— Не секрет, что среди крупных успешных бизнесменов подавляющее большинство — мужчины. Так сложилось исторически, и, хотя сейчас ситуация кардинально изменилась, многие, услышав о «женском предпринимательстве», иронично улыбаются. Почему так?

— Скажем так: это инертность восприятия. В принципе, сейчас развитие женского предпринимательства — серьезный мировой тренд.

В женском малом бизнесе можно увидеть серьезный акцент на идеях развития социального предпринимательства.

Как показала практика многих стран, это является точкой роста малого и среднего бизнеса. Если рассмотреть кластер малого бизнеса в целом, то там есть много разных направлений: есть развитие инноваций, промышленного производства, услуг и так далее. Но ведь на него можно посмотреть и в другой логике: например, молодежное предпринимательство, женское предпринимательство. И именно в женском малом бизнесе можно увидеть серьезный акцент на идеях развития социального предпринимательства. Образовательные проекты, все, что связано с развитием детей, дошкольным образованием, все это, как правило, делают женщины. По факту в России до 90% социального бизнеса и образовательных проектов делают женщины.

У женщины в декретном отпуске, как правило, есть два выбора. Либо она по его окончании возвращается на работу, где ее, возможно, уже не особо ждут, либо она сама стремится сочетать материнство с каким-то видом деятельности. И примеров такой самозанятости очень много.

— Расскажите, пожалуйста.

— Например, одна девушка, Алла Комиссарова, по специальному рецепту начала готовить шоколад для своего ребенка. Потом стала делать для детей друзей. И друзья ей тогда сказали: «Слушай, у тебя классный бизнес!» И теперь ее бизнес активно развивается, она проводит мастер-классы для детей и взрослых, и можно купить ее совершенно удивительный, вкусный шоколад.

Есть интересный кейс от Саши Шафорост — ее печенье «Марк» сейчас продается в «Азбуке вкуса». Марком зовут ее сына, и она первоначально готовила лакомство для него.

— Печенье, шоколад — это как-то все несерьезно…

— Очень часто женщина, начиная свой бизнес, выбирает не то, что пользуется высоким спросом или на чем можно заработать. Она идет от своих потребностей, от потребностей семьи, своих детей. Они создают семейные детские сады, центры развития для детей и многое другое.

— Весной прошлого года вы стали инициатором создания при общественной организации «Опора России» комитета по развитию женского предпринимательства и теперь его возглавляете…

— Да, и за этот год уже в 25 регионах мы открыли местные комитеты женского предпринимательства, а до 1 июля планируем их открыть уже во всех регионах.

Мне удалось встретиться с президентом Владимиром Путиным и представить наши предложения и законодательные инициативы, связанные с женским предпринимательством.

А 20 января на Всероссийском предпринимательском форуме мне удалось встретиться с президентом Владимиром Путиным и представить наши предложения и законодательные инициативы, связанные с женским предпринимательством. И мы уже начали работать с госкорпорацией по поддержке малого и среднего бизнеса в рамках рабочей группы, так как ей уже было дано поручение по разработке планов по развитию женского предпринимательства.

— Всего за год вы смогли так развернуться и даже повстречаться с президентом — это указывает на весьма серьезные намерения.

— Да, и мы не только заявляем о себе на всю страну. Мы создали несколько продуктов, в том числе очень важный — индекс предпринимательской активности женщин, который сегодня мы публикуем впервые. Я считаю, что для России это серьезный прорыв.

— В других странах есть что-то подобное?

— Да. Одним из международных индикаторов предпринимательской активности женщин является индекс Female Entrepreneurship Index (FEI), его подсчитывают специалисты Global Entrepreneurship and Development Institute. В прошлом году в проекте принимали участие 70 стран по всему миру, сравнивались три ключевые показателя: состояние предпринимательской среды, предпринимательская экосистема, устремления предпринимателей. Лидерами в рейтинге стали США, Австралия, Великобритания, Дания и Нидерланды. Россия занимает «почетное» 56-е место.

— Расскажите о нашем индексе.

— Мы назвали его WBI — Women Business Index. Он призван показывать уровень благоприятствования деловой и социальной среды для развития женского предпринимательства в России. Наш индекс также строится по трем ключевым показателям: отношение общества к предпринимательству, экономические условия и инфраструктура, личные качества и таланты. Свою оценку дают женщины, которые уже руководят бизнесом или владеют им, а также те, кто работает по найму или временно не работает. Мы считаем, что такой подход позволяет получить комплексную оценку деловой среды.

— Каковы результаты первого исследования?

— В это непросто поверить, но абсолютное большинство наших респондентов — 96% положительно относятся к предпринимательской деятельности, а три четверти женщин видят себя в качестве предпринимателя в той или иной временной перспективе.

— Что указывали женщины в качестве мотивации и что им нужно для начала бизнеса?

— Мы выяснили, что для тех, кто еще не начал свое дело, наиболее значимым является материальный стимул: женщины хотели бы получать больший доход, чем от работы по найму (51%). Но и важным для женщин является желание реализовать свою идею, приносить пользу обществу (42%). Для начала бизнеса большинству нужен стартовый капитал (67%), проработанный бизнес-план и оценка потенциального спроса (66%), многие считают, что также важны личные качества, уверенность в себе (55%).

— А что является важным для тех, кто уже имеет свой бизнес?

— Здесь несколько другая история. Треть таких респондентов (33%) ответила, что важным было стремление реализовать свою идею, принести пользу обществу. Ключевыми факторами старта женщины-предприниматели называли личные качества и уверенность в себе (43%), а также наличие хорошей команды и партнеров (35%).

— Задавался ли в ходе исследования вопрос о барьерах, которые препятствуют женскому предпринимательству в России?

— Мы выяснили, что основным барьером являются как экономический, так и образовательный факторы. Об отсутствии финансовых возможностей и сложностях в привлечении инвестиций сказали 57% опрошенных. При этом 52% назвали барьером нехватку знаний и опыта ведения бизнеса, 37% заявили о сложной экономической обстановке в стране. В пятерке основных барьеров есть и факторы с ярко выраженным гендерным характером: 34% женщин заявили, что трудностями на пути к началу предпринимательства являются высокая занятость домашними делами и наличие маленьких детей.

— Какой вывод можно сделать, оценив показатели индекса WBI?

— Что интересно: у нас в России более половины трудоспособного населения — женщины, но по уровню развития женского предпринимательства мы на 56-м месте. Получается очень большой гэп. И, собственно, в рамках наших инициатив мы как раз и пытаемся показать, насколько это важно и какой большой потенциал кроется в этом виде предпринимательства. Есть показательный пример — в Китае был создан образовательный проект для женщин, которые хотели бы заняться предпринимательством, с его помощью обучилось 900 тысяч человек. И они открыли свои бизнесы и создали 5 миллионов рабочих мест!

Если поддержать женщину в плане обучения предпринимательству, то можно дать ей «удочку», дать возможность зарабатывать и создавать новые рабочие места.

Мы хотим подчеркнуть, что женщины — это не социально субсидируемый слой. Если поддержать женщину в плане обучения предпринимательству, то можно, как говорится, дать ей «удочку», дать возможность зарабатывать и создавать новые рабочие места. Повторюсь, это одна из точек роста. И наш индекс помогает понять, что нужно для того, чтобы женское предпринимательство в нашей стране получило массовой развитие. Ведь женщины делают такие виды бизнеса, куда мужчины не идут, им это неинтересно. Это социально значимые виды бизнеса, которые помогают развивать экономику.

Надия Черкасова (ВТБ24) «Большие банки и малый бизнес». Запись эфира радио «Банкир».

— Какие программы для женщин-предпринимателей созданы под эгидой «Опоры России»?

— У нас много проектов. Один из них, например, называется «Мама-предприниматель», это образовательная программа. Как составить бизнес-план, как вести финансовый учет, какие существуют налоги, как совместить материнство, бизнес и обязанности по дому и так далее. Мы провели «пилот» и протестировали проект, передали все материалы в госкорпорацию по развитию МСП. Там уровень профессионализма этого проекта был очень высоко оценен. Я не могу точно сказать по срокам, но у нас все готово, и мы можем уже в мае вывести вот этот конкретный проект на федеральный уровень.

— А решается ли вопрос с возможностью привлечения финансирования? Ведь, согласно вашему опросу, барьером является не только отсутствие знаний и опыта, но и нехватка стартового капитала.

— Если в качестве примера брать тот же Китай, то там женщины, прошедшие образовательную программу, получали гранты — либо от микрофинансовых организаций, либо от банков. В ближайшее время я планирую поехать в США, изучить их опыт, а затем и в Китай. Надо подумать, как это сделать у нас.

— В течение всего прошлого года банкиры заявляли об отсутствии спроса на кредиты для малого бизнеса. Да и статистика говорит о том, что в прошлом году портфель кредитов МСБ значительно снизился. Банки не рвутся кредитовать малый бизнес, а предприниматели далеко не всегда могут получить банковский кредит. Чем может заинтересовать кредитные организации именно женское предпринимательство?

— Банкиры сегодня, как мне кажется, смотрят на сегмент малого и среднего бизнеса через призму сформировавшихся клише.

Банкам следует пересмотреть свою логику и попытаться увидеть те возможности, которые они сейчас не видят.

Вспомните стандартный «блин», диаграмму отраслевой принадлежности: 65–70% — торговые предприятия, 20% — услуги, остальное — производство… Мы немного застыли в этой парадигме. Надо смотреть на сегмент малого бизнеса внимательнее, разбивая его на подкластеры. Есть ведь еще интернет-торговля и все, что связано с digital-бизнесом, им банки тоже не предлагают какие-либо программы. Есть финтехстартапы, которыми в кризис никто не занимается. При этом есть ряд направлений, которые активно развиваются и активно поддерживаются акселераторами. Банкам следует пересмотреть свою логику и попытаться увидеть те возможности, которые они сейчас не видят. Стоит продумать дополнительные продукты для тех или иных кластеров и тем самым сделать второй уровень диверсификации своего портфеля.