О том, что банк «Экспресс-Волга» с 1 февраля полностью прекращает осуществление валютных операций и собирается работать только с российским рублем, сообщило саратовское информационное агентство «Регион-64».

Валютные сбережения можно будет получить, не переводя в рубли, до 31 января

 

В сообщении отмечается, что сейчас кредитная организация оповещает об этом клиентов путем SMS-рассылок и звонков. «Валютные сбережения можно будет получить, не переводя в рубли, лишь по 31 января включительно,— говорится в сообщении „Региона-64”.— После этого деньги будут конвертированы в национальную валюту. Возможность сохранить их в долларах или евро сохранится при переводе средств в другой банк». Агентство отмечает, что «главное управление Центробанка РФ по Саратовской области от комментариев отказалось».

По данным Bankir.Ru, сегодня во второй половине дня в местном управлении ЦБ пройдет совещание по поводу данного решения банка «Экспресс-Волга».

       

«С 1 февраля 2016 г. клиенты смогут получить валюту в ограниченном количестве офисов, либо перевести ее бесплатно на свой счет в другом банке, либо  забрать сбережения в рублях  после конвертации по выгодному льготному курсу (курс биржи на текущую дату + 1 % ), — пояснил ИА Bankir.Ru управляющий директор банка «Экспресс-Волга» Игорь Лаппи. — Все желающие могут расторгнуть досрочно  валютные депозиты без потери процентов».

В банке такое решение объясняют желанием повысить надежность в условиях высокой волатильности курса рубля. «Привлеченные вклады размещаются в потребительские кредиты, кредиты российским предприятиям и организациям, а также субъектам федерации,— говорится в сообщении пресс-службы.— Все эти операции осуществляются в рублях, поэтому у банка больше нет потребности в привлечении иностранной валюты».

В пресс-службе указывают, что «отказ от работы с валютными вкладами на банковском рынке иногда происходит негласно — банк просто устанавливает непривлекательно низкие ставки. Аналогично происходит и с другими продуктами. Мы работаем открыто».

Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков считает, что с прагматической точки зрения позицию банка «Экспресс-Волга» понять можно. «Сейчас сложно разместить средства в валюте,— говорит он.— Никто не хочет брать кредиты в валюте, даже если они дешевые, поскольку курс рубля падает. Потребители боятся, что им придется платить не только проценты по кредиту, но и покрывать разницу в курсе, если валюта еще вырастет по отношению к рублю».

Идеальный вариант — последовательно выполнять свои обязательства, как бы это ни было сложно

Вместе с тем Анатолий Аксаков считает, что принцип «обратной силы» в отношении вкладов в валюте, которые теперь нужно закрывать или конвертировать в рубли, может устроить не всех клиентов. «Идеальный вариант — последовательно выполнять свои обязательства, как бы это ни было сложно,— говорит он.— Вкладчиков, открывающих валютные депозиты, можно понять — они пытаются хеджировать валютные риски, но и желание банка проводить менее рискованную политику тоже оправданно. Решение формировать депозитную базу только в рублях — это трезвый в текущей ситуации подход. Я призвал бы банки очень сдержанно относиться к приему валютных вкладов».

В стране сложилась убыточная валютная ликвидность

Старший управляющий директор — главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников констатирует, что в стране сложилась убыточная валютная ликвидность, вызванная двумя противоположными факторами. Во-первых, у банков резко возросла доля валютных обязательств, что обусловлено девальвацией рубля и конвертацией — граждане переводят свои рублевые вклады в валютные. Во-вторых, произошло резкое падение спроса на валютное кредитование. «У региональных банков, каким является „Экспресс-Волга”, вообще мало экспортеров, поэтому непонятно, кому они могут предложить кредитование в валюте,— указывает эксперт.— Но на самом деле, у крупных банков ситуация не лучше: спрос на валютные заимствования резко упал. Даже сами экспортеры не хотят брать на себя возросшие валютные риски. Сегодня они переходят на рублевое кредитование, благо свою валютную выручку они могут выгодно реализовать в текущих условиях».

В итоге появляется разрыв ликвидности: банкам некуда размещать привлеченную валюту. Ставки на депозитах в евро, в частности, в иностранных банках уже отрицательные: –0,25% — –0,5%. «Брать средства под любую положительную ставку и размещать их под отрицательную — это безумие,— говорит Михаил Матовников.— Ставки в долларах все еще находятся в положительной зоне, но они крайне низкие. Есть вариант с валютными ценными бумагами, но так как разрыв ликвидности — это общая проблема всех банков, то доходность по таким бумагам сильно снизилась». В итоге возникает ситуация, когда маржинальность валютных пассивов низкая, а ее влияние на достаточность капитала такое же, как и у рублевых пассивов. Более того, в ближайшее время давление на валютные пассивы увеличится, так как вводятся дополнительные веса. «То есть банки заинтересованы сегодня в том, чтобы избавляться от валюты»,— подчеркивает главный аналитик Сбербанка.

Региональные банки в России обречены. В США именно дифференцированный подход позволяет небольшим местным банкам предлагать населению более высокие ставки по депозитам и более низкие — по кредитам. У нас же ЦБ предъявляет одинаковые требования и к Сбербанку, и к регионалам

Тем не менее, он считает полный отказ от работы с валютой «экстремистской мерой». «Конвертация вкладов, на которые пошел банк, это, как минимум, нарушение договора,— говорит Михаил Матовников.— Но думаю, что банк понимает ответственность. Кто-то из клиентов возмутится, и ему предложат особые условия. Но многие сразу возьмут деньги и уйдут. То есть банк все равно получает в целом тот эффект, на который и рассчитывал».

Большинство банков избавляется от валютной ликвидности рыночными мерами — снижением ставок привлечения

Он отмечает, что большинство банков избавляется от валютной ликвидности рыночными мерами — снижением ставок привлечения. Сейчас доходность валютных депозитов составляет 1,5–2%. По историческим меркам в России это низкие ставки. И они продолжат снижаться.

«Заморозка валютных вкладов или принудительная конвертация со стороны Центробанка абсолютно исключены»,— подчеркивает Михаил Матовников. Он также сомневается, что многие банки последуют примеру «Экспресс-Волги» — даже при том, что доля валютных пассивов у них выше. «Напомню, в целом в российской банковской системе их доля превышает четверть»,— указывает эксперт.

Анатолий Аксаков также считает высказывания некоторых аналитиков о возможности принудительной заморозки или конвертации вкладов «полным бредом». «Этого не будет. Ситуация в стране не такая драматичная, как некоторые пытаются ее нарисовать,— утверждает он.— Кстати, 90% наших граждан практически не имеют никаких дел с валютой. В перспективе одного года — двух лет ситуация в экономике точно развернется в благоприятном направлении. При всех проблемах, страна чувствует себя вполне устойчиво. И я считаю текущую ситуацию благоприятной, поскольку есть огромный потенциал для отскока, для развития российской экономики. Сейчас происходит перегруппировка сил, а потом начнется ускоренный рост».

«Экспресс-Волга» крупнейший банк региона (г. Саратов), по размеру активов занимает 59-е место среди российских банков. Входил в группу «Лайф» и был «дочкой» Пробизнесбанка, у которого ЦБ отозвал лицензию в августе 2015 года. В настоящее время «Экспресс-Волга» находится в процессе присоединения к Совкомбанку.

Примечательно, что Совкомбанк отказался от работы с валютными вкладами в большинстве регионов еще в сентябре 2014 года. В банке это объяснили ростом издержек.

Судя по показателям за декабрь 2015 года, банк «Экспресс-Волга» испытывает серьезные проблемы с ликвидностью. Норматив Н2 (мгновенной ликвидности) составил в декабре 20,37% (в ноябре — 43,09%) при минимуме, установленном ЦБ, 15%. Норматив текущей ликвидности Н3 уже опустился ниже допустимого регулятором уровня 50%: если в ноябре он еще составлял 55,85%, то по итогам декабря — уже 42,6%. По этим показателям банк занимает 668-е место среди российских кредитных организаций.