В России должны появиться региональные банки. Происходит это в соответствии с проектом федерального закона «О внесении изменений в закон „О банках и банковской деятельности”», опубликованным на сайте Банка России. Предварительное обсуждение проекта банковским сообществом прошло сразу после выступления председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на XXV Петербургском Международном финансовом форуме.

Доклад Эльвиры Сахипзадовны был насыщен предложениями и новациями, все они получили свою долю внимания. Этим доклад вызвал ассоциацию со Стамбулом — городом контрастов. Председатель Банка России говорила о «черных лебедях» мировой экономики, о вызовах, влияющих на Россию, о возможностях монетарной политики и о необходимости структурных реформ для оздоровления российской экономики. По словам Эльвиры Набиуллиной: «Самая важная структурная реформа — улучшение делового климата, в первую очередь меры по стимулированию конкуренции, по дерегулированию экономики, снижению доли государственных и окологосударственных компаний, защите прав собственности и миноритарных акционеров».

Про необходимость структурных реформ кто только не говорил. Причем в их необходимости убеждают и бывшие члены правительства, и нынешние, и не члены правительства. Деловой климат от многочисленных дискуссий, похоже, не изменился, если до сих пор о реформах говорят.

Относительно благополучное состояние банковской системы в целом не означает, что процесс оздоровления банковского сектора завершен

Вот Банк России, в отличие от остальных ведомств, реформы проводил и проводит настойчиво и решительно. Удивительно, но предложения руководителя Банка России, касающиеся реформ в подконтрольном секторе, направлены в противоположную сторону от мер, рекомендуемых для оздоровления российской экономики в целом. Это первый «контраст» выступления Набиуллиной. Успешно реализуются ранее принятые меры, и уже предложены новые, контрастные меры, направленные на усиление регулирования банковского сектора. Они также направлены на увеличение доли государственных и окологосударственных банков, ухудшение конкурентной среды, нарушение прав собственности акционеров.

Эльвира Сахипзадовна объясняет это тем, что «относительно благополучное состояние банковской системы в целом не означает, что процесс оздоровления банковского сектора завершен». «Накопленные банками проблемы оказались масштабнее, чем мы ожидали»,— сказала она. Из всего комплекса проблем, перечисленных в докладе, немедленному управленческому воздействию регулятора, в виде упомянутого выше проекта закона, подверглись только банки с капиталом менее 1 млрд рублей.

По оценке экономиста и публициста Александра Ивантера, такие банки ворочают активами с долей 1,6% процента от активов всей банковской системы. Это чуть больше 1,2 трлн рублей. Вот уж где накопились «масштабные проблемы». При этом на санацию «нерегиональных» Банк России уже выдал чуть меньше 1,2 трлн рублей. В числе «нерегиональных» Банк Москвы, Мособлбанк, «Траст», Связь-банк, «Глобэкс», «Уралсиб». Не считая еще «дыры» в 210 млрд рублей у Внешпромбанка.

«Миноритарии» банковского сектора подверглись процедуре законодательного закрепления в отведенное место

Но проблема финансового оздоровления не нашла законодательной поддержки регулятора. Даже на уровне указаний или документов с литерой «Т», «рекомендованных к исполнению». «Миноритарии» же банковского сектора подверглись процедуре законодательного закрепления в отведенное место. С точки зрения перспектив банковского бизнеса — туда, куда не имевших 1 млрд, правды ради сказать долларов, отправлял известный «строитель». Усилит ли эта сегрегация банковского сектора всю систему, вопрос очень сомнительный. Оценить с высокой точностью, достигнут ли цели предлагаемые Центральным Банком меры, трудно. Если отталкиваться от перечисленных в докладе банковских проблем: кредитование бизнеса собственников, вывод активов в иностранные юрисдикции, фидуциарные, «схемные» сделки, то, скорее всего, лечить надо в группе чуть выше «региональных». А ведь борьба с такими операциями, своевременное их выявление, названа основной задачей, «которая ставится перед надзором». Мишень вот только выбрана мелковатая. При 1,6% активов трансграничных операций и того меньше.

Непропорциональное регулирование сделало привлекательной параллельную банковскую систему

Экспорт-импорт, приобретение бумаг иностранных эмитентов — не самое популярное направление усилий маленьких банков. В лучшем случае — переводы на родину трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья. Вот и все «фидуциарные» сделки. Да и специалистов по «фидуциарным сделкам» не в каждом банке отыщешь. С этой точки зрения попытки достичь снижения проблем в банковском секторе, «пропорционально регулируя» небольшие банки, выглядят не слишком рационально. «Пропорциональное регулирование» какое-то непропорциональное.

А ведь говорила же Эльвира Сахипзадовна и про непропорциональное регулирование: «Непропорциональное регулирование сделало привлекательной параллельную банковскую систему». Все правильно. Уже сейчас сделать «трансграничный» платеж в соцсетях проще, чем в банке. «Малышей» радует то, что пока не каждому «гастарбайтеру» по силам купить «Айфон» с выходом в «Одноклассники». Словом, ни о каком развитии конкуренции речи и нет. Плюсы получает или «параллельная банковская система», или банки из верхнего списка. Опять контраст.

Банк России предлагает пропорционально регулировать неограниченное количество ограниченного круга операций

Идея пропорционального регулирования не нова, ранее с подобным предложением к регулятору обращались банковские ассоциации. Но раньше они как-то не получали развития, а теперь, не удовлетворяясь указаниями, Банк России буквально прибежал к проекту закона, чем еще больше возбудил банковское сообщество. Казалось бы, «сами же просили». Но «банкиры-малыши» и их представители говорили о пропорциональном регулировании небольшого количества неограниченного круга операций. А Банк России предлагает пропорционально регулировать неограниченное количество ограниченного круга операций. Руководитель АРБ Гарегин Тосунян так же понимает опасность предложенного варианта непропорционального регулирования: «Есть большая опасность подмены понятия. Есть опасность, в силу нашей ментальности, в силу нашей управленческой культуры, что мы можем идею пропорционального регулирования подменить понятием „сегрегации”, сделать „гетто” для небольших банков и по операциям, и по географии, и по возможностям привлечения и размещения средств».

Речь идет не о смягчении регулирования региональных банков, а о его упрощении

Знает все же Гарегин Ашотович, о чем говорит. И про «менталитет», и про «управленческую культуру». Только зря он предлагает «очень серьезно обсудить проблему пропорционального регулирования». Недооценивает «управленческую культуру». Никто не собирается обсуждать план создания «гетто». И выступление руководителя Банка России: «Считаем целесообразным обсудить с банковским сообществом значительное упрощение регулирования для таких банков [региональных] без необходимости соблюдения технически сложных международных стандартов». То есть обсудить не «сегрегацию», а то, чем их там, в гетто, развлекать.

Технически сложные международные или свои какие-нибудь квесты придумать про учет имущества или отложенные вознаграждения. Не дает шанса расслабиться и разъяснение Эльвиры Набиуллиной: «Важно подчеркнуть, что речь идет не о смягчении регулирования региональных банков, а о его упрощении». То есть все для всех одинаково, только не так глубоко и жестко. Пример смягчения — изменение методики расчета достаточности капитала, нормативов ликвидности и классификации кредитов по письмам Банка России декабря 2014 года. Касались вот они только большей частью системообразующих банков.

Как говорят банкиры, «существует ненулевая вероятность», что этими новациями «расчистка» банковского сектора не окончится

В общем, новации в регулировании банковского сектора по сути действий направлены на сокращение надзорного внимания к небольшим банкам, с капиталом до 1 млрд рублей, за счет сокращения этих самых банков. Происходит это путем перевода в статус «региональных» с «поражением в правах» на значительную часть банковских операций, выталкиванием банков в нишу высокорискованного потребительского кредитования, в нишу МФО. Как говорят банкиры, «существует ненулевая вероятность», что этими новациями «расчистка» банковского сектора не окончится.

Выслать всех за 101-й километр, по местам базирования головного офиса

Обращает на себя внимание расчистка не только всего банковского сектора, а самого вкусного сегмента — московского рынка банковских услуг. «Черные лебеди» кружат над страной регулярно, и крупным банкам, «системообразующим» и «бюджетополучающим», стало заметно, что Москва в самом деле не резиновая. Проводить свой вариант «импортозамещения» сложно, столько вокруг мелочи, «ломающей рынок». Ладно бы еще свои, московские, а то ведь… понаехали. 90 филиалов немосковских кредитных организаций. Есть еще что расчищать. Выслать всех за 101-й километр, по местам базирования головного офиса.

Только вот никакого отношения эти решения, предлагаемые Банком России для улучшения делового климата в стране, не имеют ни к повышению конкуренции, ни к дерегулированию, ни к снижению доли государственных и окологосударственных компаний, ни к защите прав собственности. А так как, по словам Эльвиры Сахипзадовны, «с качеством делового климата связана проблема недостаточной развитости у нас в стране долевого финансирования, рынка капитала», то круг становится заколдованным.