За последние три года ситуация в российской экономике, в банковской системе и на финансовых рынках сильно изменилась. Причем перемены коснулись не только объективных показателей, но и отношения частных инвесторов к финансовым инструментам.

Прежде всего это относится к банковскому сектору, точнее — к рынку депозитов физических лиц. То, какими темпами Банк России занимался очисткой сектора от недобросовестных и финансово неустойчивых кредитных организаций, впечатляло: лицензии лишалось по сотне банков в год. Впрочем, об этом и так немало сказано, самые свежие данные, позицию и планы ЦБ желающие, думаю, смогут узнать из материалов Международного финансового конгресса, который пройдет в конце июня в Петербурге.

Но в любом случае, несмотря на наличие Системы страхования вкладов, клиенты банков не могли не испытывать дискомфорт.

Во-первых, сам процесс получения страхового возмещения связан с потерей времени.

Во-вторых, выяснилось, что ряд банков попросту не вносит всех клиентов в реестр вкладчиков, и для получения компенсации от Агентства страхования вкладов им нужно идти в суд.

В-третьих, ограничение суммы страховки заставило сильно нервничать крупных вкладчиков: стало понятно, что значительные проценты по депозитам, которые предлагают небольшие и даже относительно крупные банки VIP-клиентам, не покрывают рисков неожиданного отзыва лицензии.

На фоне высокой ликвидности и все еще падающего потребительского кредитования проценты по депозитам в банках в среднем ниже текущей инфляции

Остается добавить, что и проценты по банковским вкладам, хотя и взлетели в конце 2014 года до высоких уровней, в 2015-м начали снижаться, оказавшись ниже уровня сильно прибавившей инфляции. Эта тенденция наблюдается и сейчас, когда на фоне высокой ликвидности и все еще падающего потребительского кредитования проценты по депозитам в банках в среднем ниже текущей инфляции.

Что же происходило в это время «на другом фланге», в сфере инвестиций на финансовых рынках? Прежде всего стоит отметить, что отлично показали себя инвестиционные стратегии, особенно ориентированные на работу с активами, номинированными в валюте. Клиенты инвестиционных компаний, вложившие средства в эти решения, по итогам 2014–2015 годов смогли не только сохранить, но и преумножить сбережения. На фоне того, что происходило с рублевыми депозитами, это произвело впечатление. Хотя к существенному росту числа клиентов брокеров и управляющих не привело — думается, потому что россияне в большинстве своем еще не готовы воспринимать себя как активных инвесторов. И даже как консервативных инвесторов, ориентированных на рынок облигаций, и это несмотря на то, что у российских ОФЗ в пиковые периоды кризиса были очень высокие доходности, а бюджетная гарантия по ним ничем не хуже той, что дает Система страхования вкладов.

В нынешние относительно спокойные времена доходность портфеля госбумаг оказывается значительно выше доходности депозитных вкладов

Зато сильно сказалось другое. С 2015 года в России заработал механизм Индивидуальных инвестиционных счетов. Инвесторам, открывающим ИИС на срок не менее трех лет, был предложен налоговый вычет — возврат НДФЛ с суммы вложений до 400 тыс. рублей в год. Нетрудно посчитать, что в среднем это дает порядка 6–7 процентных пунктов «добавочной» доходности. А это означает, что даже в нынешние относительно спокойные времена доходность портфеля госбумаг оказывается значительно выше доходности депозитных вкладов. Не удивительно, что за полтора года действия данной системы на Московской бирже было открыто порядка 120 тысяч ИИС — для отечественного фондового рынка это отличный показатель.

Поэтому если раньше ведущие инвестиционные компании в основном ориентировались на работу с активными инвесторами, то теперь они начинают борьбу за банковских вкладчиков. Разумеется, с крупнейшими банками — Сбербанком, ВТБ и т. п.— никто из находящихся в здравом уме инвестиционных компаний конкурировать не собирается. Там своя специфика, свой клиент. Основная же борьба развернется за клиентов менее крупных банков, где объективно выше риски, но выше и ставки по вкладам. Поэтому борьба обещает быть довольно жесткой.

Чем она закончится, пока сказать трудно: многое будет зависеть от политики Центробанка, конъюнктуры рынка, готовности россиян к восприятию новых продуктов. Единственное, что можно утверждать: клиенты от этого только выиграют, поскольку усиление конкуренции и ассортимента продуктов — всегда в пользу потребителей услуг, в том числе финансовых.