Продолжаем анализировать статистику: в прошлый раз я уже писал, что за 2015 год банк реструктурировал 1911 валютных кредитов. Реструктуризация проходила с использованием следующих инструментов:

Инструменты

 шт.

Конвертация в рубли 

476

Рефинансирование с сохранением валюты

56

Выдача нового кредита с отступным

3

Ипотечная карта

4

Изменение условий действующего договора

1372

Итого, шт.

1911

Итого, доля от портфеля

38%

 

В рамках мероприятий по урегулированию проблемной задолженности в 2015 году банк принял в рамках отступного 41 объект недвижимости, со средним уровнем превышения задолженности над стоимостью жилья ~ 1,5–2 млн руб.

Количество объектов, принятых банком на баланс в 2015 году в рамках исполнительного производства, составило 23.

Судебная работа в 2015 году

 шт.

Кол-во исков «банк — ответчик»

68

Кол-во исков «банк — истец»

170

Кол-во исполнительных листов

60

 

Реструктуризацию валютных кредитов можно разделить на три блока, принципиально отличающихся по сути. Выбор того или иного инструмента реструктуризации предоставлялся клиенту, эффективность применения конкретной схемы зависит от индивидуальной ситуации заемщика.

I. Изменение условий действующего кредитного договора и стабилизационные инструменты.

Снижение платежа может доходить уже до 30–50%, но только на ограниченный период времени.

В рамках указанного инструментария осуществляется увеличение срока кредита с одновременным снижением процентной ставки до уровня 7–8% годовых. Снижение месячного платежа для клиента, как правило, составляло около 1520%. Усилить эффективность инструмента можно за счет одновременного использования отсрочки погашения основного долга (на срок до одного года) в таком случае снижение платежа может доходить уже до 3050%, но только на ограниченный период времени. В качестве более радикального инструмента для временного снижения платежной нагрузки для клиента применяется стабилизационный кредит (кредит на погашение платежей по основному обязательству), что позволяет фактически обнулить ежемесячный платеж по обязательствам на срок до 1 года, но по истечение этого срока стабилизационный кредит также придется погашать. А это, естественно, влечет за собой рост ежемесячных платежей.

Одним из ключевых минусов этого инструментария является сохранение у клиента валютного риска, что в итоге, при продолжении роста курса, может свести к нулю весь положительный эффект, и ситуация в итоге может только усугубиться.

Тем не менее, именно этот инструментарий выбирает преобладающая доля клиентов в 2015 году его использовало более 1,4 тыс. клиентов. Что происходило с рублем в 2015 году, напоминать никому не надо. Эффект плавающего курса рубля за год не увидеть было нельзя. Значит, логично предположить, что многие осознанно оставляли на себе валютный риск или надеялись, что курс вот-вот опять откатится назад.

Валютная ипотека: рубль в свободном плавании. Колонка Михаила Кожокина.

Как результат повторные обращения за реструктуризацией после очередной волны девальвации.

К февралю 2016 года почти 50% всех клиентов, которые воспользовались «легкой» реструктуризацией в 2015 году, пришли в банк за реструктуризацией повторно. Около 20% уже вышли на просрочку. Продолжающийся рост курса съел весь положительный эффект от мер, реализованных ранее.

II. Конвертация кредита в рубли по льготной ставке

Применение при конвертации льготной ставки по рублевому кредиту (11% годовых) позволяет сохранить платеж по новому кредиту на разумном уровне.

Наиболее эффективный инструмент реструктуризации, который позволяет полностью снять с себя валютный риск. Применение при конвертации льготной ставки по рублевому кредиту (11% годовых) позволяет сохранить платеж по новому кредиту на разумном уровне. Этим инструментом в 2015 году воспользовалось около 500 клиентов. О его эффективности свидетельствует то, что такие клиенты фактически не возвращаются в банк за повторной поддержкой (менее 1%), а уровень просрочки по таким кредитам после реструктуризации — не более 5%.

Минус инструмента психологический барьер, клиенту сложно зафиксировать свои убытки по валютному риску, он продолжает надеяться на снижение курса. Расплата клиент загоняет себя еще в более сложную ситуацию.

Безусловно, инструмент не подходит для тех случаев, когда новый платеж совершенно неподъемен для клиента, но таких клиентов, объективно, меньшинство. Открытым остается вопрос, по какому курсу проводить конвертацию. Об этом спорят все: валютные заемщики апеллируют к январскому 2015 года письму ЦБ РФ, в котором рекомендовалось банкам конвертировать валютную ипотеку в рубли по курсу 39,4 руб./$.

Но на минувшей неделе первый зампред Банка России Алексей Симановский дал понять, что ЦБ РФ не планирует повторять рекомендательный опыт: «Целесообразность направления банкам рекомендаций может быть изучена, но пока это представляется нецелесообразным» (цитируется по газете «Коммерсантъ» от 02.02.2016). Некоторые российские банки зафиксировали особый курс конвертации для подобных операций, намного ближе к текущему биржевому курсу.

III. Отступное

Банк пошел на радикальное изменение условий.

Эффективный инструмент практически для всех случаев и, прежде всего, самых тяжелых. Но и самый болезненный, так как предполагает, что объект (квартира, дом) переходит на баланс банка. Собственник жилья перестает быть таковым и получает право арендовать его у банка. Право собственности меняется на право найма. B 2015 году этой схемой воспользовались единицы. И именно поэтому здесь банк пошел на радикальное изменение условий: прием объекта на баланс по рыночной стоимости, прощение долга в сумме, превышающей стоимость квартиры (до 7 млн руб.), предоставление клиенту права за минимальную арендную плату (фактически бесплатно) проживать в квартире в течение двух лет, а также возможность выкупить назад квартиру за счет льготного ипотечного кредита (11% годовых).

Что выберут валютные ипотечные заемщики в 2016 году, пока неизвестно.

Что выберут валютные ипотечные заемщики в 2016 году, пока неизвестно. Все считают. И делают это весьма тщательно.

Банкиры умеют считать деньги это как бы аксиома. Умеют ли считать валютные заемщики? Можно иначе сформулировать вопрос:  есть ли среди валютных ипотечников банкиры, сотрудники банков? Да, есть. До сих пор есть. В том числе и сотрудники ВТБ24 (надеюсь, правда, что речь идет только об одном человеке случай, который мне доподлинно известен; валютную ипотеку оформлял не в нашем банке). Большинство конвертировались в рубли сразу после кризиса 2008–2009 годов.

Кто они, валютные ипотечные заемщики это тема следующей колонки.