Антон Силуанов, министр финансов РФ: «Мы не предлагаем повысить налоги»

До сих пор у нас сейчас социальная поддержка в большей степени развита, чем во времена Советского Союза. Мы не можем себе этого позволить.

До обесценения рубля у нас заработная плата приближалась к уровню высокоразвитых экономик, что снижало нашу конкурентоспособность. Сейчас ситуация сменилась, доля зарплат в структуре издержек меньше. Увеличилась корпоративная прибыль: мы видим сейчас, что объем прибыли в экономике растет.

Сейчас пришло время задуматься: а как работают наши монополисты. Смотрите, сейчас в РЖД пришло новое руководство и резко начало снижать те издержки, которые раньше не позволяли РЖД получать прибыль. В каждой из государственных структур таких возможностей — выше крыши.

Темпы роста мировой экономики снижаются. Международный валютный фонд делал три корректировки глобального роста в этом году: в начале прогнозировали 3,1%, сейчас — 2,9%. Поэтому говорить о том, что спрос на нефть и, соответственно, динамика цен улучшится, не приходится.

Нам надо очень жестко подходить к бюджету. Мы не предлагаем повысить налоги, но порезать расходы действительно предлагаем.

Сергей Глазьев, советник президента России: «Монетаристы не понимают, что такое кредит»

Когда ставки становятся выше рентабельности, деньги начинают выводить из реального сектора и направлять их на валютные спекуляции. Благо падение рубля позволило получать доходность, например на Московской бирже, в 80% годовых. Поэтому не удивительно, что объем операций на Московской бирже вырос в два раза уже с этого года.

По всем оценкам, объективным ресурсным ограничениям, мы могли бы расти на 10% в год. У нас нет ограничений ни по производственным мощностям, ни по рабочей силе в настоящее время, ни по инфраструктурным ограничениям, ни по научно-техническому потенциалу.

Политика монетизации, которая сегодня проводится ЦБ, это политика, которая оттаскивает нас в XVI век, когда не было кредитов и жили на деньги ростовщиков.

Монетаристы не понимают, что такое кредит. Они рассматривают деньги как товар. И применяют к ним примитивный принцип спроса и предложений: чем больше денег, тем они дешевле.

Доля нерезидентов на российском финансовом рынке — 70%.

У нас резервы образовались не потому, что деньги были приличные. А потому, что мы в два раза недофинансировали здравоохранение, в полтора раза — образование, в три раза — науку. Вот отсюда и резервы.

Алексей Симановский, первый зампред ЦБ РФ: «Единственный способ борьбы с инфляцией»

Давайте посмотрим, что будет в России, если ключевая ставка довольно сильно опустится, скажем на тот уровень, который мыслится через два года, когда инфляция достигнет уровня 4%. Если сделать это сейчас, что будет? Кредитные организации, конечно же, придут за этими деньгами. При этом они будут отказываться от депозитов населения, потому что депозиты населения в этом смысле дороже. Понятно, что ставки по депозитам пойдут вниз. Население подумает и быстро решит, что давать деньги банкам на таких условиях невыгодно, потому что не только инфляция, но и уровень инфляционных ожиданий существенно выше тех 4%. Население подумает, что лучше на эти деньги что-нибудь купить. Население пойдет покупать какие-то товары, и, естественно, начнут расти цены на эти товары. И начнется тот самый цикл, который приведет к необходимости снова повышать ставку, потому что это единственный способ борьбы с инфляцией по линии монетарных властей. Есть, конечно, административная борьба с ценами. Мы ее знаем, мы ее проходили.

Вообще-то эту ситуацию (модель, предлагаемую Сергеем Глазьевым.— Bankir.Ru) наверняка Сергей Юрьевич помнит, и многие здесь присутствующие помнят, мы проходили лет так 25 назад и до того. Когда только такое распределение денег имело место, по соответствующим ценам и соответствующим курсам они шли в соответствующие отрасли. И контроль был на высочайшем уровне: Стройбанк контролировал, Госбанк контролировал, Минфин контролировал — все было под контролем. Но почему-то сегодня здесь мы говорим об экономическом росте в условиях рыночной экономики.

Виктор Ивантер, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН: «Если людям не платить, они не работают»

Власти говорят, что нет денег на инвестиции. Стоп, когда есть деньги, на них гуляют. Инвестируют как раз тогда, когда денег нет.

Вот ЦБ борется за стабильный курс и низкую инфляцию. И что??? Может, пора поменять методы борьбы?

Исходя из макроэкономики, наша экономика должна падать на 15% в год. А она сопротивляется, не хочет помирать.

Не надо любить бизнес. Надо дать ему доступность к деньгам.

Есть исторический опыт: если людям не платить, они не работают.

Надо брать во власть людей, которые умеют что-то делать.

Сергей Катырин, президент ТПП РФ: «Возможность №1 у компаний — это возможность получить госзаказ»

90% жалоб, которые нам приходят в Торгово-промышленную палату от малого бизнеса, связаны с муниципальным уровнем. Например, это земельные или имущественные отношения. Муниципальные власти никак не мотивированы на то, чтобы наполнять местный бюджет — чрезвычайно скудный — за счет малого бизнеса.

Вопрос №1 для малого и среднего бизнеса — доступ к финансовым ресурсам. По сути, малый бизнес сегодня отрезан от финансирования. Если смотреть правде в глаза, то по той ставке, которая сейчас существует, финансовые институты недоступны. Не понятно, как рассчитываться по кредитам, взятым под такую ставку.

Поэтому возможность №1 у компаний — это возможность получить госзаказ и иметь устойчивый сбыт своей продукции.

Анатолий Аксаков, председатель комитета Госдумы РФ по экономической политике: «Надо установить губернаторам жесткий KPI»

Посмотрите, как неэффективно тратятся скудные государственные деньги. Выделяемые, в том числе, на реализацию скудных госпроектов. В отсутствии сметной документации они попадают в кредитную организацию, и поскольку, опять-таки, нет проектно-сметной документации, они размещаются на депозит в ЦБ. То есть можно, ничуть не рискуя, получать неплохой доход, но от этого экономика ничего не выигрывает.

На мой взгляд, было бы правильным, если бы мы отдали бы всю работу с малым бизнесом на уровень территорий: губернаторам и замам. Определяя, может быть, только общее направление для развития малого бизнеса, а дальше губернаторы сами бы шли ему на встречу, создавали бы им самые благоприятные условия.

Надо установить губернаторам жесткий KPI: по темпам развития малого бизнеса, какие доходы дает, сколько работников нанимает. Получив такие условия, многие стали бы более внимательно относиться к малому бизнесу и создавать условия для его развития.