- Андрей Викторович, начнем с хорошего: начинается работа над проектом о дистанционном открытии вкладов юрлицами. Это была инициатива вашего совета, можно сказать, ваша очередная победа. 

- Это, скорее, ожидаемый подарок в будущем, чем сегодняшняя победа сейчас (улыбается). Тема эта очень тяжелая. И правильнее будет сказать, что это была общая инициатива, по большому счету – банковского сообщества. Мы ведь практически всегда в большинстве случаев идем, что называется, «от земли». Сначала с этим предложением отдельно выходил Сбербанк, потом «Открытие», еще несколько банков по отдельности, а потом решили взяться за тему все, у кого ничего не заладилось. В итоге мы в несколько туров провели свое обсуждение, потом была межведомственная рабочая группа Сергея Анатольевича Швецова по электронному взаимодействию, и в итоговую дорожную карту этой группы включили тему дистанционного открытия счетов. И, более того, мы уже даже провели первую стадию обсуждений с Росфинмониторингом. Недавно состоялся Консультативный совет Росфинмониторинга, куда мы входим с моим заместителем Александром Наумовым, и мы там презентовали тематику дистанционного открытия счетов в составе более широкого пакета инициатив по упрощенной идентификации.

- Как это будет выглядеть в перспективе?

- Замечу, что на комитете Госдумы по финансовому рынку была поддержана поправка, которая касается дистанционного открытия счетов – второго и последующих – лицами, которые ранее уже открывали счета. Это серьезный шаг вперед. Я очень сильно надеюсь, что ничего плохого не произойдет, и поправка будет утверждена на пленарном заседании. Тогда действительно можно будет говорить о том, что постоянным клиентам будет намного легче взаимодействовать с банками, не нужно будет для открытия счетов являться в банк несколько раз и предоставлять операционистам одну и ту же информацию. Наконец-то стихнет волна справедливых возмущений по этому поводу.

Теперь будем двигаться дальше, в сторону того, чтобы и первый счет можно было бы открывать с учетом возможности получать информацию о клиенте дистанционно. Чтобы он, дистанционно предоставив, например, документ, удостоверенный усиленной квалифицированной электронной подписью, то есть сертификат, который мы можем проверить в удостоверяющем центре, а также информацию, которая может быть проверена в госсервисах (СНИЛС, ИНН, паспортные данные в базе ФМС и так далее), экономил бы время и не являлся пред светлые очи банковской операционистки. Зачем ей, скажите, лицезреть его? Так что есть хороший задел, и мы продолжим двигаться в этом направлении.

- В сентябре 2014-го в интервью Bankir.Ru вы рассказывали, как идет совершенствование законодательства для финансового сектора. Год прошел. Как сейчас осуществляется эта работа в целом?

- Работа идет очень активно, но при этом достаточно методично. Большинство проектов относятся к категории длящихся, и зачастую их корни можно найти много лет 10 назад. Часто инициативы немножко угасают, обсуждение уходит на второй план, но затем они вновь активизируются. По большому счету за год особых изменений не произошло (что обусловлено во многом стабильным числом интересантов), те же действующие лица и исполнители. Работа построена по проектам, которые инициируются либо рынком, либо заинтересованными ведомствами. Мы мониторим правовое поле, если что-то появляется – оперативно анализируем, выносим на рассмотрение профильных комитетов или рабочих групп, оцениваем, какое влияние это может оказать на индустрию. Если возможен существенный эффект, то обращаем на него внимание сообщества, чтобы люди реагировали, высказывали сомнения, пожелания, готовим заключения для ведомств. После принятия нормативных актов – составляем рекомендации по применению, отвечаем на поступающие от финансовых организаций вопросы, активно общаемся с регуляторами.

Основные направления нашей работы: розничный банкинг, ПОД/ФТ, защита информации, антифрод, банковские платежные агенты, электронный документооборот, персональные данные, инсайд, FATCA, вопросы административной ответственности банков.

Что касается важнейших направлений, то за прошедший год работа в сфере противодействия легализации преступных доходов полностью сосредоточилась у нас в экспертной группе по вопросам ПОД/ФТ, внутреннему контролю и регуляторному (комплаенс) риску, созданной по нашей инициативе при комитете Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. Этой работой у нас бессменно руководит Александр Евгеньевич Наумов, собравший в этой группе представителей всех профильных регуляторов и более сотни банков и иных участников финансового рынка.

В сфере информационной безопасности нам посчастливилось привлечь в качестве председателя профильного комитета НСФР Андрея Петровича Курило, до недавнего времени в рамках Банка России отвечавшего за эти вопросы и курировавшего работу Межведомственной рабочей группы по развитию электронного документооборота.

В целях оперативной оценки появляющихся новшеств в области технологий мы сформировали Экспертный совет по технологическим инновациям на финансовом рынке (ЭСТИФИН), который возглавляет очень авторитетный специалист в области банковских карт – Юрий Анатольевич Божор из ФК «Открытие».

Работа идет в очень интенсивном режиме, поскольку помимо наших проектов мы активно поддерживаем целый ряд инициатив законодателей и ведомств. Например, введение антимонопольной поправки в закон о потребительском кредитовании, инициатива, которую Николай Андреевич Журавлев, зампред комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, внес еще год назад.

Наконец дело дошло до его обсуждения. Поправка призвана ограничить 25 процентами долю крупнейшего кредитора при расчете ограничения полной стоимости кредита. Для рынка это очень важно, потому что есть сегменты, где некоторые государственные игроки очень сильно перевешивают и тянут ставку вниз в сторону от реального среднего уровня. Эта поправка отчасти этот вопрос решает, однако ее рассмотрение вновь отложено.

Есть еще ряд инициатив, которые тоже пока в стадии обсуждения. На рабочей группе совета в Госдуме закончился очередной этап обсуждения законопроекта о финансовом уполномоченном. Законопроект очень большой, но в ходе интенсивного диалога с Банком России он существенно изменился в лучшую сторону по сравнению с первоначальной редакцией. Хотя, например, нам еще предстоит найти удовлетворительное решение по процедуре судебного обжалования банками решений финансового уполномоченного, на необходимость которой указывают одновременно и банки, и Верховный Суд.

- Как именно поменялся законопроект?

- Из хорошего – удалось в сторону большего учета интересов участников рынка здравого смысла поменять систему финансирования службы финансового уполномоченного. Планируется, что финансирование со временем будет осуществляться исключительно за счет взносов финансовых организаций, как это и было закреплено с 2003 года.

Нас смущала непрозрачность описания механики расчета. Сначала предлагалось брать за основу объем оказываемых физлицам финансовых услуг. Но такого показателя, как объем оказанных финансовых услуг не существует, есть отдельные строки по балансу, которые было не очень понятно, как складывать. Потом предлагалось дополнительно учитывать количество жалоб – вводить некий коэффициент в зависимости от, скажем так, «жалобоподверженности» конкретного банка, все это как-то между собой сочетать. Что там в итоге получилось бы – неизвестно. В конце концов сошлись на том, что наиболее правильно брать за прошедший год объем затрат службы и, соответственно, делить на количество рассмотренных жалоб, после чего пропорционально распределять сумму между банками в зависимости от числа поданных жалоб. Например, по этому банку набралось 50 жалоб. Делим число на расходы службы по одной жалобе, получаем сумму, которую банк обязан внести на оплату расходов службы. Разумно, прозрачно и понятно, и не должно вызывать сомнений.

Отчасти пока решен вопрос обжалования вердиктов финуполномоченных. Изначально предлагалось вообще лишить банк права обжаловать решение финансового уполномоченного, предоставив такое право только физлицу. Ссылались при этом на то, что гражданин – слабая сторона. Но тогда нарушался бы конституционный принцип равенства перед законом и судом, закрепленный нашей конституцией. В качестве компромисса был найден вариант, когда обжалование будет возможно, но внутри службы, ее руководителю. Таким образом, появится фактически вторая инстанция. Однако мы полагаем, что такая процедура не может заменить судебный пересмотр и не компенсируется полномочиями суда по проверке решений при выдаче исполнительного листа. Этой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации. Так что будем продолжать поиск оптимального решения.

- Если говорить о приоритетах НСФР – какие они в этом году?

- Очень большое внимание уделяем вопросам потребительского кредитования. Сейчас большая проблема – ограничение по полной стоимости кредита, поскольку ранее введенный Банком России мораторий истекает 1 июля.

Пока решение не принято, но, судя по настроению регуляторов, позитива для частных банков в этой части ждать не стоит. На мой взгляд, это серьезная ошибка. Мы провели экономический анализ, собрали данные по банкам и увидели, что в части POS-посткредитов и кредитов с обеспечением особых сложностей действительно нет. Если даже это ограничение будет введено, рынок особо не пострадает. А вот в сегменте автокредитования и карточных кредитов есть серьезная проблема. Например, по картам разброс между линией отсечения, установленной ЦБ, и реальными ставками сейчас составляет более 25 пунктов. То есть, если это ограничение будет введено, банки фактически будут вынуждены часть своей продуктовой линейки просто срезать. Речь идет о частных банках, то есть наиболее рыночных субъектах банковской системы, формирующих значительную долю кредитного рынка и обеспечивающих реальную конкуренцию государственным банкам. В итоге мы ухудшим условия для частных игроков, у которых нет ни таких дешевых ресурсов, как у государственных, ни возможности получения государственной поддержки через механизм ОФЗ.

Необходимость ограничения ПСК объясняют борьбой с проблемой закредитованностьи. Но в ситуации, когда на том же самом рынке, в одном сегменте ЦБ разрешил микрофинансовым организациям процентные ставки около 250300 процентов в год, говорить о том, что банковские кредиты в 450 процентов являются основным фактором закредитованности населения – это как минимум странно. Фактически указанные меры приведут к искусственному переделу рынка, удорожанию услуг и снижению уровня банковской конкуренции, от которого как раз потребители больше всего и пострадают.

Мы считаем, что уже принятые в конце прошлого и начале нынешнего года регуляторные меры Банка России уже не просто охладили рынок потребкредитования, но полностью его заморозили, а с начала года и вовсе начался процесс сжатия. Дальнейшие ограничения будут только деструктивны. Необходимо остановиться и дождаться окончания периода спада потребления и снижения деловой активности. И только потом можно будет вернуться к обсуждению механизмов контроля уровня кредитной активности граждан.

К закону о потребкредите у нас с осени прошлого года готова большая таблица разработанных банками поправок, она появилась еще в конце прошлого лета. Пока ЦБ продолжает ее изучение, очень рассчитываем до конца года дойти до детального обсуждения на предмет их внесения в Госдуму.

Еще один важный законопроект – по развитию института по упрощенной идентификации, расширению возможностей делегирования идентификации и использованию электронной подписи. Он был в начале июня представлен нами Консультативному совету Росфинмониторинга, до 15 июня мы собирали дополнения от коллег. Соответственно, мы сейчас сводим дополнительные предложения участников, и в сентябре Росфинмониторинг планирует итоговое обсуждение. Учитывая очень близкие позиции большинства банковских объединений, мы будем продвигать консолидированную позицию по этому проекту и рассчитываем в период осенней сессии выйти на Госдуму.

Очень важным мы считаем упрощение взаимодействия банков с малым бизнесом, дальнейшее развитие дистанционных каналов обслуживания, в том числе при открытии счетов. Мы уже говорили, что согласован и одобрен профильным комитетом Госдумы первый шаг – возможность дистанционного открытия второго и последующих счетов. На очереди – обсуждение аналогичной возможности для первого счета, поскольку мы уже научились работать и с государственными информационными базами, и с квалифицированной электронной подписью.

Что касается разработанного НСФР законопроекта по внедрению процедур антифрода – приостановления оспоренных транзакций и упрощенной процедуры возврата несанкционированных списаний, то его курирует управление информбезопасности Банка России, сейчас подготовку завершает ЦБ, очередную версию согласовываем с юридическим департаментом управления информбезопасности. Этот законопроект создаст надежную правовую базу для работы недавно созданного Банком России Центра реагирования на инциденты информбезопасности (FinCERT).

Отдельный большой блок вопросов, связанный с ПОД/ФТ, помимо упрощенной идентификации, это Закон № 173-ФЗ о передаче информации иностранным налоговым органам, RusFATCA. Там много вопросов с подзаконными актами, мы по просьбе Минфина подготовили их проекты, которые сейчас обсуждаются. Я думаю, в течение лета они появятся.

Это только наиболее актуальные проекты. Наш президиум, в который входят руководители банков – членов НСФР, ежеквартально корректирует перечень приоритетных задач. Так что мы постоянно поддерживаем его актуальность для участников рынка.

- Плюс ко всему, насколько мне известно, вы ведете пилотный проект по доступу к Пенсионному фонду?

- Совершенно верно. Вопрос, касающийся практически всех розничных банков, – проверка дохода заемщиков в ПФР.

Мы проводим пилот по распоряжению ЦБ с октября прошлого года. На совещании у Председателя Банка России был одобрен наш совместный с Ростелекомом доклад о реализации механизма доступа к информации ПФР о доходах граждан. В октябре Минкомсвязи уже запустил соответствующий пилотный проект, определил НСФР куратором проекта со стороны банков, и мы сформировали первую группу участников, большинство которой составили члены НСФР. На днях для нее завершился первый этап первой группы Пилота. У нас есть лидеры – банки, которые уже создали, запустили и оттестировали центры обслуживания для регистрации граждан в ЕСИА. Это «Хоум Кредит», Совкомбанк, «Открытие», «Тинькофф», Юниаструмбанк. На основе этой регистрации банки будут запрашивать информацию о своих заемщиках в ПФР. Эти лидеры в результате участия в пилоте.

На втором этапе пилота будет осуществлена техническая доработка сервиса ПФР в СМЭВ с тем, чтобы максимально автоматизировать эту систему обмена информацией. Параллельно мы в рамках на очередном заседании рабочей группы НСФР по электронным государственным сервисам сформировали вторую группу банков, которые также будут реализовывать и вести у себя тот же пилот. Мы планируем к концу года эти две группы – а это в общей сложности более 20 банков – довести до стадии промышленной эксплуатации этой системы. Мы даже сделали специальную подборку ответов на типовые вопросы участников, чтобы новым банкам было проще воспринять опыт «старших товарищей».

Неоценимую технологическую поддержку оказывает нам один из наших членов – компания IDSystems – которая, участвуя с первых шагов в пилоте, смогла оперативно разработать коробочный продукт для его запуска, которым сейчас пользуется значительная часть банков-участников. Мне очень приятно, что портал Bankir.Ru внимательно следит за нашей работой и регулярно информирует о ней своих читателей.

Мне кажется, очень хорош сам по себе формат пилота, потому что параллельно решается масса и нормативных проблем, и технических: что куда подключать, и как это сочетать с конкретными АБС. Отдаю должное и Минкомсвязи, и Пенсионному фонду – они проделали колоссальную работу. На моей памяти давно не было пилотов, чтобы со столь активным участием госорганов реализовался проект, который ориентирован, главным образом, на снижение рисков, дающий банкам серьезные плюсы. Тем более что этот сервис, как предполагается, будет бесплатным.

Взаимодействие с госорганами происходит на бартерной основе, то есть мы получаем бесплатную информацию, но при этом активно регистрируем наших клиентов – граждан в ЕСИА. Дальнейшие наши планы – запуск в пилотном режиме других важных для банков, но еще недоступных в СМЭВ дальнейших сервисов, как, например, упрощенная идентификация с использованием новых сервисов на базе ЕСИА. Это будет очень важным направлением, хорошим механизмом для обеспечения максимального использования имеющихся государственных информационных систем. Это поможет снизить издержки участников рынка, той самой реальной диджитализации.

Банки, на самом деле, давно являются очень активными проводниками государственной политики в целом ряде секторов, и тот факт, что государство некоторым образом тоже пошло им навстречу и помогает им с использованием своих ресурсов решать те же самые задачи по контролю рисков – это принципиально очень правильный подход. Мы рассчитываем, что на этом мы не остановимся, а будем систему эти пилотов развивать и дальше.

- Опять же год назад вы говорили о наблюдении за правоприменительной практикой законов о потребкредитовании, о национальной платежной системе. Что можете сейчас сказать о них?

- По закону о национальной платежной системе (НПС) каких-либо проблем не наблюдается. Были опасения, что появятся некоторые мошеннические схемы. Но, во-первых, ЦБ сразу дал очень важные разъяснения по применению закона. Плюс к этому правильно сориентировались правоприменители: не возникло ажиотажа на стадии надзорных функций со стороны ФАС или Роспотребнадзора. И в итоге мы спокойно вошли в новую реальность – явь. Да, закон работает, идут стандартные процедуры, расследования инцидентов, возвраты денег. Особых проблем там нет.

По потребительскому кредитованию самой сложной новеллой был переход на индивидуальную табличную форму условий. Там был большой массив работы и по обновлению форм документации, и по технологическому изготовлению всех документов. Но, надо отдать должное нашим героическим банкам, они не только все успели, но еще и провели большую разъяснительную работу среди клиентов. Сейчас тоже особых вопросов нет. Недавняя проблема, которая возникала, была связана с жалобами на навязывание услуг страхования по договорам потребкредита, очень оперативно и всесторонне была проработана на Экспертном совете ФАС. Сейчас мы по поручению ФАС разрабатываем проект рекомендаций для банков по введению «периода охлаждения» по договорам страхования, и к середине июля, надеюсь, уже выйдем с предложениями.

- Напоследок – блиц, касающийся непосредственно вас. Сейчас всем непросто работать в связи с ухудшившейся экономической ситуацией. Как лично вы на себе ощущаете новые реалии, на отдых, семью время остается?

- Ну, семья – куда же она, любимая, денется? (Смеется). Конечно, зимой и весной было особенно много работы, мы из офиса иногда отсюда расходились уже в десятом часу вечера. Коллектив у нас небольшой. Спасибо близким всех наших сотрудников, они отнеслись к ситуации с пониманием. Ворчали, но терпели. С отдыхом, конечно, тоже непросто – приходится очень жестко все планировать. Но о семьях у нас забывать не разрешается. Будем надеяться, что наверстаем.

- Какую книгу сейчас читаете?

- Как всегда сразу несколько: потрясающую историко-фантастическую сагу Андрея Мартьянова «Наследник» и параллельно труд французского историка и политика Луи-Адольфа Тьера «История консульства и империи». И работу Кьяры де Капоа «Эпизоды и персонажи Ветхого Завета в произведениях изобразительного искусства».

- А у сына Василия какая книжка сейчас в почете, вы в курсе?

- Мы с ним вместе открываем для себя китайские сказки. Он учит китайский язык, и мы стараемся максимально для полноты погрузиться в национальную культуру. Очень интересно. А в дороге мы обычно изучаем детскую энциклопедию о животных, которую он очень любит. Еще Вася читает иллюстрированную энциклопедию об индейцах. Он уже в третьем классе и постепенно переходит ко все более серьезной литературе.

- Когда в последний раз выводили в свет супругу Людмилу?

- Людмила практически всегда сопровождает меня – и на конференциях, и на приемах. Вообще, она как активный блогер уже давно имеет широчайший круг знакомых и среди отечественных финансистов, и на международном уровне: от ведущих итальянских балерин до болгарского общества любителей орхидей. Что же касается семейного отдыха, то в кино мы бываем еженедельно. Очень любим всей семьей ходить и в цирк на Цветном бульваре, и в цирк на Вернадского. А еще рядом с домом у нас есть хороший парк, где с наступлением лета мы каждый вечер гуляем.