Точные причины кадровых перестановок в МПС нам не известны, однако поделюсь своим личным видением ситуации. Ключевая причина кадровых перестановок — смена приоритетов в работе представительств.

Еще пару лет назад, до введения санкций и досадных ограничений для работы западных платежных систем на российском рынке, Россия представлялась весьма перспективным рынком. Хотя объемы карточных транзакций в России были невелики по сравнению с мировыми масштабами, однако отечественный рынок обладал весьма приятным и перспективным качеством — рынок быстро рос. Темпы прироста числа карточных клиентов в некоторых банках доходили до 20% в квартал, что было сопоставимо с лучшими мировыми показателями. Этому, конечно, способствовала и общая благоприятная экономическая ситуация в стране, очевидным образом связанная с высокими ценами на нефть.

Обе компании попали в поле зрения руководства страны, как проводники политических решений США.

И вдруг все это изменилось в одночасье. Цены на нефть резко упали, а обе компании попали в поле зрения высшего руководства страны в неблаговидном контексте — как проводники политических решений США. МПС стали заложниками принимаемых совсем не ими политических решений. Это, уверен, никогда не входило в планы МПС, строивших свои стратегии исключительно вне политической конъюнктуры. В массовых СМИ был сформирован в определенной мере негативный образ МПС, готовых по «первому зову американских империалистов» отключить платежные сервисы и «наказать российских граждан», причем в самый неподходящий для них момент — когда они находятся вдали от Родины. По репутации МПС в России был нанесен сокрушительный удар, от которого они до сих пор еще не смогли оправиться. Не буду обсуждать, насколько все это в целом соответствует реалиям, насколько это заслуженно и прочее. Здесь важно другое — ситуация в массовом сознании выглядит именно так. Примерно так ее и представляют акционеры МПС, глядя из-за рубежа.

Уверен — кадровые перестановки в МПС были вызваны сложившимся положением, прошли не случайно, а по указанию «сверху» из-за рубежа.

Каковы цели?

Во-первых, новые лица, по замыслу акционеров, должны придать свежий имидж компаниям в целом. На пост главы MC/EC выдвинут Алексей Малиновский, ранее курировавший в MC/EC вопросы взаимодействия компании с госорганами.

Алексей выглядит как свежий человек, который может начать работу компании с «чистого листа».

Никакого активного и, главное, непосредственного участия в событиях, связанных с санкциями, Малиновский не принимал, неприятных заявлений и комментариев не делал. Поэтому Алексей выглядит как свежий человек, который реально может начать работу компании что называется с «чистого листа». Партнер MC/EC — компания Visa — пошла еще дальше и назначила главой своего представительства россиянку Екатерину Петелину, работавшую заместителем председателя правления банка ВТБ24. Ясно, что Екатерина тем более никак не ассоциируется с участием Visa в недавних досадных событиях. Отмечу, что до выдвижения Екатерины Петелиной главой представительства Visa в России никогда не становился россиянин. Это первый случай.

Какие цели и направления активности будут стоять перед новым руководством, кроме смены имиджа представительств?

Ясно, что ключевая бизнес-цель — это налаживание взаимодействия с госмонополистом на рынке в лице АО «НСПК» и получение долей в обработке российских и международных транзакций. В этом направлении еще есть неиспользованные резервы и возможности, касающиеся, например, выпуска кобейджинговых карт, получения прав на обработку российских интернет-транзакций с использованием лицензионного 3D-Secure и др. Конечно, новые руководители МПС должны будут работать в самом тесном и непосредственном контакте с руководством ЦБ. Думаю, что МПС в этом смысле сделали правильный выбор, и, возможно, даже согласовали новые кадровые назначения. Пожелаем успеха и удачи новым руководителям МПС на новом поприще. Многое, если не все, существенно зависит от них.

P. S.

Упомянутые выше участники недавних событий — главы представительств МПС продолжат свою карьеру в компаниях. Илье Рябому, из MC/EC, предложили перспективную работу на уровне региона, а скорому экс-главе российского подразделения Visa Эндрю Торре — позицию генерального директора в регионе, куда входят страны Африки. По некоторым данным, Торре давно давал понять, что собирался уезжать, и это все вне связи с санкциями. И то, что оба кадровых изменения в МПС произошли одновременно, может оказаться простым совпадением и плодом фантазии автора.