В пресс-службе Центробанка пока не готовы прокомментировать возможное изменение. «Вопрос находится в стадии обсуждения и комментарии преждевременны», — заявили Банкир.Ру в пресс-службе регулятора. И посоветовали обратить внимание на исследование Национального бюро кредитных историй (НБКИ) по долговой нагрузке заемщиков микрофинансовых институтов (МФИ).

1 января 2016 года 13,5% заемщиков обслуживали более 1 займа

По данным исследования, сделанного на основании кредитных историй более 2000 МФИ, на 1 января 2016 года 13,5% заемщиков (чуть более 420 тыс. человек) обслуживали более 1 займа.

Два займа имеют 8,7% должников, три — 2,8%, четыре — 1,36%, пять и более более — 0,65%, свидетельствуют данные НБКИ. Однако если учитывать кредитные истории всех заемщиков с учетом банков, то показатели значительно выше. В целом по рынку более 30% заемщиков имеют больше одного кредита, больше двух займов есть у 18,6% граждан, больше трех — у 7,3%, больше четырех — у 3, 5% и более — у 1, 27%.

Если у заемщика большое количество действующих необеспеченных кредитов и займов, то риск дефолта таких заемщиков очевидно выше

«С учетом банковского сектора, доля заемщиков, обслуживающих более одного кредита/займа, прогнозируемо выше», — прокомментировал результаты исследования директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. Впрочем, он предлагает разделять кредиты по степени риска. «Если заемщик одновременно с ипотекой имеет, скажем, кредитную карту, то это — абсолютно стандартная и нормальная ситуация. Если же у заемщика большое количество действующих необеспеченных кредитов и займов, то риск дефолта таких заемщиков очевидно выше. Здесь с большой долей вероятности можно предполагать у заемщика финансовые затруднения», — подчеркивает Алексей Волков.

То есть, по его мнению, важнее с точки зрения долговой нагрузки рассматривать не количество кредитов, а их качество. При этом подходить к вопросу системно, не разделяя долги банкам и МФО. С этим согласны и участники рынка.

«Проблема закредитованности населения — это общая системная проблема финансового сектора. И дело не в количестве займов, а в общей долговой нагрузке заемщика. У «валютных ипотечников» только один кредит, но люди не могут его обслуживать и остаются без жилья», — полагает директор СРО «МиР» Андрей Паранич. А заместитель генерального директора по развитию бизнеса, член правления МФО «МигКредит» Динара Юнусова уверена, что тема излишней закредитованности россиян несколько преувеличена. «На сегодняшний день соотношение кредитов населения к ВВП составляет порядка 16-18%. Для сравнения, в Германии — 54%, в США — 80%», — говорит она.

Есть заемщики, которым и один заем выдавать нельзя. Но есть клиенты, которым можно выдать и 8-10 займов в год

Динара Юнусова также подчеркивает, что при рассмотрении заявки на получение займа сами МФО обращают внимание на платежную нагрузку клиента. «Если она невелика и позволяет клиенту своевременно платить по долгам, то мы считаем нецелесообразным введение ограничений по количеству займов на одного клиента», — поясняет представитель МФО «МигКредит». Сооснователь, генеральный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин соглашается с коллегой, что важен индивидуальный подход при рассмотрении заявки: «Есть заемщики, которым и один заем выдавать нельзя. Но также есть клиенты, которым можно выдать и 8-10 займов в год — их финансовая дисциплина безупречна. Им удобно обращаться в компанию, они нашли наилучший сервис, ставку, для них работает выгодная программа лояльности».

Поэтому участники рынка категорически против ограничения количества займов на одного клиента. Динара Юнусова полагает, что введение подобного ограничения может снизить доступность финансовых услуг для широкого круга заемщиков, для которых в условиях сокращения банковских кредитных программ МФО является одним из реальных способов решения срочных финансовых вопросов. Андрей Паранич логично замечает, что ограничивать выдачу краткосрочных займов только для микрофинансовых организаций не имеет смысла. «Для того, чтобы ограничение числа кредитов и займов на одного заемщика было эффективным, данная норма должна охватывать всех профессиональных кредиторов», — подчеркивает директор СРО «МиР».

Если ЦБ захочет ввести такую норму, то придется распространить ее на все финансовые институты

Получается, что если ЦБ захочет ввести такую норму, то придется распространить ее на все финансовые институты. А это может привести к тому, что положение заемщиков ухудшится.

«Стоит учитывать, что данное ограничение может в некоторых случаях помешать заемщику перекредитоваться по более низкой ставке. Улучшение условий займа, рефинансирование или реструктуризация, как правило, идет через заключение нового договора займа. Таким образом прямое ограничение на количество займов и кредитов может ухудшить положение заемщика, попавшего в трудную финансовую ситуацию», — говорит Андрей Паранич.

В нынешних условиях невозможно ограничить количество займов на одного заемщика в какой-либо период времени, поскольку кредитные организации передают данные в несколько бюро кредитных историй

Борис Батин и вовсе уверен, что в нынешних условиях невозможно ограничить количество займов на одного заемщика в какой-либо период времени, поскольку кредитные организации передают данные в несколько бюро кредитных историй. «Единой базы не существует, и ее создание представляется сегодня проблематичным. Это займет как минимум несколько лет. В противном случае произойдет перераспределение объемов, то есть заемщик вместо того, чтобы оформлять кредиты там, где ему удобно и выгодно, будет вынужден обращаться в другие компании», — поясняет Борис Батин.

Алексей Волков из НБКИ полагает, что делать прогнозы о том, что произойдет в случае введения ограничений в части количества займов на одного заемщика, довольно сложно, да и пока еще рано. По его мнению, главная задача сейчас состоит в том, чтобы максимально затруднить работу нелегальных микрокредитных организаций.