— Сотрудничество банка «Ренессанс Кредит» и компании «Неофлекс» продолжается более девяти лет и включает много совместных проектов. Вы могли бы дать оценку этого сотрудничества в историческом аспекте?

— Мне сложно оценить всю историю многолетнего сотрудничества, поскольку я участвую в реализации совместных проектов лишь три года, но попробуем.

Во-первых, в банке уже давно создан кредитный конвейер, позволяющий реализовать процесс потребительского кредитования в промышленном масштабе. Этот конвейер работает надежно, устойчиво, производительно. Банк развивает данное решение.

Во-вторых, примерно три года назад было открыто новое направление стратегического сотрудничества по формированию обязательной отчетности для контролирующих органов. В начале проекта перед нами стояла сложная задача: при наших объемах розничного кредитования — три месяца на внедрение системы автоматического формирования отчетности это очень короткий срок. Вместе с коллегами из «Неофлекс» был создан «сырой» вариант, закрывающий довольно узкую задачу, что дало попробовать систему Neoflex Reporting.

Помимо трех основных приложений и главной бухгалтерской книги, мы имеем еще несколько вспомогательных информационных систем

На основе положительного опыта, полученного в пилоте, мы решили развивать это направление. Базовым продуктом для автоматизации обработки данных и формирования отчетности была выбрана система построения отчетности Neoflex Reporting. Путь, проделанный нами за три года, был крайне непростым. И в большой степени это связано не столько с программным продуктом или уровнем квалификации специалистов, сколько с сильной фрагментацией первичных транзакционных данных и сложной ИТ-архитектурой банка. Помимо трех основных приложений и главной бухгалтерской книги, мы имеем еще несколько вспомогательных информационных систем, где также хранятся данные, необходимые для подготовки отчетности. Поскольку подготовка обязательной отчетности требует консолидации сведений, их выверки и сверки, мы неизбежно должны были столкнуться с проблемой качества данных. Это трудный и сложный путь, но, как известно, дорогу осилит идущий. Тем более нам хорошо помогли специалисты «Неофлекс», имеющие подобный опыт в разных банках. Совместными усилиями был отстроен весь процесс контроля качества данных: от бэк-офисных систем до системы обязательной отчетности.

— Какие виды отчетности готовятся сегодня при помощи Neoflex Reporting?

— «Ренессанс Кредит» — розничный банк, основные клиенты — физические лица, а ключевыми направлениями работы являются кредитование и привлечение вкладов. В операционном плане это означает ежедневный большой объем однотипных банковских операций.

Внедрение всех форм отчетности еще не закончено, отчасти в силу регулярного появления новых нормативных требований Банка России

Поэтому на базе Neoflex Reporting мы в первую очередь решали задачи консолидации данных с целью предоставления отчетности по обязательным формам. Мы начали с наиболее сложных нормативов, рассчитываемых по кредитным операциям и вкладам, включая прогнозирование начисляемых процентов. Внедрение всех форм отчетности еще не закончено, отчасти в силу большого объема и сложности форм, отчасти в силу регулярного появления новых нормативных требований Банка России. Кроме того, в кризисные времена мы, разумеется, очень избирательно инвестируем в автоматизацию операций, делаем это лишь тогда, когда это действительно жизненно необходимо, поэтому задачи автоматизации решаются пошагово. Каждый раз мы смотрим, куда сегодня целесообразнее направить наши инвестиции.

— Качественный программный продукт должен обеспечивать формирование обязательных форм отчетности в соответствии с требованиями Банка России в требуемые сроки. Какова ваша оценка функционала, возможностей системы построения отчетности Neoflex Reporting?

— Если бы мы не могли своевременно сдавать с его помощью отчеты в ЦБ РФ, мы бы им не пользовались.

Компания осознает, насколько сложен проект в реализации, и старается решать проблемы вместе с банком

Основное достоинство Neoflex Reporting как программного продукта — возможность на его базе консолидировать данные из различных информационных систем. Но не менее важны и достоинства команды специалистов по поддержке и развитию решения, поскольку надежность, стабильность его работы со временем выдвигается на первый план. За минувшие три года у нас возникали сложные моменты в ходе реализации проекта, менялись люди в команде и со стороны компании «Неофлекс», и со стороны банка. Мне нравится, что компания осознает, насколько сложен проект автоматизации обязательной отчетности в реализации, и старается решать проблемы вместе с банком.

— Создано ли в рамках проекта автоматизации отчетности специальное хранилище данных? Есть ли планы по его развитию и использованию по другим направлениям, например для формирования управленческой отчетности?

— С использованием модели данных от компании «Неофлекс» было создано отдельное хранилище данных (ХД), на основе которого работает система Neoflex Reporting и решаются задачи отчетности перед Центробанком. Планов по его использованию на других направлениях нет.

Я нахожу разумным существование специального ХД для формирования форм отчетности регуляторам (ЦБ, налоговая, АСВ). Для управленческой, корпоративной и любой другой отчетности целесообразно создавать свои хранилища. Дело в том, что для обязательной отчетности характерны повышенные требования к качеству данных при ограниченном времени, отведенном на их подготовку.

Мы сохранили в составе ИТ-инфраструктуры банка два хранилища данных

Требования к  управленческой отчетности не такие строгие, и вкладывать ресурсы в то, чтобы сходились все цифры, до копейки, не требуется. В случае с обязательной отчетностью расхождение даже на копейку приводит к претензиям со стороны регулирующих органов, штрафам и взысканиям, что недопустимо. И опоздание со сдачей той или иной формы обязательной отчетности тоже не допускается. Таким образом, мы сохранили в составе ИТ-инфраструктуры банка два хранилища данных.

— Какое из последних нововведений Банка России было особенно критично для банков?

— Центральный Банк РФ умеет удивлять. Например, «Вестник Банка России», изданный 31 декабря прошлого года, насчитывал 425 страниц, а дата вступления в действие многих нормативных актов, опубликованных в нем,— 1 января 2016 года. Но для человека, не первый год работающего в банковской сфере, это обычный рабочий процесс. В его поддержке помогает команда «Неофлекса», которая своевременно поставляет обновления, вызванные изменением законодательства. Выделить какое-то отдельное нововведение Банка России, как самое критичное, сложно.

— Расскажите, пожалуйста, о технологической стороне консолидации данных в ходе реализации проекта?

— В построении новой системы не использовалось никакого технологического ноу-хау. Общеизвестно, что любая консолидирующая информацию система будет получать данные лишь в том виде, в каком их способна выдавать программа, при помощи которой они первично хранятся. Соответственно, если бэк-офис информационной системы, откуда требуется брать данные, позволяет использовать современные ETL-механизмы, используем ETL. Если же выгрузка данных возможна только по старинке, путем файлового обмена, значит идем по этому пути.

— Как была решена проблема сверки данных?

— Мы выстроили ежедневный контроль данных — вот что принципиально. А проблема сверки не может быть решена окончательно на определенную дату, поскольку проверка данных — бесконечный процесс.

Сейчас мы вовремя выявляем инциденты с расхождением данных, проводим их расследование, устраняем расхождения в первоисточниках

На мой взгляд, намного важнее не сам факт разовой проверки по состоянию на конкретные проверочные даты, а работающий, то есть выстроенный и отлаженный процесс регулярного, ежедневного, рутинного подтверждения качества данных. Если такой процесс отсутствует, то в любой момент возможен сбой или, на языке ИТ-специалистов, инцидент, о котором вы узнаете, когда уже будет поздно. Сейчас мы вовремя выявляем инциденты с расхождением данных, проводим их расследование, устраняем расхождения в первоисточниках, а затем и в аналитической системе, которая готовит обязательную отчетность.

— Одна из задач, которая была решена в ходе проекта,— подготовка реестра вкладчиков для Агентства по страхованию вкладов. Расскажите, пожалуйста, чуть подробнее об этом…

— Как известно, не все банки обязаны предоставлять АСВ реестр вкладчиков на регулярной основе, но по запросу или при наступлении страхового случая в виде претензии со стороны вкладчика обязаны, причем в сжатые сроки — семь дней.

Банк России считает, что кредитные организации должны быть всегда готовы к наступлению страхового случая, поэтому протестировал нас. Основная сложность была не в размерах депозитного портфеля, который сам по себе не слишком большой, а в том, что необходимо было показать и депозиты, и кредиты по каждому клиенту. Задача была решена путем многократных итераций и не совсем стандартным способом. Но впоследствии мы сделали ее частью рабочего функционала и теперь готовы к новым проверкам.

— Какие формы будут автоматизированы в рамках дальнейшего развития функционала системы обязательной отчетности?

— В текущем году мы собираемся автоматизировать еще пять форм обязательной отчетности. Рассчитываем, что процесс пройдет намного легче, быстрее и дешевле, поскольку чистить и загружать данные за минувшие три года мы научились.

— В каком направлении развивается кредитный конвейер банка?

— В составе кредитного конвейера работает система оценки рисков при выдаче кредитов на базе модуля американской компании FICO. В скором времени мы планируем завершить переход на новую версию данного ПО.   

— Мария, у вас богатая трудовая биография. Можете привести пример проекта, успешно реализованного вами (не обязательно в банке «Ренессанс Кредит»), при реализации которого вы применили новые подходы к внедрению, впоследствии вам не раз пригодившиеся?

— Когда я работала в одной ИТ-компании, мне довелось руководить проектом внедрения автоматизированной банковской системы (АБС) в одном небольшом банке. Внедрение базисной системы — операционного дня — выполнялось с нуля, поэтому прошло быстро и без проблем, а вот запустить модуль обязательной отчетности для Банка России по ряду причин долго не получалось. Тогда я впервые поставила заказчика проекта (банк) перед необходимостью прекратить проверку работы модуля отчетности в тестовых средах и начать работу непосредственно на «боевых» данных.

Процесс получения корректной отчетности носит чаще всего итерационный характер

Особенностью внедрения аналитических и отчетных автоматизированных систем является то, что их можно до бесконечности проверять в тестовых средах, получая при этом приемлемые данные, но при переходе в промышленную среду, как правило, ждут неприятные неожиданности. И процесс получения корректной отчетности носит чаще всего итерационный характер, то есть постепенного, в несколько расчетных циклов приближения к правильному результату.

Все инциденты при этом фиксируются в системе, каждому присваивается определенный приоритет, и разрешаются эти инциденты строго в порядке их важности, критичности с точки зрения получения данной формы отчетности. В результате примерно за два-три месяца весь набор отчетных форм в том банке был запущен в режим автоматического формирования на базе АБС. Кстати говоря, ряд инцидентов, самого нижнего уровня критичности, мы так и не исправили, но банк с этим смирился и подписал все акты сдачи-приемки, потому что главная и самая сложная задача по автоматическому формированию отчетности была решена.