Имидж — все!

«Биометрические технологии мы тестировали с конца 2013 года,— рассказывает первый заместитель президента—председателя правления Лето-банка Георгий Горшков.— Первый подход был — использование отпечатков пальцев». Однако метод был отклонен, поскольку не продемонстрировал должного уровня достоверности и простоты в использовании. Если человек порезал палец, то его идентификация тут же становилась затруднительной.

«В конце 2014 года мы начали тестировать другой фактор — геометрию лица,— продолжил Георгий Горшков.— Пилот шел шесть месяцев. Он позволил нам работать с имиджами, научить сотрудников получать фотографии нужного качества. Мы настроили необходимые фильтры, которые с высокой степенью достоверности отсекают мошенников, и с третьего квартала 2015 года внедрили эту технологию в промышленную эксплуатацию».

"У нас есть исчерпывающая база фотографий, которая позволяет нам защитить наших же клиентов от возможного посягательства."

«Мы предлагаем клиенту сфотографироваться, и у нас есть исчерпывающая база имиджей, то есть фотографий, которая позволяет нам защитить наших же клиентов от возможного посягательства: под именем нашего клиента прийти в банк и взять кредит»,— пояснил Георгий Горшков.

Общая база клиентов на данный момент составляет 5 млн человек: в нее входят данные обо всех гражданах, кто когда-либо подавали заявку на обслуживание в Лето-банке. Клиентов, с которыми заключен договор, у Лето-банка 2 млн. Из них в обновленной биометрической базе содержится порядка 10% информации, но этот объем данных с каждым днем увеличивается.

Инвестиции в проект составили несколько миллионов рублей, точную цифру вложений отказались назвать как в Лето-банке, так и в компании-партнере VisionLabs. Однако положительный финансовый результат от внедрения инновации уже внушительный: за первые месяцы работы удалось предотвратить мошенничество на общую сумму порядка 10 млн рублей.

Сейчас эта технология тестируется для идентификации сотрудников для доступа в систему банка, поделился планами президент—председатель правления Лето-банка Дмитрий Руденко. У кредитной организации распределенная сеть представительств по России. Сотрудники часто работают по одному, и их пароль кто-нибудь может подсмотреть. Кроме того, внедрение биометрической системы внутреннего контроля позволит предотвратить «российскую безалаберность», когда сотрудники сами передают друг другу пароли, чтобы, например, отлучиться с места работы по личным делам.

Две секунды на ответ

Генеральный директор компания VisionLabs Александр Ханин рассказал о том, какие задачи стояли перед разработкой и как они решались.

Для сканирования отпечатков пальцев или сетчатки глаза потребовалось бы специальное оборудование. А реализованная в Лето-банке технология VisionLabs LUNA этого не требует, поясняет Александр Ханин. В отличие от других биометрических решений, она позволяет работать с уже накопленными данными о клиентах — с имеющейся базой фотографий. Технология, лежащая в основе системы, официально входит в тройку лучших в мире по качеству распознавания в реальных условиях. «Система до 200 раз быстрее конкурентов в силу компактности дескриптора — ключа лица, который мы получаем после обработки изображения»,— говорит представитель разработчика. В режиме реального времени она производит поиск по многомиллионным базам изображений: также важно отметить, что это на 100% отечественная разработка.

Технология, лежащая в основе системы, официально входит в тройку лучших в мире по качеству распознавания в реальных условиях.

Общая схема работы VisionLabs LUNA следующая. Клиент обращается в отделение банка или партнерскую точку. В режиме реального времени сотрудник делает фотографию клиента, которая обрабатывается системой, происходит идентификация и верификация. Проще говоря, реальное фото сравнивается с фотографиями в базе данных банка. Как результат, система выдает процент схожести с фотографиями в базе. Весь процесс работы от момента фотографирования до получения результата занимает две секунды. Разработка уже используется в восьми банках в России и за рубежом.

Внедрение проекта заняло примерно восемь месяцев, сообщил директор фабрики продуктов и член правления Лето-банка Павел Гурин. Чуть меньше двух месяцев заняли предпроектный анализ, подготовка и согласования целевого бизнес-процесса. Затем пять месяцев были потрачены на техническую реализацию и тестирование. После этого запустили пилотный проект, который длился тоже примерно два месяца. И с апреля текущего года система была пущена в промышленную эксплуатацию в полном объеме.

По лицу и голосу

Банк «Хоум кредит» уже несколько лет использует биометрические технологии для предотвращения мошенничества по кредитам, в том числе и идентификацию по фотографии. Для этого каждого клиента банка фотографируют, и по снимку автоматически создается и сохраняется «слепок» или шаблон фотографии, который при рассмотрении кредитной заявки сверяется с шаблонами других клиентов. Если выявляется высокая степень совпадения с другими клиентами, кредитная заявка идет на ручной разбор. И если он подтверждает мошенничество, то в заявке отказывают, а банк принимает меры для задержания мошенника.

«В первую очередь мы ориентируемся на те технологии, которые могут стать стандартом рынка и которые могут использоваться сразу многими банками,— пояснил свое отношение к инновациям руководитель направления оперативного анализа и противодействия мошенничеству банка „Хоум кредит” Алексей Манеркин.— Речь о сервисах биометрии, предоставляемых бюро кредитных историй. Сейчас мы понимаем, что, используя технологию закрыто, мы ограничиваем себя, а с использованием информации, в том числе, из других банков, система сдерживания мошенничества работала бы намного более эффективно как для нашего банка, так и для банковской системы в целом».

Эффект от внедрения биометрии может быть двух видов: либо прямой предотвращаемый ущерб, либо экономия от замещения иных способов идентификации.

Биометрия всегда направлена на одну базовую задачу — идентификацию клиента. Соответственно, эффект от внедрения биометрии может быть двух видов: либо прямой предотвращаемый ущерб от мошенничества там, где альтернативные способы идентификации не дают эффекта (например, кредит по поддельному паспорту хорошего качества), либо экономия от замещения иных способов идентификации (например, биометрия по голосу в работе контакт-центров). Также чуть ли не главный эффект внедряемых биометрических технологий в том, что они делают взаимодействие клиента и банка одновременно и более защищенным, и более простым, что сразу же повышает лояльность клиента. К примеру, сюда относятся случаи, когда вместо PIN-кода в банкомате требуется отпечаток пальца, или когда банк не требует при любом телефонном разговоре с клиентом называть кодовое слово или паспортные данные и ориентируется на голос. «Случай нашего банка показывает, что вложения в биометрическую технологию, которая защищает от мошенников, окупаются в первые же месяцы, в том числе потому, что мошенники предпочитают работать в тех банках, где такой технологии нет»,— объяснил эксперт.

В Уральском банке реконструкции и развития (УБРиР) запущен пилотный проект с использованием бимодальной оценки, включающей анализ голоса и лица человека одновременно. Скоро сервис будет доступен для клиентов. «В первой волне у нас будет использоваться голосовая биометрия через телефонный канал и в интернет-банке, во второй волне мы внедрим бимодальную биометрию уже в банкоматах, в офисах и опять же в интернет-банке»,— сообщил руководитель дирекции стратегического развития информационных технологий УБРиР Михаил Свердлов. Объем инвестиций в биометрию сильно зависит от конкретной задачи, которую перед собой ставит банк, а также от эффективности самого алгоритма, который планируется использовать. К примеру, биометрия по голосу имеет очень высокую долю ошибок, поэтому стоит не так дорого, как, к примеру, передовые разработки в биометрии по фотографии, где алгоритм работает лучше человека. Решения голосовой биометрии в среднем по рынку стоят в районе 7–8 млн. рублей, сообщил эксперт. Это базовая стоимость лицензий и внедрения. В зависимости от ландшафта банка и текущих бизнес-процессов, эта цена может меняться, но не существенно. В такой ситуации выход на точку окупаемости зависит от объемов идентификации в банке. При модели 3000+ обращений в день на входящую линию, проект может окупиться за семь-девять месяцев.

По данным вице-президента и директора департамента платежных сервисов и систем банка «Открытие» Александра Дынина, количество операций, совершенных по картам, полученным у владельцев противоправным способом, росло в последние 10 лет, в первую очередь на рынках стран БРИКС. Россия здесь, скорее, приятное исключение. По его мнению, наибольшее распространение биометрические технологии нашли в странах с повышенным криминогенным фоном.

Наибольшее распространение биометрические технологии нашли в странах с повышенным криминогенным фоном.

Как считает Александр Дынин, подобные способы идентификации снижают вероятность несанкционированного использования платежной карты, но оставляет незакрытым риск принуждения держателя карты к совершению транзакции. Использование биометрии требует внесения изменений в весь процесс обслуживания клиентов от заведения заявок на эмиссию до обслуживания в конечной точке. Должны быть созданы процессы и технологии сбора биометрических данных в момент первоначальной идентификации клиента. Следует организовать хранение этих данных и их обработку при совершении транзакций.

Также устройства самообслуживания должны быть оборудованы программно-аппаратным комплексом для работы с биометрией. «При текущих уровнях рисков несанкционированных операций в России я не вижу перспектив окупаемости таких вложений»,— заявил Александр Дынин.