- Александр Васильевич, как известно, кризис для одних – шок и потери, для других – новые возможности развития. Выступая в этом году на гайдаровском форуме, Герман Греф сказал, что не понимает, что собирается делать правительство для преодоления кризиса. А премьер-министр Дмитрий Медведев уверенно сообщил о том, что правительство точно не будет делать. Потом практически на следующий день вышло Распоряжение Правительства РФ № 98-р, которым утверждался план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 г.

После изучения этого плана у меня в отношении действий правительства сложилось такое же мнение, как и у Германа Оскаровича – какие-то невнятные пункты. А самое, с моей точки зрения, безответственное то, что 85% средств направляется на поддержку отдельных банков, подчеркиваю, не банковской системы, а отдельных банков и, как отмечает депутат Госдумы Оксана Дмитриева, только 3% этих средств дойдет до реального сектора экономики. Как вы думаете этот план правительства может стать планом устойчивого развития экономики нашей страны?

- У РСПП большие сомнения, адекватен ли план первоочередных мероприятий по поддержке экономического роста развивающейся сейчас в негативном тренде ситуации в экономике. К сожалению, в плане нет ни слова о кризисе. По нашему мнению, страна уже находится в кризисе, и правительство должно не только адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию, но и принимать предупредительные меры, опережая возможный ход развития отрицательных событий. Надо локализовать общие проблемы и принять реальные программы, которые бы в скором времени нейтрализовали отрицательный тренд падения ВВП.

В связи с этим в РСПП создана рабочая группа – бюро РСПП по финансовой стабильности и обеспечению экономического роста в России. В нее вошли ведущие члены бюро и Правления РСПП, а возглавил группу Александр Шохин. Мы выработали перечень антикризисных мер, направленных на обеспечение финансовой стабильности и экономического роста. Они переданы вице-премьеру И. Шувалову и в ЦБ. Перечень мер формировался с учетом масштабного опроса ведущих компаний и корпораций России – практически каждая компания представила свои рекомендации. Поэтому предлагаются конкретные меры по поддержке и обеспечению стабильности и роста каждого сектора экономики, а главное, – системные меры. Правительство предусматривает субсидирование экономики. Это важный фактор, но не главный. В правительственном плане предложены лишь некие точечные действия, которые не могут быть системными.

По всей видимости, правительству придется вырабатывать второй документ – антикризисный план действий, причем обязательно совместно с Банком России. Сейчас мы единства действий этих органов не видим. ЦБ действует совершенно автономно, что правильно с учетом конституционных норм, поскольку он независим от правительства. Однако в тяжелой ситуации развивающихся негативных процессов в экономике необходим совместный план антикризисной политики, который предполагал бы координацию, во-первых, денежно-кредитной и финансовой политики, а во-вторых, социально-экономической. Но пока такого документа нет, а действия правительства и ЦБ можно назвать разнонаправленными.

- Вы считаете возможным появление подобного документа?

- Подчеркну, мы вступили в полосу очень тяжелых событий, и они вызваны причинами не только внутренними, но и глобального характера – рецессии по-сути в Европе, падением темпов китайской экономики, санкций, геополитической неустойчивости. Пока более или менее уверенно развивается экономика США, а во многих странах – падение ВВП. Девальвирование валют происходит также во многих странах, в том числе с развивающимися рынками, в странах СНГ. Россия – не исключение. В этих условиях очень важен фактор единства действий органов власти. Яркий пример разбалансированности таких действий мы наблюдали в середине декабря. Резко, практически на 40%, девальвировался рубль, и после этого ЦБ увеличил процентную ставку до 17%. Резкое повышение ставки сильно отразилось в целом на рынке; на стоимости кредитного ресурса, а фактически сворачивании кредитной активности банков; на сокращении ресурсов для промышленности. В это время адекватных действий со стороны правительства, которое должно озаботиться социально-экономической поддержкой экономики через системные меры, инструменты субсидирования, гарантий, поручительств и пр., не последовало.

Сейчас план первоочередных мер правительства предусматривает программы поддержки экономики. Но пока такой поддержки не происходит, эти меры будут реализованы только через какое-то время. Таким образом, произошло удорожание всех ресурсов в стране. Все это приводит к существенному росту цен, что уже отражается на настроении населения.

ЦБ в соответствии с законом прежде всего осуществляет таргетирование инфляции, поддержание курса национальной валюты.

- Да, в последнее время ЦБ особенно ярко продемонстрировал свою способность поддерживать курс рубля.

- Хотелось бы надеяться, что сейчас ЦБ признал, что за экономику тоже надо нести ответственность. Снижение в январе ключевой ставки на 2% было, наверное, трудным решением. ЦБ подвергся резкой критике либерально настроенной финансово-экономической интеллигенции. Но, по-моему, ЦБ идет в правильном направлении. Монетарные меры у нас практически не срабатывают, наши проблемы лежат гораздо глубже. Хотя действия регулятора очень важны, но коренные проблемы заключаются, во-первых, в отсутствии единства в осуществлении денежно-кредитной политики правительством и ЦБ. Во-вторых, это цена на нефть, в-третьих, – рост тарифов, который давит на инфляцию, а также неблагоприятный деловой и инвестиционный климат. И при этом непредсказуемость поведения властей, недоверие им.

Эти проблемы можно выстроить и в другом порядке, некоторые из них в большей степени неэкономические, психологические, но влияют на инвестиционный климат в нашей стране значительнее, чем экономические факторы. Поэтому системное решение всех проблем правительством, Центральным банком может в скором времени привести к стабилизации. Следующая задача – обеспечить экономический рост и, как призывает В. Путин, с чем полностью согласен РСПП, структурные преобразования и диверсификация экономики. Сейчас есть реальный шанс начать реализовывать эту масштабную задачу.

- Может быть, нашей стране уже не нужна независимость ЦБ?

- В условиях тяжелого кризиса, нестабильной ситуации требуются меры экстраординарные. Мы должны думать о том, как выходить из экономического коллапса. Поэтому необходимо объединить усилия всех государственных органов независимо от статуса. Когда я говорил о единстве в проведении денежно-кредитной политики правительством и ЦБ, то имел в виду, что Банк России в большей степени должен сейчас озаботиться поддержкой экономического роста в стране. Естественно, все функции и задачи его сохраняются: таргетирование инфляции, поддержка курса отечественной валюты. Казалось бы, экономический рост это вопросы правительства, но сейчас без регулятора не обойтись. В нашей стране есть большая проблема рентабельности промышленности, производительности труда, квалифицированного человеческого ресурса, экономики в целом, которая непрозрачна, затратна, неэффективна. И при этом отсутствие дешевых ресурсов. Все эти проблемы и должны решать вместе правительство и Центральный банк.

- В отношении ресурсов. Во время кризиса 2008 г. в банковскую систему влили громадные деньги, они ушли на валютный рынок, а до реального сектора практически ничего не дошло. По этому поводу было много дискуссий. Все сходились во мнении, что нужно заранее выработать меры, чтобы выделяемые средства работали на экономику. Потом эта тема как-то затёрлась. Создается впечатление, что финансовому лобби эта ситуация, скажем так, выгодна. Вот сейчас в плане правительства. опять нет никаких конкретных целей расходования средств, персональной ответственности, сроков достижения каких-то результатов. К чему это приведет? Опять деньги «поплавают» в банковском секторе, а для экономики это будет совершенно не ощутимо. То есть банки становятся тромбом на пути поступления денег в экономику и не выполняют функцию финансового посредничества.

- Действительно, опыт 2008 г. показывает, что таким путем сегодня идти нельзя. Тогда, с одной стороны, были правильно предприняты действия для недопущения паники и поддержки банковской системы. Но, с другой стороны, экономика поддержки не получила. Правительство и ЦБ учитывают те ошибки. Сейчас средства выделяют узкому кругу кредитных организаций – причем на определенных условиях. Главное, средства предназначаются не на поддержку банков, а на развитие ими кредитования экономики. Счетной палате поручено осуществлять мониторинг. И все же при этом, с моей точки зрения, нужны спецсчета, иначе деньги опять растворятся и Счетная палата не найдет, куда по разным схемам они ушли. Средства должны выделяться только на конкретные проекты, поэтому нужно составить перечень организаций-бенефициаров и иметь реальную схему поддержки экономики. Должен заключаться договор между АСВ, банком и предприятиями, которые эти деньги могли бы получить. Тогда будут определены ответственность и обязательства всех сторон.

- Здесь, действительно, главное – прозрачность.

- Средства приходят на спецсчет и уходят с него, к примеру, на поддержку предприятия в Челябинске, в Краснодаре и др. При этом нужен контроль за целевым использованием средств. Так было в Промстройбанке СССР. И хотя эта школа забывается, но все же опытные банкиры еще остались. У нас в стране главная проблема – отсутствие контроля и ответственности. Чиновники не хотят нести ответственность. Это обязательно надо учитывать, разрабатывая антикризисные мероприятия..

- Вернемся к вопросу о реформе экономики. Сколько лет мы говорим об этом! Лет 15 пытаемся «слезть с нефтяной иглы», а воз и ныне там. Возможно, у нас кризис госуправления? Отсутствие персональной ответственности, конкретных четких планов развития страны, сроков их реализации и приводит к тяжелой ситуации, которую имеем сегодня. Я уверен, что даже человек масштаба Столыпина в этих условиях ничего бы не смог сделать. Никакие реформы, тем более структурные при существующей модели управления невозможны. Бюрократия в министерствах, затягивание принятия решений утопили бы любую хорошую инициативу. Может нам все-таки нужно начинать не со структурных реформ в экономике, а с реформ в государственном управлении? Прежде всего сделать его эффективным, а потом браться за другие преобразования.

- Это правильная постановка вопроса, который является одним из стержневых, требующих решения именно в текущих условиях. Уже накоплен некоторый опыт построения в стране рыночных отношений, которые предполагают, что будут происходить циклические процессы – падение, рост и т. д. Сейчас в условиях существенного воздействия разных проблем, отсутствия структурных преобразований, очень важна эффективность госуправления. К сожалению, она неудовлетворительна. Я согласен с Германом Грефом, который недавно предложил создать центр реформирования экономики, которому будут отданы некоторые функции разных министерств и ведомств. Он должен иметь властные полномочия, заниматься структурным преобразованием и в соответствии с этим вырабатывать перечень действий правительственных учреждений, всех органов власти и управления в стране с целью последовательного реформирования экономики, ее диверсификации. Безусловно, при этом необходимо кардинальное сокращение и оптимизация государственного аппарата, повышение его эффективности.

У нас огромная бюрократическая машина, работает много чиновников, но эффективность этой работы мала. Фактически только гасятся возникающие проблемы, и нет работы на их предупреждение, на случай реализации негативных сценариев стратегических программ. Какие бы антикризисные штабы правительство ни создавало, оно будет бороться с последствиями кризиса. А нужно работать на опережение, к примеру, думать как использовать программы импортозамещения для структурных преобразований экономики. На мой взгляд, для структурных преобразованиях экономики лучше, чем программа импортозамещения, никто не предложил. Поэтому реализация программы импортозамещения и будет диверсификацией экономики. Ведь импортозамещение – это развитие и станкостроения, и машиностроения, и производства продуктов питания и пр.

- Создавшиеся сегодня условия нас просто подталкивают к развитию страны.

- Самое главное звено, которое нужно вытаскивать - станкостроение. В советское время государство занимало лидирующие позиции, по производству станков – от швейного оборудования до тяжелого машиностроения. Более того, второе место занимало и по импорту станкостроения. Станки поставляли по всему миру – более чем в 100 стран.

Нужны центры притяжения интеллекта, материальных, организационных ресурсов для осуществления этих реформ. Но нужны сильные мотивации.

В настоящее время мы имеем множество рабочих органов для выработки предложений, однако все они носят, как правило, общественный характер. Предложения, которые вырабатывались этими органами, не имели никакой законной силы. При этом Минэкономразвития ежемесячно пересматривает разного рода прогнозы, исходя из цены нефти. Но пора уже ориентироваться не на выручку от продажи нефти, а решать вопросы развития экономики за счет собственного ресурса, прежде всего, за счет тех приоритетных отраслей, которые нужно определить и поддерживать. Например, в Челябинской области построить два завода по производству такого-то оборудования, в Свердловской области – станков или запчастей.

- Иметь план индустриализации?

- При этом нужно определить холдинг смежников от производства запчастей до конечной продукции. Должны быть материальные ресурсы и непременно ответственность людей, а также фиксированные сроки исполнения. Именно под такие задачи необходимы государственные ресурсы. Да, это нерыночные подходы, однако без административного ресурса, целевых установок и планирования, стратегическую задачу кардинального реформирования экономики не решить. Это под силу только государству.

- Еще драматичнее сокращение персонала, стремительный рост безработицы и, как следствие, социальной напряженности.

- Сокращение производства обусловливает сворачивание благотворительных программ, отмену социальных пакетов, сокращение рабочих мест и пр. Поэтому для бизнеса сейчас нужен мораторий на все законные и подзаконные акты, вводимые в 2015 году, которые принимались в предшествующие годы, на акты, которые усложняют ведение бизнеса, например разные сборы и пр. Все эти рекомендации содержатся в антикризисных предложениях РСПП. Ведь только в 2014 году Федеральным Собранием, Правительством, ведомствами, региональными властями было принято свыше 60 нормативных актов утяжеляющих ведение бизнеса в стране.

- Возвращаясь к банковской системе, следует отметить, что банки в январе текущего года имели 24 млрд убытка против 39 млрд прибыли в январе 2014 г. Но самое неприятное, с моей точки зрения, что темпы роста просроченной задолженности у подавляющего большинства банков в разы превышают темпы роста кредитного портфеля. При такой тенденции серия банкротств банков просто неизбежна. Что же нужно сделать?

- Если текущая ситуация не изменится, то очевидно, что банкротства прежде всего будут в промышленности, а затем и в банковской сфере. Убыточность банковской деятельности действительно растет. В РСПП приходило огромное число просьб повлиять на банки, чтобы они не пересматривали отдельными соглашениями ранее принятые договора на кредиты, иначе задолженность промышленных предприятий приведет их к банкротству. Однако и не пересматривать нельзя – банки будут банкротиться. Как они могут в таких условиях жить? Должны пересматривать.

Ряд банков пришли к решению не сильно задирать процентную ставку. Временно работая без прибыли, они позаботились о клиентах, чтобы в дальнейшем продолжать взаимный полезный и прибыльный бизнес, а не доводить промышленные предприятия до банкротства.

- Мой последний вопрос о встрече руководства ЦБ с банкирами, которую Ассоциация Россия провела в середине февраля. Каковы главные итоги этой встречи?

- Встреча была очень полезная. Весьма содержательным был доклад Эльвиры Набиуллиной. Банкиры редко встречаются с руководством ЦБ и порой друг друга недопонимают. Э. Набиуллина разъяснила общую политику регулятора, а также почему ЦБ снизил ключевую ставку на 2%, хотя в результате было много критики в адрес Центробанка. Но на встрече бизнес и банкиры поддержали решение о снижении процентной ставки. Положительным итогом встречи я считаю и то, что Эльвира Сахипзадовна задумалась о поддержке региональных банков. О необходимости такой поддержки говорили и Анатолий Аксаков, и ряд банкиров, и ваш покорный слуга.

- Региональные банки будут поддержаны. Решение об этом было принято как раз после встречи.

- Региональные банки – опорные, не менее социально значимые в регионах РФ, они обслуживают в совокупности десятки тысяч промышленных предприятий и миллионы граждан, кредитуют МСП. При этом, этот уровень банков – по сути, малые предприятия, которые Правительство озаботилось поддерживать. Банки этого уровня должны быть поддержаны. Сейчас принимается такое решение. Нужны критерии, какие банки смогут получить средства от АСВ. РСПП дал свои предложения – во-первых банки, которые входят в первую и вторую категорию надежности по мониторингу ЦБ.

Далее:

– системная значимость банка для региона должна быть поддержана региональной властью, кредитная организация должна входить в первую тройку региональных банков по размеру капитала;

- кредитная организация должна участвовать в программах финансовой поддержки развития субъектов МСП (не менее 50% от общего объема кредитов);

- значительная территориальная региональная сеть.

 

Надеюсь, эти предложения могут быть взяты за основу при принятии окончательного решения.