В июне-июле этого года в Санкт-Петербурге под эгидой Банка России прошел ежегодный международный финансовый конгресс. Наверное, одним из самых важных событий форума стал приезд Дэвида Льюиса, генерального секретаря ФАТФ, организации, которая устанавливает глобальные стандарты борьбы с отмыванием денег, в частности — процедуры идентификации клиентов.

«Двоечники» рискуют попасть в серый, а то и черный список ФАТФ

В 2014 году ФАТФ начала очередной раунд взаимных оценок государств с использованием новой методологии. Эксперты будут посещать страны и изучать, эффективны ли практические меры борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Ставки довольно высоки: «двоечники» рискуют попасть в серый, а то и черный список ФАТФ, что означает повсеместное закрытие корреспондентских счетов, усложнение трансграничных операций и другие неприятности.

К тому, что сейчас говорят представители ФАТФ, прислушиваются особенно внимательно, пытаясь понять, как там относятся к новым технологиям, удаленной идентификации и финтеху. Судя по выступлению Дэвида Льюиса, относятся неплохо. Поскольку для нас эти вопросы не менее актуальны (оценщиков ФАТФ ждут в России в 2018 году), мы попросили Виктора Достова, председателя ассоциации «Электронные деньги», который принимал участие в подготовке приезда Дэвида Льюиса, прокомментировать слова генсека.

Виктор Достов: В принципе, еще лет десять назад ФАТФ считалась очень консервативной организацией. В основном внимание там обращали на крупные банки и новыми технологиями особенно не интересовались. Но несколько лет назад мы наблюдаем довольно серьезные перемены. И речь Льюиса в этом отношении довольно показательна. Раньше генсек ФАТФ, наверное, выступил бы с презентацией на пленарном заседании, где напомнил о том, что взаимная оценка будет строгой и без ужесточения регулирования не обойтись. Сейчас (и это довольно показательно) он принял участие в круглом столе, посвященном доступности финансовых услуг и новым технологиям, и озвучил более взвешенную оценку.

На мой взгляд, в речи Льюиса прозвучали три важные темы, на которые стоит обратить внимание.

Во-первых, генсек ФАТФ упомянул о снижении роли идентификации с использованием традиционных документов, удостоверяющих личность.

Новые технологии являются источником не только рисков, но и возможностей

Мы довольно давно об этом говорим, и приятно получить в этом вопросе поддержку ФАТФ. Данные паспортов не так уж много говорят нам о том, является ли клиент террористом, отмывает деньги или нет. Новые технологии анализа сотен разных факторов — от суммы операции до места ее совершения — позволяют более эффективно выявлять и пресекать незаконную деятельность. Причем, по нашему мнению, это актуально и для развивающихся, и для развитых стран.

Во-вторых, новые технологии являются источником не только рисков, но и возможностей. Дэвид привел несколько примеров использования соцсетей и скайпа террористами, и они демонстрируют, что преступники, к сожалению, неплохо адаптируются к новым условиям. На мой взгляд, это означает, что нам нужно адаптироваться еще быстрее, чтобы использовать те же технологии, но уже для предотвращения преступлений. Раньше ФАТФ, скорее, игнорировала этот рынок, сейчас пытается использовать его потенциал себе на пользу. Поэтому теперь говорить о том, что новые технологии это только источник рисков и ничего более, не совсем верно.

У регуляторов растет понимание того, что простое ужесточение регулятивных требований больше не работает

Наконец, в-третьих, это роль регтеха, то есть технологий, которые направлены на соблюдение регулятивных требований. Явление довольно новое, но, думаю, оно не менее важно, чем финтех. Мне кажется, что у регуляторов растет понимание того, что простое ужесточение регулятивных требований больше не работает. Финансовые организации просто сжимают свой бизнес, а клиенты выталкиваются в сторону неформальных или незаконных финуслуг. Нужно искать способы повысить эффективность соблюдения уже действующих норм, и здесь новые технологии приходятся кстати. Самый очевидный пример — новые методы идентификации клиента, которые позволяют снизить издержки потребителей и бизнеса и в то же время соблюсти рекомендации ФАТФ.

Важно отметить, что в последнее время ФАТФ становится одним из главных сторонников повышения доступности финансовых услуг. Это не случайно, потому что если у человека нет возможности воспользоваться официальной финуслугой, он пользуется либо неофициальной, либо наличными — и то, и другое повышает непрозрачность экономики и создает благоприятную среду для отмывальщиков и террористов. Инновации как раз помогают найти баланс между доступностью услуг и эффективностью законов.

Приятно видеть, как меняется ФАТФ — если смогла она, то точно смогут и регуляторы

Я думаю, будет интересно посмотреть, как новые технологии поменяют наш подход к борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма в принципе. ФАТФ уже не первый год намекает, что внедрение инноваций и на рынке, и в регулировании превращается из права в обязанность. Иначе адекватно пройти взаимную оценку будет непросто. Вообще, приятно видеть, как меняется ФАТФ — если смогла она, то точно смогут и регуляторы.