Когда был придуман блокчейн, стало возможным сделать финансовую систему, финансовый процессинг по-настоящему децентрализованным: когда участники, которые поддерживают единую процессинговую сеть, при этом друг от друга действительно не зависят. Все другие системы — псевдодецентрализованы, они децентрализованы только в каких-то своих частях.

Вопрос с точки зрения технологии состоит не в том, какие части этой технологии изобретены до этого, а в том, как она объединена в продукт. Глупо говорить, что iPhone, например, являлся каким-то изобретением, подобным изобретению парового котла. Конечно, нет — он объединил в себе уже существующие технологии.

Технологии, которые используются в блокчейне,— это давно известные технологии, но тот способ, которым они объединены, был достаточно революционным. По сути, материальный объект (валюту) получилось перенести в цифровое пространство.

Создатели биткойна смогли очень сильно повлиять на умы

Эксперимент с биткойном уникален по соотношению ресурсов, потраченных на его разработку, к эффекту, который он произвел. Он произвел эффект сотрясания основ, в том числе в очень консервативной финансовой системе. Этот эффект колоссален. Очень маленькая группа разработчиков, с точки зрения именно потраченного труда на разработку, смогла заставить включиться в анализ этого явления крупные банки, огромное количество аналитиков, финансовых регуляторов. Сейчас пишутся бесконечные отчеты на эту тему, делаются разработки, проводятся исследования, идет колоссальное финансирование. Создатели биткойна смогли очень сильно повлиять на умы с помощью относительно небольшого по объему количества действий.

Сейчас основной фокус разработки не только в России, но и за рубежом сместился в сторону от биткойна. Существует Ethereum, который потенциально может быть гораздо более технически совершенным инструментом. Существует огромное количество других разработок, трудно даже оценить, какое именно количество. Инвестиции оцениваются в сумму порядка десяти миллиардов долларов в год.

 

Ранее Qiwi заявляла о своих планах по созданию отечественной криптовалюты «битрубль», основанной на технологии биткойна. Однако на настоящий момент компания не смогла договориться с Банком России о выпуске «битрублей».

 

Усилия, вкладываемы в изучение биткойна, не потрачены зря, они достаточно велики и оказывают сильное влияние на финансовую систему, в том числе провоцируя ее к тому, чтобы она задумалась о том, что она не очень эффективна.

Блокчейн и другие технологии дают доказательство того, что ты владеешь чем-то, имеешь право на что-то

На пальцах это сложно объяснить. Я не уверен, что правильно фокусироваться на том, что нужно понять, как это работает. Вот перед нами микрофон — положа руку на сердце, я не смогу быстро объяснить, как он работает. Фокус на том, чтобы понять, как это работает, не очень-то и нужен. Вопрос в том, что эта технология может дать. Проверить какие-то алгоритмы работы, криптостойкость и прочее все равно могут только специалисты.

Блокчейн и другие распределенные технологии дают доказательство того, что ты владеешь чем-то, имеешь право на что-то. Это возможность хранить, к примеру, наличные не в бумажнике, а в электронном виде. Вы перестаете хранить бумажные наличные деньги в кошельке и начинаете хранить электронные — в своем телефоне.

Есть существенная разница с «обычными» электронными кошельками. Сейчас наличные деньги у вас в кармане — они ваши и ничьи другие. А электронные деньги — они не ваши.

В банках главное сейчас уже не деньги, а доверие

Они в банке, они у какого-то третьего доверенного лица. Вы не можете потратить их на все, на что хотите. Наличные принимают везде. А электронные деньги не везде могут принять, потому что их ликвидность обеспечивается каким-то одним учреждением. Появление такой среды, в которой много учреждений могут поддерживать единую сеть, позволяет сейчас технологически сделать так, что появятся электронные деньги, которые будут приниматься везде.

В банках главное сейчас уже не деньги, а доверие. Доверие в таком обычном обывательском смысле. Банк — это учреждение, которому можно доверять. Что бы там по поводу некоторых крупных банков ни говорили люди — что они медленные, плохие, что в них очереди, с точки зрения доверия платежка из крупного банка — это документ, он наделен определенным доверием участников рынка. Существенная причина успешности этих учреждений, которые не очень современны во многих аспектах, является очень высокое доверие населения.

Одна из существенных проблем того, что электронные паспорта никак не появятся,— небезопасность хранения электронных документов и сложность в обеспечении системы траста этих документов, сложность обеспечения сети (системы) верификации этих электронных платежных документов. Потому что везде есть риск, что какая-то сторона может эти данные получить. Данные паспорта очень чувствительны для человека. Технология распределенных реестров позволяет эту проблему решить. Она позволяет создать защищенную и в то же время распределенную среду. И это расшивает, в принципе, сложности с массовым использованием такого электронного документа, как электронный паспорт.

Биткойн семь лет шел до состояния, когда он стал проверенным продуктом

Пользовательский опыт меняется постепенно, люди постепенно проникаются доверием к каким-то новым технологиям. И им нужно давать возможность использовать эти технологии в экспериментальной зоне, пробовать их, выявлять какие-то недостатки.

Facebook появился больше десяти лет назад. Биткойн семь лет шел до состояния, когда он стал проверенным продуктом. Сейчас поменялась скорость, изменения очень быстро приходят в нашу жизнь, но все равно технологии проходят путь в пять-десять лет, прежде чем они действительно становятся серьезными и заметными в мире. Поэтому ожидать сейчас быстрого появления таких бизнесов — это спекуляция.

Ethereum пока имеет много авансов. Очень крупные организации (IBM, Microsoft и прочие) делают совместный продукт на Ethereum, но пока надо подождать. На развитие продукта, чтобы он стал массовым, требуется много лет. Даже при такой понятной логике, как у социальной сети Facebook, «Одноклассники» и «ВКонтакте» захватывали рынок несколько лет.

Сейчас скорость изменений у очень многих вызывает завышенные ожидания. Мы только что прошли историю с Big Data. Да, существуют удачные кейсы использования данных. Но вначале были сильно завышенные ожидания, что все это завтра станет новой нефтью и перевернет мир. Многие теперь говорят о пузыре Big Data. Ощущение пузыря, который сейчас формируется вокруг блокчейна, связано с ожиданиями. Непонятно, зачем у людей формируются какие-то завышенные ожидания к технологии. Наверное, потому, что хочется все побыстрее…

Если есть блокчейн, есть люди, которые его поддерживают, почему его не использовать?

Все знают Yahoo!. У меня есть друг, который все еще пользуется почтовым ящиком от Yahoo!. Компания как конкурент Google уже давно не существует, но смотрите, сколько времени она еще продолжает по инерции существовать, генерить какой-то продукт. То же самое и с центральными банками, и с обычными банками — инерция очень велика. Это не произойдет за одну секунду. Сколько времени автомобили сменяли лошадей? Понятно, что хочется все и сразу, но все и сразу не произойдет.

Технология, если она более эффективна, в конечном итоге все равно завоюет предназначающуюся ей роль в экономической сфере.

Блокчейн биткойна уже существует, он поддерживается, он уже построен, деньги в него вложены. Поскольку он существует, разумно его использовать. Сравнения с торрентами, порнографией и прочим — это просто популизм в чистом виде. Люди разделились на две стороны, они в этом варятся, воюют с мельницами: кто за блокчейн, кто против. Но это не конструктивно. Это ни к чему не приводит с точки зрения конечного продукта. Можно использовать реестр биткойна, не используя биткойн. Существует целый ряд технологий: coloured coins; технология side-chain. Есть технологии, которые позволяют использовать блокчейн биткойна не как валюту, а как транспортную среду. Если есть блокчейн, если есть люди, которые его поддерживают, почему его не использовать?

Нужно разделить эти вещи. На примере с торрентами: когда порнография попадает в торренты, это вопрос регулирования порнографии, а не вопрос регулирования торрентов. То же самое касается валют: если появится определение криптовалюты в нашем законодательстве, у нее будут какие-то атрибуты. Когда денежные суррогаты будут описаны, можно будет отличить одно от другого.

Очень важный момент — безопасность. Сейчас у нас своего блокчейна нет. Фактически мы все время опаздываем. Там это развивается, а у нас это не развивается. Если вдруг мы опомнимся в какой-то момент и решим, что это действительно перспективная технология, то для воспроизведения этой инфраструктуры на нашей территории потребуется много времени.

Применение технологий распределенного реестра позволяет развиваться в различных областях

У нас (Qiwi) есть проект «Битрубль». Это электронные наличные, электронные деньги. Если сказать «криптовалюта», то это будет неправда, потому что под «криптовалютой» все понимают биткойн. Это не биткойн. Если сказать, что это «электронные деньги» — это тоже неправда, потому что электронные деньги имеют уже определенный смысл в нашем правовом поле. Их, например, нельзя передавать как наличные между участниками и использовать их в другом месте, нежели то, где они эмитированы. Термина не существует, и пока это не прописано, это будет поводом для постоянных непониманий.

Применение технологий распределенного реестра позволяет развиваться в различных областях. Замена бумажных наличных и бумажных документов на электронные позволила бы существенно упростить огромное количество повседневных взаимодействий всех участников рынка. Это позволило бы снизить огромную нагрузку на экономику. Например, когда какая-нибудь крупная компания хочет купить какую-то маленькую вещь, например скрепки,— это сложно, потому что надо заключать договор, подписывать акты.

В России, в принципе, много хороших программистов. Нет каких-то колоссальных сложностей в этой технологии. Сейчас, на данный момент, я не вижу какого-то отставания России от других стран. Не факт, что инфраструктура, которая построена там под блокчейн, сохранится в том же виде. Может быть, нет такой большой беды, что у нас в России нет аналогичной инфраструктуры. Но этот момент очень легко упустить. Буквально три-шесть месяцев бездействия — и мы начнем отставать.