О русском языке

Давайте не будем воображать и давайте говорить по-русски. И писать по-русски

«Меня иногда так смущает… Читаешь отчет чей-то — все по-английски пишут. У меня разрыв шаблона происходит. Кто читает БКС где-то на Западе? БКС — это условно, конечно. Я не совсем понимаю, зачем писать аналитические отчеты на английском? Для кого — для казахов, что ли? Или для кого? Ну это так, лирическое отступление… Поэтому давайте не будем воображать и давайте говорить по-русски. И писать по-русски».

О том, что нужно гордиться Россией

«Мало кто задумывается о том, что интернет-компании номер один и номер два в Европе — из России, это Mail.Ru и «Яндекс». Мало кто задумывается, что одной из самых больших антивирусных компаний является «Касперский» («Лаборатория Касперского».— Bankir.Ru). Мало кто задумывается, что 80% поставщиков монокристаллов находится в России. И так далее, и так далее. То есть фраза «Нет пророка в своем отечестве» — она живет и существует. И мы хотели бы нашим российским аналитикам, людям, покрывающим как минимум сектор деловых финансов, показать, какие у нас есть наработки и что мы в России тоже далеко не отстали».

О самом большом digital-банке в мире

«Я скажу вам честно: западные коллеги зачастую удивлены и поражены нашим темпом — по технологиям, по уровню развития мобильных приложений, еще каких-то вещей.

Больше этого банка в мире никто не построил

В конце концов по стоимости бизнеса! Попробуйте открыть в Европе бизнес как частное лицо — и делать транзакции. Вы знаете, что там за каждый чих с тебя берут два евро, три евро… То есть Россия очень сильно впереди планеты всей… Хочется, чтобы вы об этом знали или, как минимум, об этом задумались. Вы находитесь в офисе самого большого, хотим мы этого или нет, digital-банка в мире. Потому что больше этого банка в мире никто не построил. Есть какие-то китайские… но пусть они сначала построят».

Почему банк?

«Народ не очень понимает, кто мы есть… Хожу, смотрю, везде Тинькофф Банк написано. Блин, почему банк? То есть, кто мы — банк, не банк, IT-компания? На мой взгляд, это вам решать, кто мы есть. Вы умные, а мы просто работаем… На мой взгляд, мы безусловно отличаемся от банков.

Когда я читаю отчеты, где нас по капиталу сравнивают, мне становится достаточно странно… Вроде и по-английски пишут, но совершенно не читают западную прессу, не имеют доступа к информации. Так вот, я напоминаю, что в мире существует порядка шести-семи банков, которые оцениваются в пять капиталов, шесть капиталов. Но я знаю, что русские аналитики как привяжутся к капиталу — и все, хоть убей. Банк „Санкт-Петербург” стоит 0,4 капитала, а „Тинькофф” три не может стоить. Я считаю, что он и десять может стоить! У нас возвратный капитал совершенно другой, другие темпы роста, другое качество и так далее».

О том, что в России происходят крутые вещи

В России происходят крутые вещи

«В России такое количество умных, талантливых, молодых, энергичных, ответственных людей… Средний возраст наших сотрудников — 24 года. Молодые, в основном выпускники хороших технологических вузов… За Россию я спокоен на ближайшие двадцать лет как минимум, наша страна будет жить и процветать. В России происходят крутые вещи, здесь крутые молодые люди. Мне кажется, если им дать возможность развиваться, не мешать, и главное — культивировать, платить достойные деньги и правильно мотивировать, они смогут делать интересные вещи!»

О том, почему Тиньков такой один?

«Мне стало так гордо за страну и за организацию, которую я создал, куда я каждый день прихожу на работу. Мне кажется, это было бы и вам интересно: сформулировать, понять, почему Тиньков — он такой один? Почему все теряют деньги, а мы зарабатываем? Что-то там не так…

Как написал один из аналитиков, фамилию я не помню: ну, там, Тиньков всегда красил кроссовки, потом продавал их. Причем сослался на мою книгу, я не помню, чтобы такое писал… Тоже есть такой стереотип, да. Но я хотел бы, чтобы вы посмотрели, что мы делаем на самом деле».

Тинькофф Банк отращивает вторую ногу В конце лета прошлого года Тинькофф Банк объявил о масштабном запуске своего ипотечного проекта, реализованного с партнерами. О работе ипотечной платформы, принципе выбора партнеров, результатах полугодовой работы и цели, которая ставилась при старте проекта, порталу Bankir.Ru рассказывает руководитель по развитию ипотечного бизнеса банка Игорь Ларин. «В основе лежит известная модель брокериджа, но принципиальное отличие — мы не берем денег с клиентов»,— утверждает он.