Когда два года назад, пишет The Economist, он перенес свою штаб-квартиру из исторического центра Стокгольма, сотрудники испытали недовольство. Однако переезд в унылый бизнес-парк за городской границей означал не просто экономию $25 млн в год. Он символизировал желание дистанцироваться от увлекательных, но чрезвычайно рискованных направлений банковского бизнеса. Вместо них банк выбирает стратегию, такую же простую, как скандинавская мебель в его служебных помещениях, по образному выражению авторов статьи.

Swedbank сумел сосредоточиться на главном — на сокращении расходов и на снижении финансовых рисков

Суть этой стратегии заключается в следующем: нужно продавать как можно больше скучных, но лишенных риска банковских продуктов и при этом максимально экономить на издержках. Из 8 млн клиентов 7 млн — шведские семьи. Ипотечные кредиты составляют 60% всех выданных заимствований. И хотя существует много факторов, которые банкиры контролировать не в силах, Swedbank сумел сосредоточиться на главном — на сокращении расходов и на снижении финансовых рисков. По сравнению с 2009 годом, численность сотрудников была уменьшена на треть. А количество офисов в Швеции за последние два десятилетия сократилось с более чем тысячи до 275. И только восемь из них, по свидетельству The Economist, по-прежнему работают с наличностью.

Зачем банкам готовиться к запуску ГИС ЖКХ1 июля банки столкнутся с необходимостью передавать сведения о коммунальных платежах в новую информационную систему ГИС ЖКХ. Для организации взаимодействия с этой системой требуются непростые доработки, но альтернатива одна — лишиться возможности проводить коммунальные платежи.

Трепетное отношение к расходам проявляется во всем. Смена телефонной компании помогла сэкономить 58% на связи. Часть рабочих мест банк передислоцировал в страны Балтии, где на 70% ниже уровень зарплат. $1,6 млн, которые получает в год генеральный директор Бригитте Боннерсен, журнал называет умеренной суммой, по меркам банковского бизнеса. (А если учесть шведскую систему налогообложения, то получится более чем скромное вознаграждение для главы ведущего кредитного учреждения весьма зажиточной страны.— Bankir.Ru).

В результате жесткого режима экономии расходы составляют всего 43% от выручки. А это означает, что в виде прибыли остаются 57%, то есть на 16 процентных пунктов больше, чем в среднем по ЕС.

Один из самых популярных продуктов Swedbank — мобильное приложение «встряхни телефон, чтобы узнать баланс на счете»

Ключевыми для успеха стали усилия по переводу клиентов из офисов в интернет и в приложения для мобильных устройств. Как прогнозирует Бригитте Боннерсен, которую цитирует журнал, в недалеком будущем люди будут наносить визиты в банк не чаще чем раз в пятилетие. Она убеждена, что «экстремальная эффективность», основанная на новых технологиях, составляет суть розничного банкинга. Один из самых популярных продуктов Swedbank — мобильное приложение «встряхни телефон, чтобы узнать баланс на счете». Ежемесячно оно используется клиентами в общей сложности 30 млн раз.

Банку повезло, что его главный рынок находится именно в Швеции. Ее экономика росла в последнее время быстрее, чем в большинстве других европейских стран. Шведам также было легче отказаться от офисов и личного общения с банковскими служащими благодаря завидной, как считает The Economist, «цифровой» сообразительности. И, наконец, банкротство банковской системы 1990-х годов заставило шведских банкиров относиться настороженно к рискованному кредитованию задолго до наступления финансового кризиса.

Тем не менее, в начале 2000-х годов Swedbank слишком легко предоставлял кредиты в Прибалтике, России и на Украине. Около 20% этих заимствований к 2009 году стали невозвратными на фоне аналогичного показателя всего 3% по кредитному портфелю в целом. Но что выделяет шведский банк, так это его реакция на кризисную ситуацию, делится с журналом один из аналитиков. Swedbank без промедлений продал российский и украинский бизнес и списал «плохие» прибалтийские долги. В настоящий момент, по данным, которые приводит The Economist, только 0,4% кредитного портфеля в состоянии дефолта.

Основная часть кредитования направляется в сельское хозяйство, лесную промышленность и в жилищное строительство, которые считаются более надежными сферами вложений

Полученный во время кризиса опыт делает Swedbank консервативным и даже в чем-то скучным. У него нет стремления осваивать новые рынки. Он избегает рискованных вложений и предпочитает выдавать кредиты под надежное покрытие. Лучше всего под залог жилой недвижимости. В бережливой Швеции он старается держаться подальше от компаний потребительского сектора, который, как правило, страдает больше других в периоды экономического спада. Основная часть кредитования направляется в сельское хозяйство, лесную промышленность и в жилищное строительство, которые считаются более надежными сферами вложений.

Несмотря на предельное внимание к управлению рисками, даже Swedbank не в состоянии исключить их целиком. Поскольку не в привычках шведов хранить большие суммы на банковских счетах, он сильно зависит от оптовых источников фондирования. А значит — от переменчивых настроений инвесторов. Банк может также столкнуться с большими проблемами в случае массовых дефолтов по ипотечным кредитам. Цены на шведскую недвижимость и ипотека стремительно растут, усиливая опасения, что на рынке формируется пузырь.

Однако даже если реализуется один из зловещих сценариев, Swedbank все равно окажется в лучшем положении, чем большинство его европейских конкурентов, полагает The Economist.