У любой технологической компании время от времени происходят конфликты — и не столько с гигантами-конкурентами вроде IBM, SAP или Accenture, а все больше с техническим директором клиента. Причина этих конфликтов заключается в том, что любая система автоматизации рано или поздно приведет к тому, что несколько десятков или даже сотен человек в компании… станут ненужными.

Если все будет делаться в облаке и на аутсорсинге, что станет с IT-департаментом?

Это может звучать странно, ведь идея автоматизации операции как раз и заключается в том, чтобы освободить человека от выполнения этой операции, однако еще Айзек Азимов говорил, что бюрократия разрастается, чтобы поспеть за потребностями разрастающейся бюрократии. Тем, кто стоит во главе внутрикорпоративных «империй» и обслуживающих их структур, зачастую автоматизация совсем не нужна. Если открыть API и исходные коды банковских платформ, привлекая сторонних разработчиков, то что будут делать тысячи тех разработчиков и технологов, которые до сих пор обслуживали антикварные системы, разработанные еще в палеолите? Если все транзакции будут выведены в распределенный реестр и не потребуют регулярных ручных сверок, что станет с бухгалтерскими компаниями, обслуживающими сверочные процедуры? Если все будет делаться в облаке и на аутсорсинге, что станет с IT-департаментом?

Многие из этих вопросов могут оказаться фантастичными, но именно так работает мысль у некоторых банковских CIO, считает Скиннер. Основная цель подобных руководителей — удержание статус-кво, поддержание стабильности их внутрибанковской империи — и теплоты отношений с классическими вендорами. Так зачем же им внедрять инновации и рубить сук, на котором они сидят?

Именно поэтому, думает Скиннер, IT-руководству в банках уготована роль… электриков. Еще пятьдесят лет назад в банках был глава департамента электроснабжения, державшего в своих руках все подключения, проводку и обеспечивавший стабильность передачи электричества. Где сейчас эти парни, занимавшие руководящие позиции высшего уровня? Заменены сотнями и тысячами простых электриков, возможно даже не состоящих в штате, и произошло это за какие-то десять-пятнадцать лет. Технология «консумеризовалась».

Президент банка начнет задумываться, зачем он платит огромные деньги банде информационных археологов, поддерживающей системы родом из восьмидесятых

По мере движения технологии к open-source даже самый нетехнологичный президент банка рано или поздно поймет: облако Amazon вполне надежно; Gmail работает и при определенных настройках и уровне информационной культуры персонала достаточно безопасен; Dropbox можно использовать в повседневной работе, а Salesforce еще проще, чем электронные таблицы в Excel. Добавим сюда API к платформам наподобие Stripe, приложения для интернета вещей и автоматически поддерживающие консенсус распределенные реестры — и тот самый президент банка начнет задумываться, зачем он платит огромные деньги банде информационных археологов, поддерживающей системы родом из восьмидесятых и мешающей его банку набирать необходимую гибкость, утверждает Скиннер.

Крис отмечает, что большое количество инноваций в банках исходит не от IT-департамента, а от бизнес-подразделений. Это показывает не только востребованность перемен, но и то, что информационные департаменты за переменами просто не поспевают. Руководство банков начинает бояться технологической избыточности и старается переработать архитектуру своих систем, чтобы встроить в них финтех, и единственные, кто в результате проиграет — это тысячи внутренних разработчиков, технологов и архитекторов банков.

Если вы работаете в банке на одной из должностей, которые может затронуть переход к open-source и открытым API, вам стоит учиться обслуживанию, разработке и созданию систем искусственного интеллекта

Вполне вероятно, что их собратьями по несчастью будут трейдеры. Еще несколько лет назад они считали себя Повелителями Вселенной, но уже сейчас их заменяют системы машинного обучения и искусственного интеллекта. Скиннер уверен, что пройдет несколько лет, и управляющие фондами менеджеры займут место рядом с электриками и сантехниками, недоумевая, что же произошло с их высокооплачиваемой работой.

Все это — вполне закономерные результаты движения от проприетарных технологий к открытым; от внутренних решений, которых не понимает почти никто, кроме технологов, — к внешним решениям, платформам и маркетплейсам, понятным для всех, включая потребителя.

Последний совет от Скиннера в этой связи: если вы работаете в банке на одной из должностей, которые может затронуть переход к open-source и открытым API, вам стоит учиться обслуживанию, разработке и созданию систем искусственного интеллекта. Скорее всего, обслуживающие позиции останутся востребованными.