Первое. В комментариях прессы мелькает только фамилия председателя банка и совершенно не упоминается наблюдательный совет. А ведь все «рекомендации» не могли быть реализованы без решения набсовета. И у каждой ошибки есть не одна, а несколько фамилий, имен  и отчеств. Впрочем, махать кулаками после драки и искать виновных в ситуации с «госучастием», как обычно,  бесперспективно.  Тем более, положа руку на сердце, большинство экономистов понимало, что судьба банка предрешена — он превратится в своего рода «могильник токсичных активов». Рано или поздно. Это случилось скорее рано — нефтяные цены и санкции «помогли».

Второе и более важное. Банковскую систему в нашей стране можно разделить на «госбанковскую систему» и «всю остальную банковскую систему». Так вот, ВЭБ сыграл еще не оцененную роль — своего рода громоотвода для «госбанковской системы».

Судьба банка предрешена — он превратится в своего рода «могильник токсичных активов»

Все самые неэффективные «рекомендации» реализовывали не банки с государственным участием (сельское хозяйство не в счет — здесь свой, так сказать, «банк развития»), а все тот же ВЭБ. Это позволило значительно снизить траты госбанков на своего рода GR и показать лучшие финансовые результаты. Да, конечно, не удалось избежать провальных опытов с «малым бизнесом», когда кредит (по сути, субсидия) выдаваллся только вчерашним студентам/военным, то есть как раз тем категориям предпринимателей, которые по умолчанию наименее приспособлены к началу предпринимательства. Государство назвало это «развитием малого бизнеса», хотя по существу это мало отличалось от оформления кабального договора. Да, пришлось финансировать олимпийские стройки. Но основной удар «рекомендаций» принимал на себя ВЭБ, позволяя тем госбанкам, которые хотят зарабатывать (в первую очередь Сбербанку) — зарабатывать. За это ему должны сказать спасибо частные акционеры госбанков.

Сейчас руководитель ВЭБа, чтобы не повторить судьбу предшественника, будет вынужден организовать работу, учитывая не столько «рекомендации» своего бессменного набсовета,  сколько прибыль. Она нужна, чтобы «погасить пожар». И уже после можно будет опять заняться «развитием». Так что ВЭБ вынужден взять паузу.

То есть «громоотвод» временно демонтирован.

ВЭБ сыграл еще не оцененную роль — своего рода громоотвода для «госбанковской системы»

А вот смогут ли лица, входящие в наблюдательный совет, умерить свои «рекомендации» хотя бы на время «лечения» банка? Маловероятно, тем более что узок круг лиц, принимающих решения, и страшно далеки они от прибыли. Кроме того, есть члены набсовета ВЭБа, входящие в наблюдательные советы других госбанков, и через них «развитие» может начать в большей мере влиять на прибыль.

Думаю, стоит в прогнозах о прибыли госбанков на ближайшие годы учитывать и «фактор ВЭБа».