заместитель генерального директора КБ «МИА» Рафиль Хасанов– Рафиль, вы курируете в банке работу корпоративного блока. Как бы могли оценить рынок корпоративного кредитования? Какие основные риски присутствуют здесь сейчас?

– Я думаю, что риски повысятся ближе к осени. Здесь уместно вспомнить слова профессора Преображенского из «Собачьего сердца», который говорил, что «разруха в первую очередь наступает в головах». Так, слыша слово «санкции», мы начинаем паниковать – например, бежим в магазин и скупаем оливковое масло, боясь, что через какое-то время его не будет в продаже. В итоге у нас все портится, и продукты приходится выбрасывать. Особенно это бывает обидно, когда мы приходим через месяц в магазин, и обнаруживаем, что то же самое оливковое масло по-прежнему есть в продаже, и, быть может, оно даже подешевело, потому что его стали поставлять уже не из Греции, а, например, из Чили. Мне кажется, именно эти настроения могут сказаться на увеличении рисков в первую очередь (многие люди будут уходить в кэш и дожидаться дальнейшего развития ситуации). Осенью станет ясно, насколько запад дальше будет давить на нас своими санкциями, и насколько адекватно мы сможем прореагировать на них.

Но, несмотря на увеличение рисков, корпоративный бизнес все равно будет развиваться. Здесь мне вспоминается анекдот, который рассказал когда-то Юрий Никулин, о том, как русского, американца и англичанина фашисты взяли в плен, и повели на расстрел. В самый последний момент благодаря русскому пленнику им удалось спастись. Тогда американец спросил его: «Почему ты раньше ничего не предпринял?». На что тот ответил: «Мы, русские, такие: пока нас хорошенько не пнут, мы ничего делать не будем». Ни в коей мере никого не хотел обидеть этой фразой, но это соответствует в определенной степени действительности.

Сейчас есть реальные возможности развивать бизнес, просто многие не знают о них. В данных условиях можно и осетрину, и устрицы начать разводить, наверное. Но всегда нужно помнить о том, что в любом бизнесе нужен профессионализм.

Я считаю, что корпоративный бизнес будет продолжать развиваться, несмотря на те санкции, которые сейчас применены по отношению к России, а может быть, даже и вопреки этим санкциям у многих появится шанс для организации своего бизнеса.

Если сравнивать розничный и корпоративный бизнес, то где выше риски, где сложнее работать?

– В каждом сегменте есть своя специфика. Так, в корпоративном бизнесе один заемщик может иметь кредиты на миллиард рублей, и если он перестанет возвращать долг, то это может стать существенным для любого банка. В рознице этот миллиард рублей «разложен» на тысячу клиентов. Риск одновременного невозврата денег от такого количества заемщиков – значительно ниже.

Я 20 лет работаю в банковском бизнесе, курировал многие направления и в корпоративном блоке, и в рознице, и могу сказать, что везде очень интересно.

Какой сегмент работы в корпоративном блоке представляется наиболее перспективным?

– Как бы пафосно это ни звучало, но на сегодняшний момент, исходя из постулатов, которые озвучил президент, наиболее важным представляется ориентир на собственного производителя. У нас есть клиенты, которые, например, производят шовный материал для хирургии, достаточно качественный, и они его поставляют в том числе и за пределы России. Сейчас довольно интересно вкладываться в собственное производство. Производство, востребованное здесь и сейчас, представляет собой перспективное направление.

Банк «МИА» в рамках проектного финансирования занимается в том числе кредитованием застройщиков. Какие критерии отбора строительных компаний?

– В проектном финансировании есть определенная специфика. Здесь очень важно, чтобы объект был построен и продан, потому что именно реализация квадратных метров в строящемся или построенном объекте является источником средств для погашения кредита.

По этой причине мы тщательно анализируем месторасположение земельного участка, по нашей просьбе клиент проводит маркетинговое исследование, связанное с возможностями последующей реализации этого объекта, которое помогает понять, что уже строится в этом районе, по какой цене продается, кто является покупателем. Также мы анализируем правоустанавливающие документы на земельные участки, проектно-разрешительную и проектно-сметную документацию, градостроительный план земельного участка. Банк должен понимать, какими силами собираются строить эту недвижимость (для этого запрашивается информация о генеральном подрядчике, подрядчиках), с какими риэлторскими компаниями планирует сотрудничать девелопер в будущем для продажи объекта, есть ли у компании собственные денежные средства, необходимые для начала строительства.

В случае принятия положительного решения генеральный подрядчик, субподрядчики, инвестор, иные участники проектного финансирования открывают расчетные счета в нашем банке для того, чтобы мы видели, что денежные средства не уходят на сторону.

Проектное финансирование – достаточно специфичная сфера деятельности, сложная для оценки, и далеко не каждый банк будет им заниматься. Деньги здесь не короткие, и для того, чтобы понимать этот бизнес, необходимо детально изучить его.

На протяжении ряда лет ситуация во взаимоотношениях между банками и застройщиками изменялась. Когда-то банки конкурировали за строительные компании, когда-то девелоперы – за банки. Что происходит сейчас?

– Я считаю, что банк кормится за счет клиентов. Он не добывает нефть, не выращивает хлеб, не шьет одежду. Банк оказывает финансовые услуги и благодаря этому развивается и растет. Поскольку банки существуют за счет клиентов, благодаря клиентам, то, соответственно, они должны жить ради клиентов. Так что борьба за хорошего клиента между кредитными организациями идет всегда.

Какие услуги оказывает банк «МИА» для участников госконтрактов?

– Банк на 100% принадлежит городу Москве, поэтому мы очень активно взаимодействуем с Правительством Москвы, стараемся участвовать в городских программах, которые необходимы как самому городу, так и его жителям. Мы предоставляем финансирование в рамках госконтрактов на строительство метрополитена, жилых домов, поликлиник, школ, детских садов, объектов ФОК и другие значимые для города проекты.

Кем востребованы сейчас банковские гарантии? Каковы условия их предоставления?

– В 44-ФЗ (Закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»), который недавно вступил в силу, есть требование о размещении гарантий на сайте Федерального казначейства. Это повышает прозрачность всех государственных контрактов, проводимых любыми федеральными органами и органами субъектов федерации. Кроме того, банковские гарантии необходимы крупным застройщикам, которые проводят тендеры. Этот продукт сейчас востребован и активно развивается. Стоимость этой услуги составляет 1–3% от суммы привлекаемых средств и зависит от специфики и результатов финансовой деятельности предприятия.

Сейчас по законодательству банковские гарантии должны быть по всем госконтрактам. Предприятия могут не получать банковскую гарантию, если это предусмотрено документацией, но в этом случае им придется депонировать денежные средства на счетах у заказчика. Если, предположим, сумма контакта составляет 100 млн. рублей, то одно дело взять банковскую гарантию и заплатить 3% от этой суммы, и совершенно другое – вынуть серьезные суммы из своего оборота и разместить их на счетах заказчика (крайне мало предприятий, которые могли бы с точки зрения экономической эффективности поступить подобным образом).

Кому банк может отказать в предоставлении банковских гарантий?

– Предприятию, у которого очень плохое финансовое положение, а также предприятию, которое не понимает, чем оно собирается заниматься и как планирует развиваться.

Какие программы оказались самыми востребованными у корпоративных клиентов?

– Проектное финансирование, кредитование, депозиты.

Насколько активно развивается коммерческая ипотека?

– Оформить кредит с целью приобретения коммерческой недвижимости можно по различным программам. Первый вариант – это приобретение объекта в рамках программы «Коммерческая ипотека». Этим продуктом могут воспользоваться физические лица для покупки нежилых помещений, расположенных в жилых домах. Например, помещения на первом этаже, где может быть организован салон красоты, парикмахерская, учебные курсы, прачечные и прочее. Объект может располагаться как в новостройке, так и на вторичном рынке.

Другой вариант – это приобретение недвижимости юридическими лицами. Часто компании покупают недвижимость, чтобы потом сдавать ее в аренду. Мы подходим к вопросу кредитования таких заемщиков достаточно осторожно, исходя из того, является ли этот бизнес их профильной деятельностью, есть ли необходимый опыт, и только потом проводим маркетинговое исследование относительно самой недвижимости. Она оценивается несколько иначе, чем жилая недвижимость. В обязательном порядке оценивается ликвидность объекта, в том числе учитывается его месторасположение и техническое состояние. Также мы оцениваем бизнес заемщика, чтобы совместно с ним понять, окажется ли ему по силам обслуживание этого кредита.

Банку всегда важно, чтобы потенциальные заемщики понимали свой бизнес. Бывает, что люди просто где-то посидели, поговорили и подумали – а не открыть ли им парикмахерскую, и решили для этой цели приобрести помещение. Здесь сразу возникают вопросы: как они собираются организовывать бизнес, где планируют приобретать оборудование и т.д. Необходимо, чтобы потенциальный заемщик знал на них ответ. В процессе беседы с менеджерами банка люди часто начинают задумываться и понимать, что, оказывается, есть очень много вопросов, на которые им нужно найти ответы, в противном случае бизнес не пойдет.

Что сегодня лучше для бизнесмена: арендовать или покупать недвижимость?

– Всё зависит от специфики бизнеса и возможностей обслуживания кредита. Нужно просчитать, во сколько обойдется аренда, а во сколько – ипотека. Стандартно считается, что лучше купить недвижимость, потому что в конечном итоге данное помещение останется в вашей собственности. Хотя все индивидуально: нужно учитывать наличие первоначального взноса, финансовое положение заемщика на среднесрочную перспективу и т.д.

Если говорить о минимальном 30% первоначальном взносе, который необходим для покупки коммерческой недвижимости, то такая сумма есть далеко не у всех. То есть для стартапов вход в такие программы изначально закрыт?

– Стартапы могут обратиться за помощью в различные структуры, например, попытаться получить какую-то поддержку через МСП Банк или специальные гарантийные фонды. Сейчас организуются различные иннополисы, бизнес-инкубаторы, куда стартап может прийти со своей идей и, если он докажет, что она имеет право на жизнь и принесет прибыль, получить какое-то финансирование.

Как это доказать?

– Сложно. Можно, конечно, прийти и сказать: «Я изобрел вечный двигатель». Это прекрасно, что ты такой великий и сделал то, чего никому до тебя не удавалось, но нужно все-таки определиться, на чем ты будешь зарабатывать с этим вечным двигателем: будешь кататься по миру и просто показывать его всем желающим или станешь зарабатывать как-то иначе; насколько это изобретение будет востребовано у людей, и какие есть исследования, подтверждающие, что изобретение будет пользоваться спросом. То есть очень важно изначально просчитать рентабельность проекта, первоначальные затраты и источники дохода. Только после этого проходить к его реализации.

Это нужно не только стартапам, но и другим компаниям, например. Предположим, какая-то компания хочет построить здание на Цветном бульваре стоимостью 300 млн. Всё вроде прекрасно – здание в центре города. Но вот мы начинаем считать стоимость стройки, и получается, что здесь мы не только не заработаем, но и с большой долей вероятности, понесем убытки. В любом бизнесе надо предварительно анализировать: как бы прекрасно ни выглядел проект на первый взгляд, при детальном анализе может выявиться множество нюансов, которые не позволят воплотить идею в жизнь.

Если говорить о поддержке малого бизнеса МСП Банком, то он работает преимущественно с инновационным бизнесом, то есть на покупку, условно говоря, парикмахерской помощи не получить.

– Если вы сможете доказать, что будете применять в своей работе молекулярные технологии, что является инновационным направлением, то вполне возможно получить необходимое финансирование. Инновации – это не что-то эфемерное, далекое от нас, они могут быть во всем.

Инновационный бизнес, на ваш взгляд, может быть рентабельным в России?

– Любой бизнес может быть рентабельным, если все заранее просчитать, и если потом этот бизнес постоянно контролировать.

За счет чего банки могут бороться за клиента из сегмента среднего бизнеса, помимо ставок?

– В первую очередь – это сроки рассмотрения заявки. В каждом есть утвержденный регламент рассмотрения кредитных заявок. Каждую такую заявку и сопровождающие документы рассматривает не одно структурное подразделение, а несколько – безопасность, рисковики, юридическая служба и другие. Для скорости прохождения обращения клиента устанавливаются срок, в течение которого каждое подразделение должно сделать свое заключение. Чем эти сроки короче – тем лучше для заемщика.

Как вы думаете: экономические санкции скажутся на работе корпоративного бизнеса?

– Крупные банки заявили о том, что эти санкции не столь жестко обернутся против них, поскольку возврат денежных средств им предстоит только в 2015–2016 годах, а к этому времени, вполне вероятно, всё придет в норму.

В существующей ситуации ресурсы, конечно, где-то подорожают. Длинные деньги начнут привлекаться более активно внутри России. Это может быть дороже, но какие-то определенные меры для урегулирования вопроса все же предпринимаются: так, Центральный банк проводит операции РЕПО с облигациями, входящими в Ломбардный список, предоставляет ломбардные кредиты, а также осуществляет кредитование в рамках 312 П, в том числе проводит аукционы под залог нерыночных активов с плавающей ставкой.

Что сейчас лучше делать людям: копить или тратить?

– В данном случае нет универсального «рецепта». Нужно исходить из своих потребностей. Если говорить о валюте накоплений, то здесь нужно учитывать то, в какой валюте вы собираетесь тратить деньги в краткосрочной перспективе. Если вы получаете доход в рублях и собираетесь тратить в ближайшее время только рубли, то «заходить» в иностранную валюту, а потом снова ее конвертировать в рубли, вряд ли целесообразно.

Если говорить о среднесрочной перспективе, то здесь всегда была стандартная рекомендация: держать сбережения в трех валютах: 60% – в той, в которой вы собираетесь тратить (чаще всего это рубли), а 40% разложить поровну в долларах и евро.

Есть валюта сбережения (то есть сохранения денег, а не их преумножения) – это английский фунт стерлингов и швейцарский франк. Перспективной валютой в будущем я считаю китайский юань.

Не нужно забывать о золоте, которое сейчас растет в цене. Но нужно понимать, что если вы вкладываетесь в золото, то «спрыгивать» через полгода неразумно. Это долгосрочные инвестиции.