Сейчас, когда перспективы экономики развивающихся стран выглядят весьма туманно, в центре всеобщего внимания оказались банки от Шанхая до Сан-Паоло. Еще сравнительно недавно в международных финансовых кругах вряд ли обратили бы внимание на проблемы банковского сектора в этих регионах. В 1990 году только три из 100 крупнейших банков находились в развивающихся странах.

В настоящий момент четыре самых больших кредитных учреждения в мире расположены в Китае.

В настоящий момент четыре самых больших кредитных учреждения в мире расположены в Китае. А еще один банк из первой пятерки, британский HSBC, значительную часть своих операций проводит из Гонконга. Больше трети мировых финансовых гигантов располагают штаб-квартирами в развивающихся странах. И целый ряд банковских организаций из наиболее развитых государств, как, например, лондонский Standard Chartered или испанский BBVA, ведут там свой бизнес.

Банки, которые демонстрировали слишком стремительную экспансию, как правило, выдавали значительное количество «плохих» кредитов. К счастью, регуляторы на большинстве рынков извлекли уроки из предыдущих кризисов. Поэтому едва ли вероятна системная нестабильность. Что вызывает сомнения, так это способность банков вернуться к быстрому экономическому росту.

В 2015 году впервые с 1988 года будет зафиксирован чистый отток капиталов с развивающихся рынков.

The Institute of International Finance прогнозирует, что в 2015 году впервые с 1988 года будет зафиксирован чистый отток капиталов с развивающихся рынков. Хорошая новость на этом фоне — что у банков на этих ранках не будет больших проблем с фондированием. Во многих странах, особенно в Азии, установлены высокие ставки по сберегательным депозитам. Это означает, что у большинства кредитных учреждений объем депозитов больше, чем объем выданных займов, несмотря даже на ускоренные темпы кредитования в самое последнее время. Банкам из наиболее развитых стран, напротив, приходится сталкиваться с дефицитом депозитов и стучаться на переменчивые массовые рынки. И тем самым становиться более уязвимыми в случае непредвиденных перемен в настроениях на этих рынках.

Даже если не возникнет проблем с ликвидностью, то могут появиться проблемы с платежеспособностью, пишет The Economist. Банки на развивающихся рыках склонны показывать высокую доходность. В прошлом году они сумели получить чистую выручку на общую сумму $563 млрд, тогда как десятилетием раньше этот показатель составил $94 млрд. В отличие от западных конкурентов у большинства банков из развивающихся стран нет инвестиционных подразделений, и они не теряют часть доходов из-за более строгого регулирования и штрафов со стороны надзорных органов.

В кредитных портфелях широко представлены займы, выданные наиболее проблемным секторам экономики.

Однако выручку могут съесть и плохие кредиты, которые рано или поздно приходится списывать. Хотя потребительское кредитование тоже показывает рост, большинство займов, выданных банками на развивающихся рынках, приходится на корпоративный сегмент. К несчастью в кредитных портфелях широко представлены займы, выданные наиболее проблемным секторам экономики, таким как недвижимость в Китае, инфраструктурные проекты в Индии, сырьевая промышленность в Бразилии, Чили и Нигерии. В Индии на «неработающие» или реструктурированные кредиты приходится 14% всех активов банков, находящихся под контролем государства и занимающих три четверти местного рынка. В Китае объем подобных займов довольно низок, однако показывает быстрый рост.

The Economist указывает еще на одну проблему в связи с этим. Речь идет о «валютных расхождениях». Ожидания более высоких ставок в США и падение сырьевых цен из-за замедления китайской экономики привели к снижению курсов валют в большинстве развивающихся стран. С 2013 года их совокупное падение по отношению к доллару составило примерно 30%. Это может оказать прямой негативный эффект на банки в том случае, если они брали кредиты в долларах, а займы выдавали в местной валюте. Регуляторы в Азии, где местные банки уже попадали в такую ловушку в 1997 году, сейчас внимательно следят за тем, какое воздействие оказывают на банковский сектор валютные колебания. Однако их коллеги в Турции и Нигерии не проявили подобной бдительности.

Низкие процентные ставки в Америке побудили некоторые развивающиеся страны к обширным долларовым заимствованиям.

Даже если самим банкам удалось избежать неприятной ситуации, их клиенты не всегда проявляют должное благоразумие. Низкие процентные ставки в Америке побудили некоторые развивающиеся страны к обширным долларовым заимствованиям. По данным Банка международных расчетов (Bank for International Settlements, BIS), внешний корпоративный долг этих стран составляет в общей сложности около $1,3 трлн. Займы, сделанные в валюте, достигают 25% корпоративных заимствований в России, по всей вероятности — около 30% в Турции и, возможно, показывают еще более внушительные значения в Нигерии. Компании пытаются погасить эти кредиты с помощью девальвированных рублей или нигерийских найра. У производителей сырья обычно есть иммунитет против таких проблем, поскольку получают долларовую выручку, однако из-за падения сырьевых цен они тоже оказались в ловушке.

Дополнительным источником проблем, указывает The Economist, стала высокая инфляция, вызванная девальвацией местных валют. Рост цен приводит к снижению покупательской способности населения и к повышению процентных ставок, которые, в частности, в России и Бразилии достигают двузначных величин. Это также затрудняет погашение долгов. Увеличение доли взносов по кредитам в семейных бюджетах наблюдается в Бразилии, Китае, Турции и в некоторых других странах.

Пока мало что предвещает, что проблема «плохих» долгов может достичь катастрофических масштабов. Но если банки не уделят им должного внимания, долгосрочные последствия могут оказаться зловещими. Кредитные учреждения часто склонны прятать свои проблемы под ковром. Распространенной стратегией стали действия по схеме «продлевай и делай вид, что все нормально». В соответствии с ней, компаниям, испытывающим затруднения с выплатой кредитов, предоставляется отсрочка на годы вперед.

По данным банка Barclays, в цену акций китайских кредитных учреждений заложена доля «плохих» кредитов на уровне 8% от стоимости активов.

Некоторые признаки указывают на то, что банки на развивающихся рынках скрывают подобным образом свои потери. В частности, китайские банки оценивают «плохие» кредиты на уровне 1,6% от стоимости активов, что вдвое меньше, чем среднее общемировое значение. Инвесторы относятся с недоверием к подобным оценкам. По данным банка Barclays, в цену акций китайских кредитных учреждений заложена доля «плохих» кредитов на уровне 8% от стоимости активов. Еще одно подтверждение: международные банки, работающие на развивающихся рынках, показывают гораздо более высокий уровень «плохих» займов, чем местные кредитные учреждения.

Банки в развивающихся странах больше нельзя считать младшими игроками на мировых финансовых рынках. И то, как они ведут свои дела, важно как никогда. Их балансы остаются достаточно здоровыми, чтобы выдержать последствия тех проблем с кредитами, которые возникли по их вине. От того, насколько быстро они признают свои просчеты, в огромной степени зависит, придут ли их дела в норму, подчеркивает The Economist.