Экспортно-импортный банк (Export-Import Bank, или Ex-Im Bank) не совсем обычное кредитное учреждение. Он государственный на все 100%. И его единственная функция — кредитовать американский экспорт, то есть выдавать иностранным государствам займы на закупку товаров в США.

Ловушка из сдержек и противовесов

Понятно, что предоставление крупных займов обычно требует политических решений. Но будучи большими мастерами системы сдержек и противовесов, американцы возвели еще один барьер. Когда речь идет об экспорте высокотехнологичной продукции — самолетов, турбин или ядерных реакторов, любой кредит на сумму свыше $10 млн должен быть одобрен советом директоров Ex-Im Bank.

С 30 июня прошлого года американские фирмы не могут заключать по-настоящему крупные сделки с зарубежными партнерами, которые нуждаются в кредите Ex-Im Bank

Для этого достаточно простого большинства, но непременно нужен кворум. Каждый член совета директоров назначается президентом и проходит процедуру утверждения в верхней палате Конгресса США. И вот тут начинается самое забавное.

По закону, совет директоров состоит из пяти человек, и для кворума необходимы трое. Но в один прекрасный момент в совете остались лишь два человека. И начиная с 30 июня прошлого года американские фирмы не могут заключать по-настоящему крупные сделки с зарубежными партнерами, которые нуждаются в кредите Ex-Im Bank.

Казалось бы, чего уж проще? Президент назначает в совет директоров третьего члена — и задача, считай, решена. Именно так и поступил Барак Обама еще в конце минувшего года. Но возникла новая заминка.

Для окончательного утверждения кандидатуры необходимо согласие сенатского банковского комитета (United States Senate Committee on Banking, Housing, and Urban Affairs). Комитет возглавляет Ричард Шелби, республиканец из Алабамы и представитель наиболее консервативной группы в сенате. И несмотря на двухпартийную поддержку президентского выдвиженца, Шелби упорно блокирует процедуру утверждения уже больше полугода.

Бессильное большинство

И сам Шелби, и его сторонники, по свидетельству The New York Times, относятся к противникам государственной «благотворительности для крупных корпораций». Газета причисляет их к «консервативным популистам», настроенным враждебно и к большому бизнесу, и к политике Белого дома. Оптимальным решением для них стала бы ликвидация Экспортно-импортного банка.

Ex-Im Bank зарабатывает деньги на выданных кредитах и страховании кредитных рисков, консерваторы считают главным риском уже само его существование

Ричард Шелби отказался от комментариев, но представители сенатора опубликовали заявление, которое цитирует газета. Политик полностью уверен, говорится в документе, что «действует в лучших интересах американских налогоплательщиков». Хотя Ex-Im Bank зарабатывает деньги на выданных кредитах и страховании кредитных рисков, консерваторы считают главным риском уже само его существование. Они ссылаются на то, что 99% экспорта из США обходятся без государственного финансирования. И потому банк попросту не нужен.

Экспортно-импортный банк учредили в годы Великой депрессии как приют последней надежды для компаний, желающих продать продукцию на экспорт. Впоследствии более 60 государств создали учреждения подобного типа. В настоящее время по объемам кредитования экспортных операций безоговорочным лидером считается Китай. И хотя 98% кредитов, выданных Экспортно-импортным банком США, не превышают планку в $10 млн, в стоимостном выражении они составляют не больше трети. Остальное — сделки более крупного масштаба, говорится в статье The New York Times. Львиная доля кредитов Ex-Im Bank предназначена развивающимся странам,

Многие надеялись, что Шелби проиграет мартовские праймериз в родной Алабаме другому консерватору-республиканцу, и проблема постепенно разрешится. Но Шелби праймериз выиграл. Окрыленный новой победой, он продолжает ставить палки в колеса бюрократической машине. А устройство политической жизни в США таково, что никто упрямцу не указ. Ни президент со всей своей администрацией, ни коллеги по банковскому комитету, ни парламентское большинство.

Верхняя палата попыталась было обойти его комитет. Но для этого необходимо единогласное решение сената. Ричард Шелби, не вдаваясь в объяснения, выступил против такой процедуры и вызвал новый всплеск раздражения в деловых кругах. «Это сильно беспокоит и меня, и очень многих,— цитирует газета Джона Дж. Райса, вице-президента General Electric.— Один человек присвоил весь процесс себе и препятствует функционированию кредитного агентства Соединенных Штатов». Представитель Boeing, выступая в Алабаме, подверг сенатора критике и заявил публично, что поведение Шелби ставит под удар и местные рабочие места, и местных смежников компании.

Рабочие места переедут за границу

Две недели назад General Electric объявила, что расширит производство газовых турбин во Франции, а не в Гринвилле, штат Южная Каролина, как планировалось ранее. Взамен Франция согласилась профинансировать экспорт продукции компании в Бразилию, Мексику и Саудовскую Аравию.

Навредит ли упрямство сенатора-южанина бизнесу промышленных гигантов?

Экспортный банк Великобритании пообещал $12 млрд для кредитования поставок в ту же Бразилию, а также в Индию, Гану и Мозамбик в обмен на создание 1 тыс. рабочих мест на британской территории. В статье The New York Times приводятся другие подобные примеры. Похожие возможности, как пишет газета, есть и у Boeing.

Навредит ли упрямство сенатора-южанина бизнесу промышленных гигантов? Абсолютно нет, уверены их руководители. Проблема только в том, что не все поставщики запчастей и материалов смогут тоже перебраться за границу. Хейди Хейткемп, сенатор-демократ из Северной Дакоты, сформулировала то же самое гораздо более жестко. «Я не буду перед сном переживать за топ-менеджеров Boeing или General Electric. И знаете, почему? Потому что у них есть другие опции. У американских рабочих нет других опций»,— цитирует госпожу Хейткемп The New York Times.

82-летний Ричард Шелби относится к старожилам Капитолийского холма. Впервые он стал сенатором от Алабамы в 1986 году. За долгую жизнь в политике побывал в обеих главных партиях, но и там, и там принадлежал к консервативному крылу. Имеет юридическое образование и до сих остается членом адвокатских обществ и ассоциаций. Профессиональную карьеру начинал с должности городского прокурора. В 1970 году Шелби избрали членом сената штата Алабама, а восемь лет спустя — в Палату представителей Конгресса США. Банковский комитет в сенате он возглавил в январе прошлого года, а до этого руководил комитетом по разведке. И при прошлой, и при нынешней администрации был ярым противником финансового спасения банков и больших корпораций.