Чем более популярно API компании, тем больше у нее разноязычных копий одного и того же кода, решающего одинаковые задачи.


Миллионы талантливых людей хардкодят ОДНО И ТО ЖЕ

Мир FinTech говорит про API, не умолкая.«Мы видим, что технически грамотные игроки на рынке все чаще хотят взаимодействовать с банковскими сервисами через API»,— заявляет Bruce Wallace, операционный директор Silicon Valley Bank.

«Если бы PayPal и Facebook не сделали ставку на API, эти компании были бы уже мертвы. Совместный доступ к ресурсам — вот что главное. Банку в любой точке мира, если он хочет развиваться, нужно дать доступ к своим ресурсам через API»,— пишет визионер, автор книги «Цифровой банк» Крис Скиннер.

Использовать API как точку роста могут только глобальные игроки вроде Visa

Здесь есть противоречие: Скиннер сравнивает глобальное и локальное. PayPal — глобальная компания, а банк — локальная, и API его локальны, а значит и разработчики будут только локальные, то есть роста не случится. Использовать API как точку роста могут только глобальные игроки вроде Visa.

Visa c MasterCard подтвердили свою приверженность идее открытия API. В 2015 году MasterCard объявил Open API Declaration, за ним последовала Visa, которая в феврале 2016 года открыла сотни API на сайте Developer.visa.com.

Visa и MasterCard сделали доступными API для e-commerce, денежных переводов, геолокации. Однако мы не видим очереди из банков, которые могли бы эти API использовать. Почему?

От API к процессам. Эпоха пост-API.

Банки это не ИТ-компании. А API это не готовый продукт. Для того чтобы на базе API Visa сделать, например, продукт p2p-переводов, банку необходимо хардкодить. Visa и MasterCard заставляют банки сделать одну и ту же работу десятки тысяч раз.

В мире существуют около 100 млн компаний. И более 30 000 банков. Программисты в этих банках делают абсолютно одинаковую работу, создавая 30 000 идентичных интернет-банков, 30 000 мобильных банковских приложений, 30 000 чекаутов.

Часть 25-страничного алгоритма денежного перевода.

Каждый банк создает сотни тысяч строк кода, реализуя свою версию этого алгоритма. Зачем?

Банки хотят получать от MasterCard и Visa не API, а продукты такого же уровня готовности, что и пластиковая карточка

Все эти усилия — сверхизбыточны. Наличие API — не предел мечтаний в деле разработки софта. Банки хотят получать от MasterCard и Visa не API, а продукты такого же уровня готовности, что и пластиковая карточка. Банки не изобретают карточки, а берут готовые и продают.

Как может выглядеть эпоха пост-API? Нам нужно решение, которое не будет зависеть от конкретного языка программирования, которое можно легко масштабировать, копировать, изменять.

Ответ: процессы. Что такое «процесс»? Процесс — это не просто набор данных, доступный через API, процесс — это описание всех возможных состояний объектов и правил переходов между состояниями. В одном процессе между собой могут взаимодействовать сотни и тысячи API.

API — это не продукт. Процесс — это продукт

Нам нужно сменить парадигму. Компаниям нужно открывать и раздавать не API, а готовые процессы. «Добро пожаловать в экономику алгоритмов,— говорит старший вице-президент Gartner Reseach Peter Sondergaard.— Сами по себе данные, по своей природе, мертвы. Ценность состоит в алгоритмах [процессах]. Алгоритм определяет действие».

Visa и MasterCard должны раздавать не API, а процессы

Благодаря process layer Visa и MasterCard дефрагментируют банкинг

Банкинг — это ультрафрагментированный рынок. Однако есть его часть, которую Visa и MasterCard уже давно дефрагментировали,— это пластиковые карты. Все банки выпускают одинаковые карты стандарта Visa или MasterCard.

Однако, не смотря на то что технология выпуска карт в мире дефрагментирована, фрагментированной остается логистика. Именно поэтому сегодня Visa и MasterCard управляют платежными технологиями, а банки управляют отношениями с клиентами.

Точно так, как Visa и MasterCard дефрагментировали пластик, они дефрагментируют и оставшуюся часть банковской системы

Оцифровка пластика, о которой упоминалось в прошлой статье, и переход от API к процессам изменят все это. Контроль над отношениями с клиентами будет стремиться перейти от банков к Visa и MasterCard. Точно так, как Visa и MasterCard дефрагментировали пластик, они дефрагментируют и оставшуюся часть банковской системы, только раздавать нужно не API, а готовые процессы.

Эволюция: от карт к API и к процессам

Почему Visa и MasterCard способны это сделать? Потому что они были рождены глобальными компаниями, и рынок заставил их стать ИТ-компаниями. Банки никогда не были в такой позиции, они по своей природе — локальные компании.

Когда банкир пытается вам рассказать, как он локально борется с глобальными компаниями или работает c Big Data, можно смело менять тему разговора на погоду, потому что погода локальна, а банковские технологии обречены на глобализацию, и ты физически не можешь играть против глобального игрока.

Как я уже отмечал, в мире 30 000 банков — клиентов Visa и MasterCard. Конечно, все банки выпускают одинаковый пластик, но каждый при этом мнит себя конкурентом Google, создает приложения, чекауты, антифроды, интернет-банки, тратит огромные средства на содержание разработчиков, а в итоге все они решают одинаковые и абсолютно бесполезные задачи по увеличению фрагментации рынка.

Переход от API к процессам — это очень хорошая новость для банков

Поэтому счет в пользу платежных систем 30 000 к 1. Дефрагментация банковского бизнеса неизбежна математически.

Переход от API к процессам — это, на самом деле, очень хорошая новость для банков. Стандартизация и дефрагментация позволит банкам получать от Visa и MasterCard готовые ИТ-продукты одинаково высокого качества, в какой бы точке мира они ни находились. И вычеркнуть из своей жизни дамоклов меч необходимости «быть ИТ-компанией», вместо этого банки смогут сосредоточиться на своих классических компетенциях.

Для перехода в эпоху пост-API нужен process layer

Благодаря process layer-компании смогут брать готовые продукты — интернет-банк, p2p-переводы, e-commerce и т. д. с маркетплейсов Visa или MasterCard. Останется только настроить «свои» процессы под требования местных AML и compliance. Запуск продукта в такой парадигме произойдет так быстро, как того захочет клиент, а не так долго, как того захотят программисты или подрядчики.

Visa убивает банки.Классический банкинг убивают не финтехстартапы и даже не биткоин. Это уже делает Visa.

Представьте себе, что компания, которая занимается денежными переводами, хочет запустить сервис в 120 странах мира. Медленный путь — объявить тендер в каждой из стран, выбрать ИТ-вендора, потратить годы и получить плохо управляемый зоопарк копий одного и того же сервиса на разных языках программирования. Быстрый путь — это использование process layer, где в рамках облачного цифрового ядра связаны десятки собственных API с API банка-партнера. В такой парадигме однажды созданные процессы можно копировать по всему миру, добавляя необходимые локальные настройки. Новые страны такая «smart company» может запускать не годами, а за считанные месяцы, причем основное время уйдет на процедурные вещи, такие как compliance.

В виде набора готовых процессов можно представить себе и, например, интернет-банк. Интернет-банк должен стать таким же стандартным продуктом, как пластиковая карточка Visa или MasterCard.

Фундаментальная технологическая проблема коммерческих банков — локальность банковского бизнеса

Существование process layer позволит любому банку мира взять из коробки готовые core-процессы, где под капотом — десятки тысяч API из мира FinTech.

Подводя итог, хочется сказать, что фундаментальная технологическая проблема коммерческих банков — локальность банковского бизнеса. Банк может расти только до каких-то географических границ, поэтому рано или поздно бОльшая часть банковских технологий будет коммодитизирована и перейдет под контроль глобальных платежных систем. Сегодня банкиру-практику надо думать, как и в каком виде он будет существовать в средне- и долгосрочной перспективах.

Анонс:

19 апреля 2016 года состоится первый в России форум «  Блокчейн и открытые платформы — 2016 ». Организатор мероприятия — портал Bankir.Ru, модератор — главный редактор Антон Арнаутов.