Долговой российский рынок приоткрылся 6 октября нынешнего года, когда «Норильский никель» выпустил в обращение семилетние облигации на $1 млрд. Общий объем заявок на покупку составил $4 млрд. Они поступили от 300 с лишним инвесторов, в основном крупных американских и европейских фондов. На следующий день не менее высоким спросом пользовались трехлетние долговые бумаги «Газпрома», выпущенные на сумму €1 млрд. До этого год, прошедший после усиления западных санкций, был отмечен лишь краткосрочными облигациями все того же «Газпрома» и небольшими выпусками долларовых бумаг Альфа-банка и банка «Ак барс». Но оба последних были выкуплены преимущественно отечественными инвесторами, говорится в статье.

«Норильский никель» и «Газпром» зарабатывают в долларах, а тратят в рублях, и тот, и другой оказались в выигрыше от обвала российской валюты.

Успех двух недавних сделок банкиры частично объясняют сильными позициями обоих эмитентов. Оба являются сырьевыми компаниями мирового масштаба. И зарабатывая в основном в долларах, а тратя главным образом в рублях, и тот, и другой оказались в выигрыше от обвала российской валюты. Кроме того, «Норильский никель» показал редкую устойчивость по отношению к падению сырьевых цен и сумел повысить показатель EBIDTA на 8%. В свою очередь, «Газпром» оказался единственной компанией с преобладающим государственным участием, которая не подпала под западные санкции.

Помимо всего прочего, спрос подстегнула общая нехватка российских долговых бумаг, которая осложнила для управляющих инвестиционными фондами задачу сбалансированного заполнения портфелей. «Большинство международных инвесторов вынужденно занижают вес российских облигаций. И единственный способ скорректировать такую ситуацию — это покупки на первичном рынке, потому что на вторичном рынке отсутствует достаточное предложение»,— говорит Эрик Черпион, возглавляющий консорциум Société Générale на рынках долгового капитала (DCM).

Симон Олленренщау, глава подразделения DCM по странам Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки (CEEMEA) в банке Barclays добавляет, что интерес к российским компаниям подогревается также нынешними потрясениями на рынках других развивающихся стран. «Геополитические проблемы последнего года заслонили собой тот факт, что многие российские компании отличаются высоким качеством и имеют глобальное значение. Недавние события напомнили инвесторам, что Россия в ряде случаев по-прежнему хорошее инвестиционное предложение»,— считает Олленренщау.

По словам Мюге Экси, возглавляющей департамент долгового рынка CEEMEA в UniCredit , начинают рассматривать Россию в качестве безопасного прибежища для инвестиций.

В то время как бывшие звезды развивающихся рынков вроде Бразилии и Турции сталкиваются с возрастающими политическими и экономическими трудностями, некоторые инвесторы, по словам Мюге Экси, возглавляющей департамент долгового рынка CEEMEA в UniCredit , начинают рассматривать Россию в качестве безопасного прибежища для инвестиций.

Наконец, аппетит к облигациям «Норильского никеля» и «Газпрома» могло разогреть убеждение инвесторов, что объем предложения российских бумаг останется крайне лимитированным, считает Симон Олленренщау.

По мнению банкиров, опрошенных Euromoney, ограниченное предложение вызвано отнюдь не низким спросом. «После сделки с бумагами "Норильского никеля" мы получили множество запросов от инвесторов на покупку российских бумаг. К сожалению, мы просто не можем найти компании, которые могли бы после введения санкций размещать облигации на международных рынках либо нуждались бы в этом»,— говорит Джонатан Браун, глава консорциума Barclays для инструментов с фиксированным доходом.

Для компаний, не подпавших под санкции, по мнению Мюге Экси, привлекательность международного долгового рынка была ограничена комбинацией двух факторов :снижением капитальных расходов и доступностью фондирования в твердой валюте из внутренних источников. «Банковское финансирование в России отличается достаточной надежностью со стороны как местных, так и иностранных игроков».

Эту точку зрения разделяет Сесиль Камелли, глава департамента DCM стран CEEMEA в Société Générale. «Мы сталкиваемся с жесткой конкуренцией местных банков, которые получили дополнительную долларовую ликвидность. Российские компании находят, что условия, которые доступны для них на международном долговом рынке, носят запретительный характер по сравнению с тем, что могут предложить банки внутри страны»,— говорит Камелли.

Российские корпоративные структуры продали на международных ранках облигаций на $18,6 млрд в 2011 году и на $49 млрд в 2012 году.

Однако она считает, что объемы заимствования вернутся на прежний уровень в следующем году. Именно тогда наступит пора погашать большую часть облигаций, выпущенных в обращение в начале текущей декады. По данным, которыми располагает компания Dealogic, российские корпоративные структуры продали на международных ранках облигаций на $18,6 млрд в 2011 году и на $49 млрд в 2012 году. Кроме того, считает Камели, могут иссякнуть внутренние источники ликвидности. «Мы,— говорит она,— уже наблюдаем некоторые признаки того, что фондирование со стороны местных банков становится более скудным и дорогим».

Мюге Экси также убеждена, что успешное размещение облигаций «Норильского никеля» и «Газпрома» подвигнет российские компании к возвращению на глобальные рынки заимствований. «Эти последние сделки реально изменили взгляды банков и инвесторов на российские риски. Они продемонстрировали наличие огромного неудовлетворенного спроса. И я не вижу причин, которые помешали бы другим эмитентам из России выйти на международный рынок»,— говорит она.

Однако некоторые банкиры настроены менее оптимистично. Они указывают на то, что международных инвесторов могут привлечь облигации лишь полдюжины российских компаний, не подпавших под санкции. «За исключением "Альфы" все большие банки находятся под санкциями,— говорит один из скептиков.— На корпоративном уровне эмитент должен располагать прочным инвестиционным рейтингом и притоком поступлений в твердой валюте. И кроме двух компаний, уже отметившихся на рынке, единственным подходящим кандидатом выглядит только "Лукойл"»,— приводит Euromoney мнение инвестиционного банкира, пожелавшего остаться анонимным.