Когда вы слушаете оркестр, то понимаете, что он не может играть хорошо, если инструменты будут играть не по партитуре

Денежно-кредитная политика, которую проводит центральный банк, не может решить всех проблем в экономике той или иной страны — на это обратил внимание участников первой панельной дискуссии в ходе Международного финансового конгресса председатель JPMorgan Chase Джейкоб Френкель. В качестве примера он привел оркестр. «Когда вы слушаете оркестр, то понимаете, что он не может играть хорошо, если инструменты будут играть не по партитуре, — сказал глава финансового конгломерата. — Денежно-кредитная политика — это лишь один инструмент, и он должен подкрепляться другими инструментами».

Джейкоб Френкель рассказал, что перед началом конгресса он спросил у ряда участников, какие основные проблемы их волнуют. Были названы Brexit, футбол, терроризм, протекционизм, низкая производительность труда, Украина, безработица, выборы в США, цены на сырье, Китай, глобальное потепление. «Ни одну из этих проблем не может решить денежно-кредитная политика,— подчеркнул глава JPMorgan Chase.— Давайте не будем обольщаться: денежно-кредитная политика должна соответствовать своим целям».

Раньше факторы шоков происходили один раз в пять-десять лет, то теперь они случаются практически раз в год или даже чаще

Об этом перечне проблем в ходе панельной дискуссии участники периодически друг другу напоминали — даже в той части, где речь шла о глобальных проблемах и вызовах, которые могут повлиять на развитие мировой экономики и финансовых рынков. «Что вы видите в качестве тех тенденций, которые должны быть в фокусе внимания людей, работающих в экономике, на что нужно обращать внимание и что является новый возможным источником неопределенности?» — задала вопрос участникам дискуссии глава Банка России Эльвира Набиуллина, выступавшая в роли модератора. Она добавила, что если раньше факторы шоков имели место один раз в пять-десять лет, то теперь они случаются практически раз в год или даже чаще.

Главный экономист HSBC Стивен Кинг обратил внимание на то, что мир постепенно приближается к следующей рецессии, однако «спасательных лодок», которые выручали в периоды предыдущих рецессий, сегодня не существует. «Посмотрим, что было в США в последние 30–40 лет, когда происходила фаза восстановления экономики,— отметил он.— Ключевая ставка поднималась минимум на полпроцента каждый раз, когда происходило улучшение экономического прогноза. Это минимум, а сегодня у нас ставка все еще находится практически на нуле». Стивен Кинг подчеркнул, что большинство средств во многом уже использованы.

Вторым фактором беспокойства он назвал выполнение национальных задач в связи с международными событиями. «Возьмем мою страну, Великобританию, — привел пример главный экономист HSBC. — У нас большой дефицит платежного баланса и при этом слишком низкая инфляция, примерно 0%. Посмотрите на прогнозы Банка Англии, посмотрите на другие прогнозы — эти прогнозы обычно были завышены. Мы видим некий оптимизм, и это создает парадокс. В случае, если инфляция сохранится на низком уровне при том, что ожидания от инфляции упадут, то что остается делать Центральному Банку? Нужно ли предлагать дополнительные стимулы для того, чтобы инфляция поднялась, чтобы повысить ожидания от инфляции? Но пока мы это делаем, может быть, мы повысим дефицит еще больше. И возникает вопрос: каким образом его можно финансировать в будущем?»

Если нацвалюту пытается девальвировать одна страна, а другие этого не делают, это помогает достичь желаемого результата

Третьим фактором Стивен Кинг назвал валютные войны. Каждая война имеет определенные национальные цели, однако представители центробанков в частных беседах обычно говорят, что это не всегда работает. Если нацвалюту пытается девальвировать одна страна, а другие этого не делают, это помогает достичь желаемого результата – как, например, было в Швеции в 90-х годах прошлого века. Однако когда большое количество стран пытается проводить одинаковую политику, может случиться так, что риски перейдут на другие регионы мира и дестабилизация пойдет еще быстрее. В качестве примера он привел Китай, где происходит замедление экономического роста. «Люди говорят, что это проблема внутреннего рынка, инвестиций и инфраструктуры, но необходимо также помнить, что в последние несколько лет в Китае в реальном выражении очень сильно вырос обменный курс, — указал Стивен Кинг. — Мне кажется, что такой значительный рост обменного курса — это способ экспортирования в Китай проблем других стран… И это была та причина, по которой экономика перестала так быстро расти. А когда Китай замедляет рост, снижаются цены на сырьевые товары и соответствующие эффекты чувствуют все страны мира». Он подчеркнул, что последствия действий каждого центрального банка могут оказаться негативными и гораздо более значимыми для всего мира, чем предполагалось изначально.

Также он напомнил о Brexit, который назвал прекрасным примером того, что происходит в мире. «Я думаю, что все меньше поддержки оказывается глобализации, поскольку в разных регионах разные проблемы, и каждый регион готов обвинить в своих проблемах всех остальных», — сказал главный экономист HSBC.

Cамый большой риск Brexit — это возможность цепной реакции в других странах

В числе возможных будущих проблем назвал Brexit и профессор публичной политики Гарвардского университета Кеннет Рогофф. «Мне кажется, что люди в Великобритании, которые голосовали за выход из общего торгового пространства, не представляют себе, насколько беднее они станут, — сказал он. — Их реальные доходы уже стагнируют, и представим себе, сколь сильно они будут стагнировать в результате таких мер против глобализации». Кеннет Рогофф отметил, что самый большой риск Brexit – возможность цепной реакции в других странах. «Мы даже не знаем, кто из них может стать следующей — Франция? Греция? — сказал он. — Мы не знаем, где и когда мы это увидим, и от этого нестабильность».

Джейкоб Френкель указал на необходимость профилактики предстоящих кризисных явлений. По его словам, для противостояния «шторму» есть два пути: выстроить стену либо укрепить стены жилища. «Мне кажется, что мы выстраиваем недостаточно крепкие стены, — заявил глава JPMorgan Chase. — Большинство наших стен соответствуют реалиям прошлых кризисов». Варианты здесь, по его мнению, есть, они очень «скучные, но стандартные»: денежно-кредитная, финансовая, бюджетная стабильность и крепкая финансовая система – «старые рецепты из учебников». По его мнению, нетрадиционные меры денежно-кредитной политики создают иллюзию того, что пишется новый «учебник» и старые можно выбросить, но Джейкоб Френкель совершенно уверен в том, что делать этого нельзя. «Нетрадиционные подходы — это хорошо, но они не заменят прописных истин», — подчеркнул он.

Глава JPMorgan Chase также выразил мнение, что разговоры против рынка, против глобализации — это популизм. «Рынки лучше всего работают как парашюты, когда они открыты», — подчеркун он.

Формируется порочный круг: низкие темпы экономического роста усиливают центробежные, дезинтеграционные силы, ведут к событиям типа Brexit

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина в заключительном слове отметила, что многие люди в разных странах потеряли чувство уверенности и испытывают ощущения неудовлетворенности из-за низких темпов роста мировой экономики. Причины разные — старение населения, сокращение количества экономически активного населения, замедление роста в странах, которые раньше были мощными драйверами роста, отсутствие прорывных технологий. «Не будет преувеличением сказать, что формируется порочный круг: низкие темпы экономического роста усиливают центробежные, дезинтеграционные силы, ведут к событиям типа Brexit, который еще сильнее способен снизить перспективы роста мировой экономики», — подчеркнула глава ЦБ.

Также она предупредила об опасности так называемых легких решений, которые становятся популярными в России — эмиссия денег, искусственное занижение курса рубля. Вместе с тем Эльвира Набиуллина указала, что такие решения все чаще и чаще используются во всем мире.