Что говорит Центробанк

Из данных Центробанка на 1 ноября 2015 года об общей сумме задолженности по кредитам юридических лиц-резидентов и индивидуальных предпринимателей в рублях и инвалюте, а также данных об общей сумме просроченной задолженности в рублях и инвалюте, можно получить значения просрочки по отраслям экономики.

 Разница по доле просрочки между отраслями с максимальной и минимальной долей составляет 14,5 раза

 

21 октября 2015 года глава Центробанка Эльвира Набиуллина, выступая на заседании Госдумы, назвала самыми проблемными отраслями экономики по уровню просроченной задолженности и закредитованности строительство и воздушный транспорт. Отметим, что геополитические события последних месяцев нанесли дополнительный и очень сильный удар по отрасли выездного туризма, а также усилили и без того серьезнейшие проблемы в бизнесе авиаперевозчиков.

Минэкономразвития подсчитало

Данные Минэкономразвития свидетельствуют, что в январе-октябре 2015 года произошел серьезный спад объемов производства.

Максимальный спад объемов в обрабатывающем производстве произошел в отраслях: производства транспортных средств и оборудования (–13,7%), производства машин и оборудования (–12,3%), в текстильном и швейном производстве (–12,8%), в производстве кожи и обуви (–12,9%), в производстве электрооборудования (–8,6%) и в металлургии (–5,8%).

Однако эти цифры лишь косвенно могут говорить о трудностях работы банков с предприятиями той или иной отрасли. В сотрудничестве банков с предприятиями существует столько нюансов, что никакие статистические данные не способны полностью заменить практический опыт.

Поэтому мы решили провести опрос экспертов из крупных и средних российских банков, имеющих большое количество клиентов предприятий практически из всех отраслей экономики и крупные размеры кредитных портфелей. С предприятиями каких отраслей банкам сегодня работать комфортно, а каких — тяжело?

Михаил Матовников, главный аналитик Сбербанка:

«Заемщики и банкиры из кризиса 2009 года вынесли серьезные уроки. Да и последние несколько лет не были годами быстрого роста. В результате многие предприятия реструктурировали бизнес, чтобы меньше зависеть от заемных средств. Сейчас нет и резкого роста просрочки по кредитам в валюте, так как заемщики избавлялись от валютных долгов, а банки не кредитовали в валюте предприятия без валютной выручки.

Во многих отраслях, несмотря на падение объемов производства, происходит рост доходов компаний.

Из-за снижения конкуренции компании смогли повысить цены. Поэтому во многих отраслях, несмотря на падение объемов производства, происходит рост доходов компаний. И судить о благополучности отрасли по объему падения производства не всегда верно. Например, падение производства в реальном выражении по обрабатывающим отраслям 5%, а рост отгрузки в текущих ценах — 13%.

В условиях любого кризиса в трудном положении оказываются девелоперы. Но в 2009 году у многих из них были только начатые проекты, осуществляемые на заемные средства, или даже просто только купленные участки под строительство. После 2009 года банки осторожнее кредитовали предприятия этой отрасли, и сейчас масштаб проблем значительно меньше.

Розничная торговля в условиях падения товарооборота оказывается в непростом положении. Но в 2008 году она часто брала кредиты не на увеличение оборота, а на строительство новых магазинов. Сейчас ситуация противоположная, а кризис в отрасли — не столь глубокий.

Некоторые отрасли, которые были проблемными в прошлый кризис, сейчас, наоборот, благополучны. Например, в результате девальвации рубля ситуация в металлургии серьезно улучшилась. Если судить по доле просроченных кредитов, то одни из самых проблемных отраслей — деревообработка, сельхозмашиностроение и сельское хозяйство.

Подчеркну, что ситуация в разных компаниях в одной отрасли экономики может принципиально отличаться. Так, компания „Шевроле” ушла с российского рынка, а „Форд” продолжает инвестиции. При этом банк может найти взаимовыгодные точки сотрудничества даже с компаниями, у которых непростое финансовое положение».

Александр Чернощекин, вице-президент — заместитель руководителя блока средний и малый бизнес Промсвязьбанка:

«Банк с осторожностью относится к финансированию контрагентов, чья деятельность связана с импортом. Это автодилеры, торговцы бытовой техникой, импортеры продовольствия, строительный бизнес. Хотя среди них остаются хорошие клиенты, с которыми мы продолжаем работать, внимательно наблюдая за динамикой их финансов.

Благодаря девальвации рубля второе дыхание получили отрасли, связанные со сложным экспортом.

Сейчас приоритетны все отрасли, связанные с экспортом. Так, стоимость продукции экспортеров-металлургов не сократилась в долларовом отношении, а в рублевом выросла. Благодаря девальвации рубля второе дыхание получили отрасли, связанные со сложным экспортом: машины и оборудование, технологические материалы.

Раньше отечественные производители проигрывали Китаю или развитым странам, поскольку несли высокие рублевые издержки из-за заниженного курса доллара и высоких цен на нефть. Сегодня они достаточно конкурентоспособны на мировом рынке. Кроме того, ситуация позитивна и для бизнеса, который сам ничего не экспортирует, но цена его товара напрямую привязана к биржевым торгам. Это, например, производители сахара или зерна».

Елена Потемкина, директор по корпоративному кредитованию Альфа-банка:

«На сегодняшний день наибольшие риски для корпоративного кредитования мы видим в сегменте коммерческой недвижимости, в транспортной отрасли (авиа, ж/д) и в торговле непродовольственными товарами.

Первая причина — валютный риск. Многие компании сегмента коммерческой недвижимости привлекали валютные кредиты, поскольку размер арендной ставки был привязан к валютному курсу. Значительная девальвация российского рубля привела к тому, что многие арендаторы потребовали перевода ставок аренды в рубли. У заемщиков-арендодателей снизились объемы арендного потока, средств для обслуживания валютных кредитов не хватает. Авиакомпании имеют значительные валютные обязательства по лизингу воздушных судов. В части непродовольственной торговли, учитывая, что превалирующая часть товаров импортируется, произошло значительное увеличение цен закупки товара, которое компании не могут полностью перенести на конечного покупателя, маржа таких компаний сократилась.

Арендодатели в сегменте коммерческой недвижимости испытывают отток арендаторов. У авиакомпаний снизились объемы перевозок. 

Вторая причина — падение спроса. Вследствие роста розничных цен на фоне девальвации рубля снизился потребительский спрос на непродовольственные товары, которые не относятся к товарам первой необходимости: автомобили, электроника, одежда, обувь. Это оказало негативное влияние на компании данного сегмента. Арендодатели в сегменте коммерческой недвижимости испытывают отток арендаторов. У авиакомпаний снизились объемы перевозок. В части ж/д-транспорта ситуация остается непростой уже последние несколько лет. Падение объемов грузовых перевозок привело к существенному снижению ставок аренды подвижного состава, что приводит к необходимости реструктуризации действующих кредитных и (или) лизинговых обязательств компаний. Кроме этого отдельные компании данного сегмента также испытали на себе негативное влияние валютного риска, поскольку имеют валютные обязательства при рублевых ставках аренды вагонов».

Оксана Панченко, руководитель дирекции обслуживания и финансирования корпоративных клиентов, член правления Райффайзенбанка:

«В этом году действительно непросто пришлось тем отраслям, чей бизнес был тесно связан с импортом готовой продукции или компонентов, а рынок или спрос не позволили полностью переложить курсовые изменения в конечную стоимость продукции».

Сергей Смирнов, заместитель председателя правления банка «Центр-инвест»:

«На данный момент отрасль строительства испытывает большие сложности, так как рынок сильно сжался. Сейчас часто говорят о том, что экономика находится в плохом состоянии, кредитные портфели банков сокращаются, кредитование сельского хозяйства остановлено. В нашей экосистеме — банк „Центр-инвест”, его клиенты, партнеры, акционеры, сотрудники — кредитный портфель с начала нынешнего года вырос и по рознице, и по юрлицам.

Если смотреть на кредитный портфель нашего банка в сегменте малого и среднего бизнеса, то драйвером стали сельское хозяйство и стартапы.

Если смотреть на кредитный портфель нашего банка в сегменте малого и среднего бизнеса, то драйвером стали сельское хозяйство и стартапы. Сельское хозяйство — одна из ведущих отраслей в Южном федеральном округе. При этом почти каждый третий кредит для АПК, выданный нами, приходится на инвестиционные цели и развитие сельхозтоваропроизводителей. Среди наших клиентов есть предприятия, которые производят импортозамещающую продукцию, и они, несмотря на сложную экономическую ситуацию, показали рост выручки».

Прогноз на 2016 год: что изменится

Минэкономразвития прогнозирует рост ВВП на 2016 год в размере 1%, но прогнозов по отдельным отраслям не публикует. Центробанк в базовом сценарии прогнозирует спад ВВП в 2016 году на 0,5–1%, но также не детализирует прогноз. Банкиры же считают, что в 2016 году ситуация в экономике будет медленно улучшаться.

«В 2016 году мы не ожидаем существенного изменения рисков отраслей по сравнению с текущим годом,— говорит Елена Потемкина.— Ряд отраслей выиграли от девальвации. Это прежде всего экспортно-ориентированные отрасли: нефтегазовая, химия и нефтехимия, металлургия, в которых несмотря даже на падение мировых цен на экспортируемую продукцию наблюдается рост рублевой выручки и маржинальности, поскольку себестоимость у них в основном рублевая. Агропромышленный комплекс и пищевая промышленность развиваются на фоне ответных российских санкций, которые, по сути, закрыли российский рынок для импорта продовольственных товаров либо сделали его неконкурентоспособным по цене. Поэтому сейчас в этом сегменте отмечается улучшение финансовых показателей основных игроков и рост инвестиционной активности».

Приток инвестиций начался даже в некоторые формально проблемные отрасли с высокой долей просроченных кредитов.

Михаил Матовников подчеркнул, что «пошел поток инвестиций в те отрасли, которые выиграли от девальвации рубля и российских „антисанкций”, например в пищевую промышленность, в сельхозмашиностроение, в переработку сельхозпродукции». Хороший рост наблюдается в химической промышленности, фармацевтике, даже в некоторых сегментах машиностроения, где идет активное импортозамещение. В сельское хозяйство инвестируют бизнесмены из смежных отраслей — предприятия пищевой переработки, зернотрейдеры и даже бизнесмены из совсем далеких сегментов бизнеса. «Приток инвестиций начался даже в некоторые формально проблемные отрасли с высокой долей просроченных кредитов,— рассказал Матовников.— Дело в том, что внутри этих отраслей появляются возможности развития, в том числе интересные проекты для кредитования банками. В качестве примера приведу пищевую промышленность с долей просрочки по кредитам в рублях больше 10% и сельхозмашиностроение с просрочкой 18% по рублевым кредитам».

Несмотря на в целом оптимистичный тон комментариев, в отчетности банков мы видим серьезное падение прибыли и рост доли просроченных кредитов. Это значит, что нынешний кризис и связанные с ним проблемы в бизнесе клиентов сказались на банковской системе достаточно сильно.

Конечно, банкиры учитывают в своей работе опыт прохождения предприятиями-клиентами предыдущих экономических кризисов. Однако к столь глубокому падению экономики и к столь медленному ее восстановлению в полной мере оказались не готовы ни банки, ни их клиенты. А в списке проблемных во время нынешнего кризиса оказалось немало новых отраслей.

2016 год банкиры склонны считать годом медленного восстановления экономики. При этом ряд отраслей, в первую очередь тех, которые выиграли от девальвации рубля и российских антисанкций, будут расти значительно быстрее рынка. Именно за право сотрудничества с такими предприятиями между банками развернется острая борьба.