Инфляционное таргетирование может быть эффективным инструментом дедолларизации банковской системы, заявил заместитель председателя Национального банка Казахстана Олег Смоляков.

Долларизацию не победить, если не победить ее главную причину — неверие, что национальная валюта сохранит свою покупательную способность в будущем

За счет таргетирования инфляции на уровне 8% (ее текущий показатель в стране составляет 17%) Банку Казахстана удалось за несколько месяцев снизить долю валютных активов и пассивов на 10 процентных пунктов Правда, и сейчас она остается очень высокой — чуть меньше 60%.

Долларизацию не победить, если не победить ее главную причину — неверие граждан и бизнеса в то, что национальная валюта сохранит свою покупательную способность в будущем. На этом заострил внимание председатель Хорватского национального банка Борис Вуйчич. История Хорватии показательна: к 1991 году, когда страна получила независимость, уровень «дойчеризации» (как ее назвал Вуйчич) хорватской банковской системы достигал 90% — население и бизнес хранили и занимали деньги в немецких марках. «Потому что люди понимали, что так они лучше сохранят покупательную способность своих сбережений»,— объяснил Вуйчич.

Безусловно, таргетирование инфляции сыграло существенную роль в снижении доли валюты. Сегодня в Хорватии — самый низкий уровень инфляции в Центральной и Восточной Европе, что, безусловно, повышает сохранность покупальной способности хорватской куны и способствует тому, чтобы депозиты переходили в зону национальной валюты.

Когда призывают девальвировать национальную валюту, тем самым призывают людей оставаться в иностранной валюте

Однако куда важнее стабильность валюты в целом. Если люди видят устойчивый тренд стабилизации валюты, они начинают рассматривать ее как инструмент для сбережений. И тут самое страшное, что может допустить центральный банк,— девальвация. «Когда призывают девальвировать валюту, тем самым призывают людей оставаться в иностранной валюте»,— обратил внимание Борис Вуйчич.

И конечно же, недопустимо выдавать кредиты, особенно долгосрочные, в иностранной валюте. Вуйчич вспомнил недавнюю ситуацию в Центральной Европе, когда ипотечные кредиты массово выдавались, например, в швейцарских франках, хотя депозиты во франках отсутствовали. Ипотека на 20–30 лет в иностранной валюте только потому, что сейчас это дешевле,— регулятор должен добиваться запрета подобных «услуг», уверен глава хорватского ЦБ.