Одному из направлений — использованию факторинга поставщиками государства — была посвящена наша предыдущая колонка. В этой поговорим о том, что в стратегии названо «развитие системы стандартов факторинга и принципов оценки кредитного риска».

Факторинг в России существует, по разным оценкам, от 20 до 15 лет. И все это время было посвящено развитию факторинга, а не системы его стандартов. Развитие шло в рамках действующей главы 43 Гражданского кодекса РФ. Как-то в январе 2011-го мы в Ассоциации факторинговых компаний попытались синтезировать стандартное понятие «факторинг». Две волны анкетирования участников ассоциации и три часа обсуждения высокооплачиваемых менеджеров факторинга привели к выводу: работать на рынке факторинга следует по закону, а не по понятиям.

Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса

Факторинг как продукт ценен своей гибкостью, его конкурентные преимущества выражены не в денежном эквиваленте, а в процентах роста торгового оборота клиента, в количестве времени, проходящем от заявки до выплаты финансирования. Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса, позволяющего без использования залога гарантировать возврат переданных клиенту средств от его контрагента-дебитора.

Поименованные в стратегии «принципы оценки кредитного риска» факторинговой организации — это то, за счет чего она существует на рынке, выделяется на нем и помогает клиентам продавать больше, несмотря на отсрочку. Стандартизируйте размер собственного капитала, или выездной контроль дебиторов, или скоринговую модель — и факторинговые компании потянутся с сегодняшнего «серо-белого» рынка в сторону «черного». В том, что он существует, не дает усомниться арбитражная практика последних лет.

Гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию

Вопрос «зачем?» применительно к стандартизации объясняется просто: стратегия развития МСП предполагает финансовые вливания государства в его, МСП, поддержку. Вливания эти предполагают контроль со стороны как минимум трех структур: Счетной палаты, Генпрокуратуры и созданной год назад корпорации МСП. Контроль, в свою очередь, предполагает выявление и искоренение (вплоть до «посадок») отклонений от стандарта — в том виде, в котором его понимают, во-первых, три перечисленные организации, во-вторых, разработчики регламентов, политик и прочих документов, стандартизирующих процесс финансовой господдержки.

Как показывает законотворческий процесс, гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию. Чем больше деталей, тем выше шанс получить отклонение при столкновении стандарта с реальностью. Тем проще найти и наказать виновных в том, что система в целом работает, но эффект далек от ожиданий.

Продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит

Для иллюстрации. В 2015 году факторинговые услуги получили 2,2 тыс. МСП, что на 3 тыс. меньше, чем в 2014-м. Документ под названием «Параметры факторингового продукта МСП-банка «Фактор развития — Компания» содержит 5,7 тыс. слов. Это 2,59 слова на одного клиента факторинга. Что характерно, данный продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит, предоставляемый на условиях возвратности и платности факторинговой компании, которая работает с клиентами из числа МСП. Чтобы его получить, фактору нужно не только пройти бюрократическую процедуру кредитного комитета, но и провести по ней как клиентов, так и ни в чем не повинных дебиторов. А после предоставить в залог ценные бумаги из ломбардного списка ЦБ или гарантию банка, желательно, государственного. И тогда другой государственный банк перечислит средства — на счет, открытый для факторинговой компании в том же банке, которые нужно выбрать полностью — иначе штраф. Чтобы привлекать фондирование на таких условиях нужно либо очень хотеть дружить с государственными институтами развития, либо выживать на падающем рынке. Не случайно повышенный спрос на продукт приходится на 2014–2015 годы.

В 2016 году МСП-банк стал частью корпорации МСП, которая в своей программе на 2016–2018 годы также уделила внимание факторингу. Всего 40 слов. В 2017 году должны быть «разработаны требования к условиям и процедурам предоставления факторинговых услуг субъектам МСП под поручительство корпорации или МСП-банка. В 2018 году — «механизмы осуществления факторинговых операций в рамках финансирования закупок субъектов МСП» у госкомпаний (федеральный закон №223-ФЗ).

Нет сомнений, что в указанные сроки эти пункты программы корпорации МСП будут с честью выполнены. Но, как говорится, есть нюансы. Первый — в том, что в факторинге залоги и поручительства за клиента не работают. Как показывает арбитражная практика, в банкротство такой клиент уходит в обнимку с поручителем-физлицом. И все решает качество дебиторской задолженности и платежеспособность дебитора — желательно, чтобы он был крупным и публичным. Второй нюанс — работа по факторингу в рамках 223-ФЗ регулируется тем же Гражданским кодексом, где все «механизмы осуществления факторинговых операций» прописаны, но игнорируются госкомпаниями-заказчиками…

Факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы»

Нет сомнений, что деньги государства должны быть «окрашены» — от федерального казначейства до сдачи в контрольно-кассовом аппарате субъекта МСП. Но стоит ли ради этого заново придумывать и стандартизировать факторинг как продукт? Ведь любая «окраска» средств господдержки в финансовой системе всегда приводит не столько к росту кредитования, сколько к расцвету peer-to-peer бюрократии. Это когда субъекты инфраструктуры вынуждены перекладывать «бумажные» требования институтов развития, отказывающихся принимать на себя риски финансирования субъектов МСП, на плечи самих субъектов МСП.

Мое сугубо личное мнение: факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы». Более того, факторинговые компании могут обойтись и без средств господдержки на своих счетах. Они могут быть просто финансовыми агентами, как прописано в Гражданском кодексе: готовить субъектов МСП для получения ими государственных средств, а дебиторов — к возврату этих средств государству. Не касаясь «окрашенных» денег, но контролируя их движение от казны до прилавка. И получать за эту нелегкую работу свою заслуженную факторинговую комиссию.

P.S. Поскольку корпорация МСП создана как «единое окно» для малого и среднего бизнеса, то одно пожелание относительно факторинга все-таки есть: попросите РЖД, «Газпром», «Роснефть» и других дебиторов, отчитывающихся перед данной корпорацией за исполнение норм 223-ФЗ, соблюдать Гражданский кодекс и подписывать уведомления о факторинге, которые им приносят поставщики-МСП. Форму такого уведомления готов выслать лично.