Во всех крупных торговых центрах России можно встретить автоматы, выдающие микрозаймы. Подошел, отсканировал паспорт, подождал несколько минут и получил наличные. Еще можно оформить заявку через интернет, и в течение дня деньги привезет агент, который заодно осмотрит жилплощадь. На всякий случай. При повторном обращении деньги могут сразу зачисляться на карту без встречи с агентом.

И только с настоящими банками все сложно. Получить кредит без личного визита в офис невозможно. Те же, кто нашел время откликнуться на СМС о «предварительно одобренном кредите», на месте вдруг выясняли, что реальная сумма отличается от обещанной на порядок. Это, конечно, не способствовало дальнейшим визитам и несколько отпугивало от них родственников и знакомых.

С одной стороны, у новшества одни плюсы: банки смогут достучаться со своими предложениями даже до очень занятых людей

И вот — прорыв. «Известия» сообщают, что Минкомсвязи приступило к разработке механизма онлайн-кредитования. При его внедрении клиент сможет подавать заявку на кредит через интернет-банк (или ответить на предложение самого банка) и, в случае одобрения, сразу же получить сумму на свою карту, не заходя в офис.

С одной стороны, у новшества одни плюсы: банки смогут достучаться со своими предложениями даже до очень занятых людей, которые как раз и оказываются самыми надежными плательщиками. Информации о них у банка более чем достаточно, и налицо возможность не только расширить клиентскую базу, но и сократить издержки.

Однако прогрессивная идея может легко столкнуться с подводными камнями, существенно сужающими сферу ее применения.

Во-первых, МФО обычно оперируют суммами в диапазоне 5–20 тысяч рублей, тогда как для банка, с учетом издержек и процентной ставки, сумма меньше 50 тысяч рублей интересна средне. А в ряде случаев ограничение на минимальную сумму кредита может достигать и 100 тысяч рублей. Это уже гораздо более высокие риски, не компенсирующиеся процентами по кредиту.

Нельзя точно знать, действительно ли на той стороне находится сам клиент, а не его родственники или недоброжелатели. Например, кредит может оформляться под психологическим прессингом или даже под угрозой. Также доступ к компьютеру и телефону родителя может оказаться у плохо воспитанного отпрыска, который получит кредит и перенаправит его по собственному разумению. Закон, конечно, на стороне банка, но вероятность возврата денежных средств все равно невысокая.

В течение шести лет я наблюдаю за жизнью явно небедного мужчины, который получает внушительную «белую» зарплату и совершает дорогие покупки по всему миру

Во-вторых, вопиющие дыры в безопасности есть на стороне самих банков. У меня уже шесть лет перед глазами отличный пример одной из них. В 2010 году приобрел для тестов сим-карту, к которой оказалась подключена услуга мобильного банкинга одного из крупнейших российских банков. Чисто теоретически, при физической замене сим-карты банк должен заметить это и доступ к услуге ограничить. У меня так и было с Альфа-банком, Сбербанком и почившим в бозе Связным-банком. Но тут почему-то триггеры не сработали. И, повторюсь, в течение шести лет я наблюдаю за жизнью явно небедного мужчины, который получает внушительную «белую» зарплату и совершает дорогие покупки по всему миру. В конце прошлого года купил машину за 3 млн рублей. Из персонализированных сообщений мне известно имя этого человека. Так что, думаю, при минимальном везении и недолгом копании в соцсетях могу получить доступ к интернет-банку и оформить кредит на миллион-другой. Разумеется, я этого делать не стану. Но сколько таких сим-карт с подключенным сервисом выдано по всей России? И все ли устоят перед соблазном влегкую срубить денег? И, кстати, искать концы при расследовании будет не так-то просто.

В общем, с учетом национального колорита онлайн-кредитование на первых порах может применяться только в рамках зарплатных проектов, да и то после длительного дутья на воду. Это яркий пример, когда технический прогресс требует не только отмашки регулятора, но радикальной доработки юридической базы и общего повышения культуры безопасности на местах.