— В последнее время в СМИ часто стали появляться истории, связанные с злоупотреблениями при взыскании задолженностей по займам. Истории поистине вопиющие. В большинстве случаев речь в публикациях идет именно о нарушениях по отношению к должникам МФО. Это какая-то системная проблема, связанная с микрофинансированием?

Обе задачи крайне важны, но решать их нужно с учётом специфики каждой.

— Я бы все же разделил эти две проблемы. Одна тема — регулирование кредиторов, как одних из поставщиков долгов. И другая — коллекторской деятельности. Обе задачи крайне важны, но решать их нужно с учётом специфики каждой. Начну с первого. На самом деле, когда говорят о высоких процентах по займам МФО, смешивают два разных явления: собственно микрофинансирование и «займы до зарплаты» (payday loans). У нас так получилось, что они оказались в одном регуляторном поле. Хотя в мире это два разных вида деятельности, которые регулируются по-разному и воспринимаются по-разному. Нигде больше при слове microfinance не возникнет ассоциации с (payday loans).

Микрофинансирование — это, классически, займы для бизнеса, которые помогают реализации предпринимательской инициативы. А payday loans — это короткие займы по высоким ставкам, которые дают людям возможность занять деньги на короткий срок в экстренных случаях без глубокого анализа профиля заемщика. Поэтому недавно мы развели в законе эти два понятия — скоро компании будут по-разному называться: МФО предпринимательского финансирования, или бизнес-МФО, и МФО потребительского финансирования.

— Теперь МФО и займы до зарплаты будут только называться по-разному или и регулироваться по-разному тоже?

— Конечно, и регулироваться они будут также по-разному, иначе какой смысл менять названия.

— И все-таки причиной того, что заемщики попадают в долговую кабалу, являются сверхвысокие ставки по займам, СМИ называют ставки в тысячи процентов. Вы собираетесь как-то регулировать ставки МФО?

— Утверждения о том, что ставки по займам МФО никак не регулируются, не соответствуют действительности. Законом о потребительском кредите с июля 2014 года установлено одинаковое правовое регулирование как для банков, так и небанковских кредиторов (МФО, кооперативов, ломбардов). В том числе действует правило, по которому максимальная полная стоимость кредита (займа) в соответствующей категории не может более чем на треть превышать среднерыночное значение. Так что речи ни о каких тысячах процентов в регулируемом секторе идти уже не может. Хотя ставки по займам до зарплаты пока все равно остаются высокими, иногда в сотни процентов, надо все же отметить, что благодаря сильной конкуренции и необходимости полного раскрытия информации микрофинансовыми организациями они снижались на протяжении всего прошлого года.

Реализовали по-настоящему системно значимую новацию в законе, которая вступает в силу с конца марта этого года.

Другой вопрос: достаточно ли существующего регулирования для контроля рисков в этом сегменте? На наш взгляд, нет, требуются более серьезные меры. И мы только что реализовали по-настоящему системно значимую новацию в законе, которая вступает в силу с конца марта этого года. Об этом подробнее поговорим чуть позже.

Кстати, в большинстве случаев, описываемых в СМИ, когда ставки по займам действительно достигали тысяч процентов, речь шла о нелегальных, или «черных», кредиторах, которые действовали в нарушение закона вне поля регулирования. В последнее время, благодаря нашим совестным усилиям с генеральной прокуратурой и ОНФ, мы учимся эффективно бороться с такими нарушениями, но в регионах нелегальные кредиторы еще периодически появляются, что также нельзя сбрасывать со счетов при принятии любых решений.

Основная проблема с «займами до зарплаты» возникает тогда, когда, взяв деньги на несколько дней, заемщик попадает в просрочку и по факту не может рассчитаться с кредитором в течение, например, года. Тогда его долг вырастает до значительных величин, передаётся коллекторам и происходят эти недопустимые и даже по-настоящему трагические истории.

Взяв в долг 5 тысяч рублей, вы не сможете оказаться должны по процентам более 20 тысяч рублей при любой длительности просрочки.

Чтобы решить эту проблему, в декабре 2015 года по инициативе Банка России и правительства РФ были приняты поправки к закону об МФО, которые вступают в силу в марте 2016 года. Эти поправки устанавливают предельное ограничение долга — не более чем четырехкратное превышение общей суммы задолженности по процентам над суммой займа. Если объяснять на пальцах, то взяв в долг 5 тысяч рублей, вы не сможете оказаться должны по процентам более 20 тысяч рублей при любой длительности просрочки. Эта мера является дополнительной по отношению к уже действующему регулированию предельных процентных ставок в сегменте потребительного кредитования, а также ограничению на предельный размер пени и штрафов за просрочку (не более 0,1% в день), установленных законодательством о потребительском кредите.

Более того, сразу скажу, что сделан первый шаг, но не последний. Мы считаем правильным и необходимым дальнейшее снижение этого показателя до двух, что в целом соответствует мировой практике. Анализируются также и другие меры по ограничению социального риска в этом кредитном сегменте.

— Но останется ли бизнес МФО рентабельным в таком случае? Не убьет ли этот рынок?

— Нам не нужен любой рынок во имя рынка. Есть две модели потребительских займов: цивилизованная и дикая. Цивилизованная, это когда микрофинансовая компания так строит свою рисковую модель, что у нее на десять выдач приходится три невозврата, условно говоря. И деньги зарабатываются благодаря правильно рассчитанной математической модели, а с должниками работают в рамках общепринятых этических норм, помогая им найти решение, а не выбивая долги. Такие компании, безусловно, есть и на нашем рынке, в основном это крупные игроки с понятными акционерами. Хотя прямо с размером бизнеса это не связано, порядочным можно быть при любом масштабе.

Нецивилизованная модель бизнеса — это когда, наоборот, только три займа возвращаются в срок, и значительная часть дохода извлекается за счет просрочки. Эта модель плохая как для кредитора, так и для заемщика, и её мы будем убирать с рынка.

— Банк России достаточно жестко регламентирует практически все стороны деятельности банков. Собираетесь ли вы так же жестко регламентировать в дальнейшем деятельность МФО?

— В соответствии с законом «О потребительском кредитовании» деятельность и банков, и МФО по потребительскому кредитованию регулируется абсолютно одинаково. К МФО предъявляются все те же самые требования. Закон «О потребительском кредитовании» распространяется на них в равной степени.

Что касается общего надзора, то мы постоянно его развиваем — будь то вопросы формирования резервов или вопросы финансовой стабильности.

— И все-таки как быть с коллекторами? На волне вполне справедливого возмущения дикими методами, которые применяются наиболее оголтелыми взыскателями, раздаются призывы радикально ограничить деятельность коллекторских агентств. Кто должен регулировать коллекторов?

— Банк России считает, что деятельность по взиманию просроченной задолженности, вне зависимости от того, кто этим занимается — специальное агентство, банк, микрофинансовая организация или кредитный потребительский кооператив, должна регламентироваться жесткими стандартами. Для этого необходимо принятие федерального законодательства. Банк России полагает, что в рамках закона о коллекторах правительство определит федеральный орган исполнительной власти, ответственный за регулирование и надзор за коллекторской деятельностью.