На практике получилось ровно наоборот: рынок начал падение даже раньше, чем все остальные виды кредитования; господдержка оказалась больше вербальной, чем материальной. Малый бизнес получил весь набор ударов: фискальный, макроэкономический, со стороны спроса, девальвации рубля, со стороны роста ставок. В результате объемы кредитования малых предпринимателей (выдач) уже в 2014 году сократились на 6%, а по итогам 2015 года рынок сжался почти на треть — минус 28%. Совокупный портфель кредитов МСП за год снизился на 5,7% (минус 1% за 2014 год) и на 1 января 2016 года составил 4,8 трлн руб.

Из-за роста стоимости заемных ресурсов предприниматели все чаще стали оформлять кредиты под залог недвижимости на себя как на физическое лицо

Кредитование индивидуальных предпринимателей сократилось еще сильнее: объем выданных кредитов в этом сегменте снизился почти в два раза, а доля в общем объеме кредитования МСП за год упала с 8,3 до 6%.

Причины сжатия рынка кредитования МСП лежат в двух плоскостях. С одной стороны — снижение спроса самих предпринимателей на кредитные ресурсы. На фоне экономического спада предприятия вынуждены оптимизировать свои расходы и переориентироваться на использование собственных средств для развития бизнеса. Кроме того, из-за роста стоимости заемных ресурсов предприниматели все чаще стали оформлять кредиты под залог недвижимости на себя как на физическое лицо.

Из-за ухудшения финансового положения бизнеса сами банки начали сворачивать «кредитные фабрики». «Фабрики» были рассчитаны на быстрое предоставление микрокредитов и основаны на упрощенной оценке кредитоспособности (скоринге), что привело к опережающему росту просроченной задолженности в этом сегменте. В 2015 году банки ужесточили подходы к оценке рисков и стали чаще оценивать состояние бизнеса на индивидуальной основе. Помимо этого, большинство из них повысили минимальные требования к показателям бизнеса потенциальных заемщиков, а также стали отдавать приоритет по выдаче заемных ресурсов компаниям, находящимся у них на РКО. Ужесточились требования и к залоговому обеспечению: товарам в обороте банки теперь предпочитают более ликвидные недвижимость и оборудование.

Просрочка по портфелю ссуд МСБ на пике достигала 16% от общего совокупного портфеля

Получается, те факторы, которые позволяли банкам наращивать объемы кредитования этого сектора, стали и причиной его резкой просадки.

Формально кредитный портфель сектору МСБ чувствовал себя даже хуже, чем сегмент розничных кредитов, выданных физическим лицам. Просрочка по портфелю ссуд МСБ на пике достигала 16% от общего совокупного портфеля. В то же время  просрочка по ипотеке даже в прошлом году была всего около 3% от общего объема выданных кредитов, а по кредитам крупному бизнесу в максимальной точке доходила до 7%.

Но на данный момент просрочка по кредитам МСБ начала снижаться. Пик неплатежей прошел, часть кредитов была списана, к тому же активно вырасти портфелю плохих ссуд не давали регулятивные меры Центробанка.

Сейчас разворачивается большая дискуссия между органами власти о том, надо ли и как надо помогать малому бизнесу

Если объемы выдачи кредитов сектору МСБ падали в 2013 и в 2014 годах, то вот в первом квартале 2015 года мы увидели рост этих кредитов — по сравнению с первым кварталом 2014 года. Один из факторов этого роста — конечно, «эффект низкой базы»: все-таки первый квартал 2015 года — это почти полная заморозка всего кредитования на фоне сверхвысоких ставок и крайне нервной обстановки на рынке. Но все же только этим позитивную динамику 2016 года не объяснить, к тому же, и по итогам полугодия, по предварительным оценкам, мы видим пусть слабый, но все же рост кредитования малого бизнеса.

Сейчас разворачивается большая дискуссия между органами власти о том, надо ли и как надо помогать малому бизнесу, в том числе и материально, какой канал вливания денег эффективен. Минэкономики дает очень красочные оценки «отдачи» на каждый рубль вложений в МСБ, эти расчеты оппоненты подвергают сомнению.

Вопрос, пожалуй, стоило бы перевести в другую плоскость. Малому бизнесу, как и любому бизнесу, не надо «помогать», хотя надо создавать условия. Кредитование — доступное и масштабное — это, конечно же, одно из условий нормального развития малого бизнеса.

Недавние опросы НАФИ малых предпринимателей показали вот что: малые предприниматели боятся обращаться за кредитами, причем не столько из-за высоких ставок (этот фактор сейчас резко снизил свое негативное влияние), сколько из-за опасений за собственное будущее, финансовое положение, неопределенность динамики спроса и вообще непонимания, как дальше будет расти их бизнес. Ну и конечно из-за вполне обоснованного опасения, что отчетность будет нехороша, а обеспечение не подойдет банкам, а значит, будет получен отказ.

Оставим за скобками вопрос «кто виноват». Гораздо интереснее — «что делать»

Малые предприниматели это все прекрасно осознают. При этом все чаще малый бизнес обращается за внешним финансированием к знакомым, друзьям, родственникам или вообще к «прочим» источникам — но не банкам. Растет неформальный кредитный рынок, так как спрос-то на ресурсы есть.

Оставим за скобками вопрос «кто виноват». Гораздо интереснее — «что делать». Велосипед тут изобретать не надо, уже есть целая система государственных программ поддержки финансирования МСП: и рефинансирование портфелей кредитов, и выдачи поручительств, на всех уровнях — от федерального до муниципальных. Работает она? Совершенно точно пока что не на полную мощность. Более того, большинство малых предпринимателей понятия не имеет, куда обращаться, как воспользоваться субсидированием ставок, иными формами поддержки. Тех, кто в курсе, пугает бюрократия и необходимость проходить несколько раз проверки и оценки как самого банка, так и организаций господдержки (например, гарантийных организаций).

Малый бизнес быстро адаптируется, осваивает новые ниши, он очень живуч. Система поддержки его должна быть такой же: адаптивной, гибкой. Тогда будет и здоровый рост кредитования.