Одни будут описывать эти решения в миллионах и миллиардах рублей, другие — в семьях, сохранивших свое жилье или, наоборот, лишившихся его. Постараюсь написать по итогам не только о результатах, но и о новом человеческом знании и опыте. На текущий момент пока статус-кво.

По состоянию на 1 декабря прошлого года в стране насчитывалось около 3,3 млн действующих ипотечных кредитов, из которых только 0,5% (17,5 тыс. кредитов) были номинированы в иностранной валюте.

Основная часть валютного ипотечного портфеля была сформирована в период до 2008 года.

Суммарная задолженность по валютным ипотечным кредитам составляет 126,2 млрд руб., или около 3% от всего ипотечного рынка страны (3,96 трлн руб.). Основная часть валютного ипотечного портфеля была сформирована в период до 2008 года. В настоящее время доля валютных ипотечных заемщиков, получивших кредит до 2009 года, в общем объеме задолженности по валютной ипотеке находится на уровне около 80%.

При этом около 13% всех валютных кредитов (примерно 2,3 тыс. кредитов) не обслуживаются заемщиками с 2009 года.

Валютные ипотечные заемщики: статус — «в работе». Продолжая свой цикл колонок о валютной ипотеке, предлагаю проанализировать основные инструменты реструктуризации: каким был выбор клиентов в прошлом году и с какими итогами мы пришли к началу года нынешнего и попытаться понять, что нас ждет в этом году.

Валютный ипотечный рынок имеет ярко выраженную региональную концентрацию и на 81% сконцентрирован в московском регионе и Санкт-Петербурге. Именно поэтому ни одной акции протеста не было в российской глубинке. Только Москва и Питер.

Сегмент валютных заемщиков существенно отличается по клиентскому профилю и социальному статусу от среднего ипотечного заемщика, имеющего кредит в рублях:

  • средняя сумма выдачи валютной ипотеки более чем в два раза превышает средний ипотечный кредит в рублях;
  • валютные кредиты пользовались популярностью у клиентов, получавших (на момент одобрения ипотеки) доход в валютном эквиваленте или привязанном к валютному курсу;
  • значительна доля сверхкрупных кредитов — около 40% ипотечного валютного портфеля — формируют кредиты размером более $400 тыс. В самом ВТБ24 есть кредиты на сумму $3 млн и более;
  • спрос на валютные ипотечные кредиты сконцентрирован в обеих столицах.

Таким образом, подавляющее большинство валютных заемщиков не относится к «социальному» сегменту, и абсолютное большинство из них до конца 2014 года осознанно оставались в валютном риске.

Около 70% валютных заемщиков сосредоточено у четырех крупнейших операторов ипотечного рынка

Около 70% валютных заемщиков сосредоточено у четырех крупнейших операторов ипотечного рынка. Группа Societe Generale (банк «Дельтакредит») — 4,3 тыс. кредитов, или 24,4% общего количества валютных кредитов. ВТБ24 — 3,8 тыс. кредитов, или 21,7%. Сбербанк — 2,3 тыс. кредитов, или 13,1%. Банк Москвы — 1,8 тыс. кредитов, или 10,3%.

После резкого скачка курса доллара в декабре 2014 года и ипотечные заемщики, и банки активно искали варианты реструктуризации и конвертации валютных кредитов. В результате за 2015 год количество валютных ипотечных кредитов сократилось на 5,3 тыс. единиц (на 23%) при снижении объема валютного ипотечного портфеля с $2,5 млрд до $1,7 млрд (на 31%).

Практически все решения принимались на индивидуальной основе, путем прямых переговоров банков и заемщиков

Итоги значимые. При этом практически все решения принимались на индивидуальной основе, путем прямых переговоров банков и заемщиков. Запущенная в 2015 году АИЖК программа помощи отдельным категориям ипотечных заемщиков, оказавшимся в сложной финансовой ситуации, распространяется и на валютных ипотечников. Но только в 2016 году эта программа должна заработать на полную мощность и сможет оказать дополнительный положительный эффект на валютный ипотечный рынок.

В ВТБ24 валютный ипотечный портфель за 2015 год сократился на 24% — с 4984 кредитов до 3792 штук. На реструктуризацию пошли 1911 валютных ипотечных заемщиков, в том числе 476 клиентов конвертировали свои кредиты в рубли, а 1435 реструктурировали задолженность с сохранением валюты.

Таковы стартовые условия, при которых банки и валютные ипотечные заемщики встретили 2016 год, когда в январе курс рубля вновь резко ослаб. Результат известен: акции протеста ипотечников в Москве (в Питере они были куда менее заметны), активизация переговоров с банками о реструктуризации валютной ипотеки. Эмоции пока не захлестывают, но уже имеют место.

Но на переговорах — поверьте мне, как непосредственному участнику,— обе стороны достаточно быстро переходят на язык цифр и берут в руки калькуляторы.

Об этом — в следующем материале.