Первое. Девалютизация

Программу дестимулирования валютного кредитования мы начали еще в 2013 году. Просто мы не озвучивали ее под каким-либо лозунгом. Это была программа, рассчитанная на несколько лет.

Теперь пришла очередь юридических лиц. Мы, безусловно, будем обсуждать проекты нормативного акта с вами, будем рассматривать различные предложения. Я сейчас не буду давать комментарии на те предложения, которые уже поступили. Есть вопросы экспортеров: одинаковые ли выставлять коэффициенты рисков предприятиям, у которых есть валютная выручка? Есть вопросы к ценным бумагам. И вот все это обсуждается.

Важный момент. Эта программа касается не только активов. Она касается и пассивов. Почему вы выдаете кредиты в валюте? Потому что клиенты несут вам пассивы в валюте. Это объективная реальность, мы тоже ее понимаем, и поэтому точно так же будем дестимулировать рост валютных пассивов. Скорее всего, это будет сделано путем разделения ставок отчисления в фонд по рублевым и валютным вкладам. Потому что доля валютных вкладов населения более стабильна. А вот доля валютных вкладов предприятий растет очень быстро. И сейчас она достигает почти 50%.

Валютные спекуляции — это не основная деятельность промышленного предприятия.

И мы у определенного количества банков видим уже такие некорректные, с нашей точки зрения, сделки, как выдача рублевого кредита предприятию, предприятие (на этот кредит. — Bankir.Ru) покупает валюту и кладет ее на депозит в тот же самый банк в надежде, что доллар подорожает, а рубль подешевеет. Такие сделки мы, безусловно, не одобряем. Если предприятие берет кредит, то оно берет кредит на свою основную деятельность. А валютные спекуляции — это не основная деятельность промышленного предприятия. Мы понимаем, что это будет болезненно, но поймите наше отношение к этому вопросу.

Второе. Кредитование заемщика с отсутствием признаков реальной деятельности

После большого количества санкционных проверок мы видим, что подавляющее количество заемщиков, которые попадают под не менее чем один из признаков приложения 254-П, все-таки являются не компаниями-однодневками, нет. Но компаниями, которые не ведут никакой деятельности, кроме как получают займы от банков… дальше по цепочке эти средства передаются следующим компаниям. И дальше самые разные сценарии — либо они финансируют что-то, что банк не хочет нам показать, либо эти средства участвуют в возврате процентов за ранее выданные кредиты. Вы, конечно, этого якобы не знаете.

Глава ЦБ: «В случае усиления инфляционных рисков денежно-кредитная политика может быть ужесточена»Российская экономика и банковская система показали хорошую адаптивность к негативным внешним изменениям, однако вторая волна снижения цен на нефть заставит приспосабливаться снова. Глава Банка России Эльвира Набиуллина на традиционной встрече с банкирами в пансионате «Бор» рассказала об итогах 2015 года и о том, какие вопросы будут под пристальным наблюдением регулятора в этом году.

Мы в рамках проверок посетили большое количество потемкинских деревень. Они были очень красивыми. Мы делали самые разные эксперименты. Посещали их до того, как мы скажем банку об их существовании. И после того, как мы скажем банку об их существовании. Потому что банки просят: «А дайте нам списки этих заемщиков. Мы съездим и посмотрим». Мы, конечно, давали. Но до этого ездили сами и смотрели. И когда мы приезжали до того, как дали этот список, там не было ничего. А когда приезжали после того, как дали список банку, там даже были какие-то картинки и фотографии на стенах. Там были люди, компьютеры. Какие-то договоры лежали.

Никакой толерантности к выводу активов у нас быть не должно.

Тоже поймите наше отношение к этой проблеме и к этим людям. В той ситуации, в которой находится и страна, и наша банковская система, никакой толерантности к выводу активов у нас быть не должно. Поэтому мы будем дорабатывать и ужесточать надзорные усилия в плане пресечения кредитования заемщиков, не ведущих реальной деятельности. Результаты этой работы вы уже видите. Громкие и тяжелые для нас отзывы лицензий происходят именно по этой причине. И еще будут происходить...

Это вынуждает задействовать гораздо большие надзорные ресурсы, поскольку вынуждает задействовать большое количество заемщиков по самым разных адресам. Поэтому, кроме ужесточения регуляторных действий, мы планируем перейти от расчетного резерва 50% на расчетный резерв 100%. Потому что какие могут быть 50%, если это предприятие не является реальным заемщиком, а средства выведены? И мы намерены снять возможность использования обеспечения при наличии этих признаков.

Мы рассчитываем  на протокол взаимодействия с Федеральной налоговой службой.

Мы также намерены усовершенствовать нашу систему проверок для того, чтобы не выезжать каждый раз,— это просто неэффективно. Мы рассчитываем на протокол взаимодействия с Федеральной налоговой службой и информатизируем этот процесс для того, чтобы очень быстро выявлять, кто из этих заемщиков когда осуществлял какие выплаты — налоги, выплаты другим компаниям, выплаты в бюджет и т. д. Длятого чтобы гораздо более быстро делать суждение о том, ведут ли заемщики реальную деятельность.

Поэтому мой совет тем, кто не знает, что это такое, что такое компании-обвязки, а к вам приходят люди и предлагают подобные услуги,— отказывайтесь. Потому что потом придем мы.

Третье. Ненадлежащие активы

Эта тематика, которая банкам не совсем понятна. Мы намерены в этом году устранить все непонятные моменты. Мы пишем дополнение к 395-П. Это документ, который определяет источник капитала, в котором будет четко прописан ряд признаков, каким образом мы будем классифицировать активы и источники капитала. Например, является ли что-то капиталом или не является. Я думаю, что после того как этот документ вступит в силу, все наши разногласия по ненадлежащим активам будут прекращены.

Центробанк в 2017 году проведет революцию в области учета активов банков.Порядок учета ценных бумаг в 2017 году будет изменен, и сделано это будет кардинальным образом. Об этом заявил на XI РЕПО-форуме, проходящем 17–18 декабря 2015 года, заместитель главного бухгалтера Банка России Владимир Волков.

Эффект от этого я ожидаю значительный, потому что я вижу большое количество схем по искусственному увеличению капитала. От них надо избавляться. Пока я делаю вербальную интервенцию. Через три-пять месяцев эта интервенция будет уже невербальной.

Четвертое. Риски портфельных ссуд

Это в большей степени затронет банки, которые занимаются кредитами физическим лицам. В портфелях есть два основных риска схемотехники. Первый — это вывод средств через кредит физическим лицам по поддельным паспортам. Это, к сожалению, присутствует.

Если мы увидим необходимость доформирования резервов, то мы попросим вас сделать это на весь портфель, из которого сделана выборка.

Вторая схема более сложная. Это манипуляция с помощью перевода кредитов из портфеля с одним уровнем просрочки в портфель с другим уровнем просрочки. Есть банки,которые только этим и занимаются. И мы нашли возможность пресечь это дело, применяя выборку. И если по этой выборке увидим необходимость доформирования резервов, то мы попросим вас сделать это на весь портфель, из которого сделана выборка.

Пятое. Переоцененные залоги

Залог, несмотря на то, что он не находится на балансе у банка, критически влияет на капитал банка. Мы встречаем переоценку не на 20, не на 30% — это, можно было бы сказать, рыночный дисконт,— а в десятки раз. Причем это сделано оценщиками, которые платят взносы в СРО, с красивыми именами и печатями, состоящими в профессиональной лиге... Если вы хотите продать актив по такой цене, пожалуйста, продавайте, мне не важно. Важно, что этот актив влияет на размер формируемого резерва. Соответственно, он влияет на финансовый результат банка. Соответственно, он непосредственно влияет на размер этого банка. Эти корректировки мы будем делать.

Шестое. Суждения о связанности

Я давно, в 2012 году, когда начал работать в Банке России, обозначил один из основных рисков нашей банковской системы: это кредиты, которые выданы собственнику или предприятию, связанному с собственником банка.

Нормативная база вступит в силу с 1 января 2017 года.

Мы предложили ввести новый норматив, он нами был разработан. И вы видите, что уже второй год подряд этот норматив сдвигается на год. Я не думаю, что будет еще один перенос. Я думаю, что этот норматив Н25 и два изменения при расчете Н6, который будет делаться не по существующим сейчас правилам, а по МСФО,— эта нормативная база вступит в силу с 1 января 2017 года. Мы готовы ее доработать с учетом ваших мнений. И мы будем ее дорабатывать, потому что нам нужно определить признаки связанности заемщика и собственника банка.

Но к этому нужно готовиться банкам, у которых мы уже видим серьезное зашкаливание будущих нормативов. Мы проводим индивидуальную работу, и они предъявляют нам индивидуальный план снижения этого риска для того, чтобы прийти к 1 января 2017 года с какими-то радужными значениями, которые не превышают капитал самого банка.

Вот те шесть направлений работы, которых мы будем придерживаться в этом году. И я хочу сказать, что я тоже поддерживаю призыв к диалогу — у нас просто нет другого выбора. И прошу понять, что наша задача — надзорная — состоит в том, чтобы понять, куда банк вложил средства кредиторов и вкладчиков, и сделать так, чтобы они не пропали. И если есть возможность их вернуть — их вернуть. Я считаю, что и в ваших интересах нам показать — без каких-либо потемкинских деревень, без бумажек и справок из зарубежных депозитариев,— куда и каким образом были вложены средства.