Облачные технологии сами по себе дают огромный эффект, потому что они экономят средства и снимают ограничения по объему обрабатываемых данных.

Благодаря открытым API появляется возможность не только у банков, но и у других организаций, иметь доступ к счету клиентов, в рамках заключенного соглашения. Это требует изменения законодательства, но рынок и чаяния потребителей подталкивают к принятию таких изменений. Думаю, что Дума и Совет Федерации нас в этом поддержат.

Необходимо создать базу биометрических данных, которая позволит клиенту не ходить каждый раз в банки для совершения серьезных операций, а идентифицироваться по информации из нее. Но пройдет время, пока биометрические данные можно будет использовать с полной уверенностью в безопасности этого процесса.

В прошлом году был взрывной интерес к распределенному реестру. В этом году ситуация и риторика изменились. Многие регуляторы и компании, погрузившись в тему, выяснили массу несовершенств и зон риска. Миф о блокчейне, что все готово и можно перейти, снизить издержки и отказаться от банков, оказался именно мифом. Проработка займет три-четыре года, это совершенно понятно.

Розничные клиенты ориентируются на мобильный банкинг больше, чем на любые другие каналы предоставления услуг.

Облачные технологии, большие данные, IoT и искусственный интеллект — это основа, которая позволит банку быть успешным уже начиная с этого года. Это вопрос бизнеса и IT-модели, которые объединяются в одно целое.

За два года произошел взрывной рост финтех-компаний, инвестиции увеличились с $12 млрд до $22 млрд. Это говорит о том, что мир изменился. Появились новые возможности борьбы за клиента. Новые виды бизнес-моделей. Банки готовы вкладывать в финтех, даже понимая, что не все технологии «выстрелят». То, что есть уже вариант симбиоза бизнеса и финтеха, это очевидно.

Фокус на мобильные технологии говорит о том, что время стало самым ценным ресурсом для клиентов всех уровней. Хотим мы или нет, но надо понимать, что именно это направление развивается семимильными шагами.

Всегда интересно оглянуться назад. За короткий промежуток времени, за 20 лет, мы ушли от вопроса «как открыть максимальное количество отделений?» до «как нам работать без отделений, и как максимально работать без участия людей, переложив рутину на искусственный интеллект?». На сотрудников будет возложена работа по развитию технологий, по пониманию того, как работать с информационной безопасностью. Операционисты и кассиры будут заменены автоматизированными системами, а интеллектуальная составляющая останется за человеком, и она будет, возможно, не в банках, а в финтех-компаниях, работающих рядом с банком. Эти изменения произойдут в течение трез-пяти лет.

Есть уже понимание, как банки относятся к финтеху. Еще четыре-пять лет назад все бы сказали, что никак не относятся и вообще не знают. Сегодня 65% банков воспринимают финтех как партнера. 45% за взаимодействие, 43% считают правильным инвестиции в финтех-компании.

Мы сейчас обсуждаем возможность создания консорциума по финтеху, который объединил бы регулятора, банки и финтех-компании. В рамках консорциума мы должны определиться, что именно следует регулировать. Также мне нравится идея создания инновационного хаба, в рамках которого можно проверить технологии и оценить их с точки зрения направлений регулирования. Наш принцип: давайте протестируем, оценим плюсы для рынка, а потом уже решим, нужны ли изменения. Если мы будем вводить новые законы, не понимая предмета, будет лишь вред. Об консорциуме и его работе будем рассказывать на Финополисе в Казани 13–14 октября.