеск активности противоправной деятельности, связанной с вредоносным ПО

«Ущерб по суммам в этой ситуации не очень большой, но нас пугает скорость увеличения количества таких преступлений,— подчеркнул он.— И мы ведем работу с сотовыми операторами и Минкомсвязи для того, чтобы ввести оповещение банков и платежных систем о смене клиентом сим-карты и чтобы можно было поставить какой-то запрет в этой части».

Он также обратил внимание на «активность, которую проявляют сейчас вирусописатели, рассыльщики, распространители вредоносных программ». К концу года в ЦБ прогнозируют связанный с этим всплеск активности противоправной деятельности. Помимо этого, по словам Сычева, в арсенале злоумышленников появились устройства, позволяющие снимать информацию с чипов, которыми оснащены банковские карты. «Нас пока спасает только то, что они достаточно дорогие и сложноприменимые. Тем не менее это уже есть»,— подчеркнул Артем Сычев.

Хотя в ЦБ не видят активного всплеска хищений средств со счетов юрлиц, у МВД оценка несколько иная. Как заявил начальник управления «К» МВД России Максим Толкачев, зачастую информация о таких преступлениях просто не доходит до правоохранительных органов — о противоправных действиях они узнают, как правило, из «других источников». «Банки боятся за свою репутацию, юридические лица не знают, куда обращаться»,— констатировал он.

На момент задержания злоумышленники готовили масштабном хищение денежных средств практически из всех российских банков

Однако самым прибыльным и одновременно представляющим наибольшую угрозу направлением сейчас, по словам Максима Толкачева, являются атаки на процессинговые центры и мировые системы обмена межбанковскими сообщениями. В качестве примера он привел задержанную преступную группу, которой, используя уязвимости в реализации протокола, удалось скомпрометировать крупнейшие международные платежные системы. «На момент задержания злоумышленники готовили масштабном хищение денежных средств практически из всех российских банков»,— заявил он.

Максим Толкачев также подчеркнул, что временной промежуток между выявлением инцидента, повлекшего ущерб, и направлением информации в правоохранительные органы необходимо сокращать.

Проблема с фальшивыми склеенными банкнотами появилась в 2013–2014 годах

Неутешительной остается ситуация и с поддельными банкнотами, которыми злоумышленники снабжают банкоматы. «Каждый год на форуме слушаешь разработчиков, изготовителей — у них все превосходно, лучше некуда! А откуда тогда появляются листочки бумаги с изображениями, которые сбываются через банкоматы?» — задал вопрос участникам главный эксперт отдела почерковедческих экспертиз и технико-криминалистического исследования документов МВД России Игорь Милорадов. И продолжил: «Значит, все не так хорошо, как выглядит на презентациях». Он напомнил, что проблема с фальшивыми склеенными банкнотами, которые умеют «обманывать» банкоматы, появилась в 2013–2014 годах. Проблема остается и сейча: в частности, Сбербанк в этом году не принимал в своих устройствах купюры достоинством 5 тыс. руб.

Игорь Милорадов обратил внимание на расширение географии действий фальшивомонетчиков. Если раньше они активно действовали в крупных городах — Москве и Санкт-Петербурге, то теперь пошли по регионам. Информация о подделках, поступающих вбанкоматы, стала приходить из Воронежа, Ингушетии, Пермского, Краснодарского края, Хакасии, Вологодской, Омской, Ростовской областей, Самары, Кургана и многих других. «Из одного и того же региона три года подряд к нам приходят „банкноты” — листочки бумаги с вклеенными машиночитаемыми признаками, из устройств одних и тех же фирм»,— отметил он.

Хотелось бы, чтобы вы делали устройства, которые не пропускают такие купюры

При этом, по словам Игоря Милорадова, фальшивомонетчики не испытывают особых проблем с изготовлением поддельных банкнот. «Все очень просто: листочек бумаги плюс три-четыре информационных источника — и купюра в 70% случаев проходит в устройство,— объяснил он. — Это было в 2013 и 2014 годах, но такие купюры появляются снова и снова. И снова проходят. То есть их делают под конкретные банкоматные устройства. И хотелось бы, чтобы вы делали устройства, которые не пропускают такие купюры».

В целом, как отметил Игорь Милорадов, за несколько лет мошенники «обнаглели». Из одного банкомата, например, была извлечена бумажка, исписанная нецензурной бранью. А некоторые даже не утруждают себя поисками купюр более низкого номинала или даже бумаги, используя то, что первое оказалось под рукой,— газеты или журналы. «Это новый вид», — пояснил Милорадов.