Число владельцев миллионных состояний растет настолько быстро, что это становится «довольно скучным», пишет газета.

Еще весной JP Morgan Chase предупредил, что увеличит минимальный вступительный взнос для участия в элитарной программе вдвое — с $5 млн до $10 млн

Только в течение прошлого года появились 300 тыс. новых миллионеров. Годовые темпы прироста составили 3% и уже опережают рост ВВП Соединенных Штатов. Миллионеров развелось так много, что программы Private Banking просто не в состоянии обслужить всех желающих. Инвестиционные банки ограничивают вход и увеличивают плату.

Еще весной нынешнего года JP Morgan Chase предупредил, что увеличит минимальный вступительный взнос для участия в элитарной программе ровно вдвое — с $5 млн до $10 млн. С января, когда нововведение вступят в силу, 10% состоятельных клиентов банка будут поставлены перед жестким выбором. Либо они увеличат свои активы в банке до требуемой суммы, либо будут переведены из Private Banking в менее привилегированную программу Private Client Direct. Но если в первом случае один персональный банкир приходится примерно на 20 клиентов, то во втором — уже на 100 человек. Понятно, что соответственно уменьшаются и время, которое расходуется на каждого инвестора, и качество услуг.

Чтобы ни у кого не возникало вопросов, почему британскую журналистку столь живо занимают дела в американском банке, нужна небольшая справка. JP Morgan Chase называют мировым лидером в управлении активами. В отличие от розничного бизнеса, который у него существует только в США, инвестиционные услуги оказываются по всему миру. Операции в Великобритании и других странах Европы, а также в Африке и на Ближнем Востоке он ведет через свою британскую дочку JP Morgan Bank International со штаб-квартирой в Лондоне. Банк не волнует национальная принадлежность клиента. Для него важны только суммы на банковских счетах.

С одной стороны, пишет автор публикации в The Guardian, шаги, предпринятые JP Morgan Chase, вызваны желанием побудить клиентов нарастить вложения до вновь установленной планки. Например, за счет перевода активов из других финансовых компаний. А с другой стороны, они становятся свидетельством, что частные банки перестали быть тем, чем они слыли раньше. Они не готовы «выгуливать вашу собаку» и «доставлять вам на дом золотые слитки с вашей монограммой». И они могут выбирать, с кем вести дела.

О неумолимости новых правил говорит примечательный факт. Привилегий лишатся не только недостаточно богатые миллионеры, но и адвокаты из больших юридических фирм, которые обслуживают наиболее ценных клиентов JP Morgan Chase. Они тоже окажутся отрезанными от своих нынешних льгот — возможности вкладывать накопления в хедж-фонды и другие продукты, которые предназначены только для элиты. За бортом могут оказаться даже адвокаты из таких всемирно известных фирм, как Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom, пишет The Guardian. 

Заставить работать сбережения тех клиентов, у которых на счетах гораздо меньшие суммы,— пустая трата времени и денег, с точки зрения инвестиционных банкиров

«Я не стану осуждать вас, если вы не будете очень сильно переживать за того юриста, который хоть и стоит миллионы, но не вправе больше рассчитывать на особое обращение. Просто когда банки концентрируют все усилия на самых богатых клиентах, это происходит за счет всех остальных»,— подчеркивает автор публикации.

Даже для того, чтобы претендовать на обслуживание по программе Private Client Direct, предназначенной для миллионеров из младшей лиги, необходимо вложить $500 тыс. в инвестиционные продукты JP Morgan Chase. И еще $250 тыс. нужно держать на депозите. Похожая картина и в других крупнейших банках. Заставить же работать сбережения тех клиентов, у которых на счетах гораздо меньшие суммы,— пустая трата времени и денег, с точки зрения инвестиционных банкиров, отмечает газета.

Как о новой опции для инвесторов, которым далеко до миллионных состояний, The Guardian упоминает о робоконсультировании. Но, как справедливо замечает автор, чтобы воспользоваться советами торговых платформ, основанных на математических алгоритмах, необходимо иметь хоть какое-то представление о финансах и рыночных инструментах.

«Если бы я была рядовым миллионером, которого изгоняют из „рая” private banking, я бы совсем ушла из этого банка»

Человек, не понимающий механизмов индексного фонда или взаимосвязи между рынками акций и облигаций, просто не решится доверить сбережения робоконсультанту и отойдет в сторонку, говорится в публикации.

Больше реальных возможностей для выбора советчиков у банковских клиентов, сумевших все-таки скопить приличные суммы. «Если бы я была рядовым миллионером, которого изгоняют из „рая” private banking, я бы совсем ушла из этого банка. Они не хотят меня? Я тоже не хочу их»,— продолжает автор публикации. По ее словам, на рынке достаточно независимых финансовых консультантов. Они, в отличие от банков, хотя бы не навязывают состоятельным подопечным свои инвестиционные продукты. К тому же они клянутся ставить финансовые интересы клиента выше собственной выгоды. «Пробуйте кого-нибудь из них!» — советует автор The Guardian миллионерам, не дотягивающим до private banking.

«А что же делать всем нам?» — спрашивает в заключение журналистка. И сама дает ответ: «Ну мы можем продолжать требовать, где только можно и когда только можно, улучшения финансового просвещения. И дальше настаивать на том, чтобы банки хотя бы попытались использовать исправно функционирующий нравственный барометр».