Яков Миркин:

Прогноз «социально-экономического развития РФ на 2015–2017 годы», проект МЭР.

Этот документ нужно уважать. Хорошо, что он есть. В нем есть взгляд, хотя и осенний, печальный на наше будущее. Много избранной статистики. Пример – падение в 2014 году цен на газ с $368 до $330 за тыс. куб. м. Сулит нам много печалей, но радостей – соседям.

Важный для нас человеческий документ, его стоит просмотреть. Чтобы понять логику и уровень мышления «верхов», готовящих нашу жизнь на следующие три года.

В документе много «но». Если прогноз «социально-экономического развития РФ на 2015–2017 годы» – это решение директората «Корпорации «Россия», как жить дальше, то это – пассивное решение. Больной, излечись сам. Скучный, пресный документ. Всего по чуть-чуть. Собранный из бумаг каждого министерства.

А жизнь – другая. Она бросает яркие, жестокие вызовы. Другой внешний мир. Неприязненное окружение. Технологический бойкот. Финансовые рынки убивают все прогнозы по курсам валют и ценам на сырье.

Ответ – вялое помахивание ручкой и «экстраполяция». Полпроцента здесь, процент там. Оптимистический сценарий – «умеренный». Не быстрый, не форсаж, а «умеренный». Ускорение – по чуть-чуть. И только за счет акселерации бюджетных расходов и поедания Фонда национального благосостояния.

Та же жизнь, что и раньше. Нет драйва. Те же риски. И, как это бывает в жизни, когда плывешь по течению, наверняка, будет хуже, если дуриком не вывезет, как в 1999 и 2009 годах (возобновление роста на сырье).

Главное, что нам обещают – замыкание экономики. Прогноз сжатия сальдо счета текущих операций в 2–3 раза. Сокращение открытости. Резкое уменьшение утечки капиталов за рубеж до пары десятков миллиардов долларов. Капитал – по прогнозу – должен перестать убегать за границу (за счет чего? разве что административных ограничений, 20 лет бегал, и вдруг перестанет?). Сверхоптимизм в части курса рубля (до 40). Никаких «ударных» налоговых льгот. Никакой активной денежно-кредитной, процентной политики. Все – в плавающем режиме. Восстановление заметного роста – в 2017 году. Это уже – на авось.

Сергей Журавлев:

Штурмуя сорокатысячник…

Пересечение официальным курсом отметки 40 (ради красного словца я обозначил цену российской валюты в неденоминированных «ельцинских» рублях), вероятно, произойдет 9 октября. Если, конечно, ЦБ не изменит в спешном порядке правила своих интервенций, как это произошло в день объявления СФ РФ войны Украине в начале марта, когда регулятор фактически зафиксировал курс бивалютной корзины в диапазоне 42,5–43, потратив в следующие две недели на это около $25 млрд. из резерва, или экстренно не повысит ставки предоставления рублевой ликвидности.

Установленный на 9 октября в качестве официального курс корзины 44,7191 означает, что ЦБ поднимет ее потолок по итогам торгов 8 сентября как минимум до 44,75. То есть при сегодняшнем же курсе доллар-евро регулятор должен будет 9 октября дать подняться доллару до 40,01 руб., прежде чем начать вмешательство, каковое, если оно состоится, может снова вернуть доллар к привычным за последние 13 лет цифрам, начинающимся с цифры «три» (напомню, доллар впервые стал стоить больше 30 руб. в декабре 2001 года). Злые языки, возможно, пожалеют, что пробой сороковника не случился парой дней раньше в виде подарка ко дню рождения, но это мелкое чувство.

Пока что ЦБ потратил на поддержание курса рубля немного – 1,4 млрд. 3 октября и 6 октября (Банк России выставляет свои лоты в основном на торгах с расчетами «завтра», так что данные об интервенциях идут фактически с двухдневной задержкой, «чтобы не оказывать существенного влияния» на рынок). Судя по смещенному в следующие два дня еще на 15 коп. потолку корзины, во вторник-среду (к моменту фиксации курса по итогам утренней сессии) ЦБ продал еще не менее $700, но не более $1,050 млн. Всего, стало быть, удержание «ниже 40» стоило пока от $2 до $2,4 млрд.

Как известно, см. недавнее выступление Грефа, экономист – это человек, который объясняет всем то, чего сам не понимает (что роднит его с журналистом, который обычно пишет о том, чем не дал себе ни малейшего труда поинтересоваться). Следуя этому принципу, попробую найти причину происходящему, каковая на сей раз, в отличие от мартовской паники, лежит за пределами России, хотя и тесно связана с российско-украинским кризисом и реакцией на него остального мира. Главным драйвером ослабления рубля выглядит цена нефти, которая в свою очередь, особенно в долларовом выражении, тесно коррелирует с ситуацией в экономике зоны евро, отражающемся в курсе евро к доллару (из-за ожиданий реакции денежных властей еврозоны, правда, смягчение денежно-кредитной политики тут уже с начала сентября стало не ожиданием, а фактом); см. график вверху.

В числе прочего это приводит к значительным колебаниям долларового номинала цены нефти Брент (в евро эти колебания менее выражены), что оказывает, по-видимому, глубокое влияние на девальвационные настроения участников российского валютного рынка. Экспортеры придерживают валюту, замещая ее рублевыми кредитами (такой «взлет» корпоративного кредитования наблюдали весной), а банки находят более эффективным использовать валюту в качестве залогов для получения рублевой ликвидности, нежели продавать ее в ожидании растущего курса. Оба движения лечатся повышением рублевых ставок, но тут ЦБ связан угрозой окончательно столкнуть экономику в рецессию, посему вынужден проявлять терпимость к переносу ослабления на цены. В итоге падение цены нефти и валютной выручки ведет к синхронному росту оттока капитала, а не к снижению, как естественно было бы предположить. Плюс санкции, эффект которых на реальный курс рубля к доллару может быть грубо оценен в 8–10% (это в среднем, а в месяцы пиковых выплат по внешнему долгу вроде минувшего сентября и грядущего декабря – больше). Плюс Газпром, приостановивший с начала лета транзит через Украину.

В качестве второй причины снижения цены нефти называют замедление экономики Китая, но у меня нет данных, чтобы судить, что там могло так радикально измениться в последние месяцы, кроме появления гонконгского «майдана». В отношении зоны евро сигналы балансирования на грани рецессии (уже второй, если она случится, после 2009 года, тогда как мировая экономика в целом переживает даже несколько уже затянувшийся циклический подъем, продолжающийся шестой год подряд) вполне очевидны. Особенно приходящие из ее индустриального лидера – Германии, промышленное производство которой сократилось по последним данным за август, на 4% к предыдущему месяцу. Причина, видимо, в падении экспортного спроса, на который, помимо прочего, должно было существенно повлиять и сжатие российского и украинского импорта автомобилей и оборудования.

В частности – экспорт в Россию мог упасть из-за санкций ЕС на экспорт оборудования, в частности для нефтегазодобычи в Арктике и на шельфе. Причем из-за расплывчатости таможенных классификаторов часто невозможно понять, попадает ли то или иное оборудование под санкции, и на бюрократические утряски уходят месяцы. По опубликованной таможенной службой оценке, импорт сентября из дальнего зарубежья упал на 10,7% в годовом сопоставлении (после падения на 11,4% в августе), это отрицательный прирост четвертый месяц подряд).

Помимо взаимных санкций сжатие внешней торговли России определяется стагнирующим потребительским спросом и сокращающимися инвестициями в основной капитал. Темпы снижения импорта инвестиционных товаров усилились до 9,8% в годовом сопоставлении, наибольших с конца 2009 года, в то время как падение потребительского импорта несколько снизились в сентябре до –5,2% в годовом сопоставлении, за счет роста импорта одежды и обуви. Однако из-за (возможного) обратного влияния на состояние экономики еврозоны, и, как следствие, падения цены нефти и валютной выручки, а также роста оттока капитала, это сокращение импорта приводит пока не к установлению равновесия платежного баланса с ослаблением давления на рубль, а к сохранению этого давления.

В порядке демонстрации эрудиции можно напомнить, что причины предыдущей рецессии в зоне евро, 2012 года, (20 июля того года курс евро был самым низким за последнее время, 1,20, соответственно, цена Брент проваливалась к 88 dpb, а курс рубля к доллару рухнул с 29 в начале мая до 34 в июне) были связаны не с внешними шоками, а с соблюдениям членства в валютном союзе, вынуждавшем страны с торговыми и бюджетными дисбалансами, особенно обострившимися в результате финансового кризиса 2008 года, решать их путем дефляции, а не девальвации. Такая политика обрекала на длительную рецессию и безработицу страны с наиболее выраженными дисбалансами: Грецию, Испанию, Португалию, поскольку единственным способом дефляции является сокращение оплаты труда в соотношении с его производительностью.

Приверженность валютному союзу (евро) была сильно похожа на действие золотого стандарта 1925–1931 годов, ставящего денежную массу в зависимость от состояния торгового баланса страны (приводившего к сокращению денежной массы по мере того, как торговые балансы стали ухудшаться, а международные резервы, обеспечивавшие глобальную денежную массу, таять – в 1928–1932 годах доля иностранной валюты в резервах 24 европейских стран упала с 42 до 8%), и превратившего локальные биржевые крахи и банковские кризисы (в США в октябре 1929 года, Австрии-Германии в мае 1931 года) в глобальную рецессию необычайных масштабов и длительности, выходить из которой отдельные страны стали, лишь освобождаясь от оков золотого стандарта. По оценке Б.Айхенгрина и П.Темина, проведение всеми основными экономиками летом или даже осенью 1931 года девальвации (к золоту), вместо незыблемой верности золотому стандарту, привело бы к тому, что начало 1930-х осталось бы в нашей памяти лишь как серьезная рецессия, приведшая к краху золотого стандарта, подобно рецессии конца 1960-х, приведшей к краху Бреттон-вудской системы, но не как Великая депрессия. Во время кризиса 2012 глжа многие скептики предрекали евро крах, но он устоял. Любопытно, как будет развиваться очередное действие этой драмы.

Андрей Нальгин:

О столкновении двух экономических миров

В сентябрьских «Вопросах экономики», которые добрались до меня только сейчас, возник весьма примечательный заочный диалог космополита с государственником (названия условные). Помимо прочего, из него довольно многое можно почерпнуть и о состоянии умов в отечественной экономической науке.

С ярлыком космополита в данном случае первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, выпускник экономфака МГУ, магистратуры РЭШ и докторантуры Massachusetts Institute of Technology. Крайний университет в этом списке известен тем, что с ним непосредственно связаны имена по меньшей мере 76 нобелевских лауреатов, в том числе 29 выпускников. Среди них – обладатели премии по экономике имени А.Нобеля Дж.Стиглиц, Р.Манделл, П.Кругман, Дж.Акерлоф и др. То есть, это такой «рассадник» западной экономической мысли.

В ипостаси государственника – д.э.н., профессор, академик РАН Сергей Глазьев, в образовательном активе которого диплом экономиста-кибернетика МГУ и долгая научная карьера в ЦЭМИ АН СССР (в настоящее время – ЦЭМИ РАН).

Сказать, что в этом заочном диалоге сошлись лед и пламень, было бы слишком банальным. Но все-таки верным. И если Ксения Юдаева с ледяным спокойствием констатирует, что долговая нагрузка у компаний и так высока, необеспеченное потребкредитование достигло уровня насыщения, новые бизнесы создаются редко, а интерес иностранных инвесторов к России снижается, поэтому в данных условиях низкие процентные ставки обусловят лишь отток капитала, то Сергей Глазьев жжет глаголом.

Руководство Банка России исходит из догматических представлений... Политика Банка России отталкивается от ошибочного видения... Банк России следует многократно опровергнутой теории, представляющей собой набор догматических утверждений... ЦБ пассивно следует догмату полной свободы текущих и капитальных операций.

Все эти ядовитые обороты щедро рассыпаны по тексту журнальной статьи. И, как апофеоз – игнорирование очевидного свидетельствует либо о некомпетентности, либо о приверженности руководства Банка России каким-то чуждым стране интересам. Хорошо хоть до обвинений в безродном космополитизме и/или работе на враждебные иностранные разведки речь не дошла.

Это все прямые цитаты из текста, да.

Хорошо знакомым и очень недобрым духом веет от них. А я, грешным делом, надеялся, что весьма дурно пахнущий формат публикации-доноса остался в прошлом.

Такое вот столкновение цивилизаций...

PS А №9 ВЭ за 2014 год все-таки советую найти и прочитать. Хотя бы для того, чтобы понять, каков экономический мейнстрим по-российски, и куда колебнется генеральная линия партии.

Владимир Миловидов:

Нефтяной эквивалент

Есть такое профессиональное понятие, четко описываемое словарями.

Но речь не о нем. А о том, что зачастую у многих «не нефтяных» явлений и событий, окружающих современного человека, найдется свой нефтяной эквивалент. Нефть перестала быть только энергетическим сырьем, она давно стала «сырьем» общественного развития. Нелепости, которые приходится слышать о «нефтяном проклятии», «нефтяной зависимости», стали малозначительным общим местом в диалогах людей не очень далеких и не сильно заботящихся о сути вещей. Проще говоря, бездарным трепом. Если смотреть более внимательно на мировые события, происходившие последние 150–200 лет, мы обязательно обнаружим их «нефтяной эквивалент». А сопоставив тренды промышленной революции и инноваций с трендами разведки и добычи углеводородов, мы увидим положительную корреляцию. Не открыли бы люди промышленных разработок нефти, мир не знал бы двигателей внутреннего сгорания. Трудно себе представить современные средства передвижения без этого изобретения. А то, что автомобиль изменил жизнь и по сути создал современную цивилизацию, вряд ли стоит доказывать. Но это лишь один пример. А есть еще пластики, полимеры, масла, краски, спирты и многое другое, без чего невозможны современные технологические процессы…

Но и не об этом речь. Много сказано о том, что современная политика также имеет свой нефтяной эквивалент. На протяжении уже многих десятилетий в мире сталкиваются воинственные силы, идет борьба скрытая и открытая, кипят политические страсти. Конфликты с поразительным магнетизмом концентрируются вокруг нефтеносных районов и регионов мира. И есть за что вести игру.

Например, одна из самых мощных и растущих экономик мира – китайская. Каков ее «нефтяной эквивалент»? Наверное, правильней было бы сказать угольный. По данным ресурса The shift project, Китай производит более 17% всей мировой электроэнергии. При этом не менее 80% этой электроэнергии производится на основе угля. Отсюда экологические проблемы промышленного роста самой густонаселенной страны мира. При этом в Китае есть и нефть. По данным Управления энергетической информации США (US Energy Information Administration), в 2014 году объемы китайских доказанных запасов нефти составляют 24,4 млрд. баррелей нефти, а добыча равна 4,5 млн. баррелей в день. При этом внутренне потребление – 10,1, дефицит – 5,7 млн. баррелей (прогнозируемая отрицательная величина чистого экспорта).

Теперь посмотрим на их главного конкурента США. Там доказанные запасы немногим больше – 30,5 млрд. баррелей. Дневная добыча – 12,4 млн. баррелей, потребление – 18,9, а дефицит – 6,5 млн. баррелей. Очень близкие значения, особенно учитывая сближение показателей ВВП этих экономических гигантов. Ну и как не быть у отношений этих стран своего «нефтяного эквивалента»? Как забывать об этом эквиваленте, когда мы беремся оценивать политические события, происходящие в мире, выстраивание различных центров силы? Китай и США неизбежные конкуренты на нефтяном рынке и как производители и как потребители, причем не очевидно, что первично, а что вторично для принятия геополитических решений.

Но речь опять не об этом. Все сказанное – повод удивиться всего лишь одному графику. Графику, иллюстрирующему объем добычи нефти в США и в России с начала 1900 года, то есть за 100 с небольшим лет. Интересен он не сам по себе, а тем как он выглядит на фоне известных нам исторических событий, сложных периодов истории мира и нашей страны.

Вот начало XX века. Россия вступает в новое столетие, опережая США по объему добычи нефти. С 1905 года наступает время войн и революционных событий и… период резкого спада производства российской нефти. Начальный период социалистического строительства в нашей стране ознаменовался фактическим уходом России с мирового нефтяного рынка. Далее Вторая Мировая и Великая Отечественные войны. Ситуация заставляет страну обеспечивать себя горючим и энергией. Но пока это еще слишком мало на фоне энергетического доминирования наших тогдашних союзников.

Конец войны. Поиски нефти на территории нашей страны дают первые успехи, сначала нефть найдена в Башкирии, потом в Татарии. Наступает 1946 год: речь Черчилля в Фултоне, ознаменовавшая начало «Холодной войны». Поражает совпадение моментов обострения отношений бывших союзников и старта растущий нефтедобычи в СССР. В середине 1970-х на фоне мирового энергетического кризиса СССР обгоняет США по добыче нефти. Бушует «Холодная война», разгораются войны в нефтяных регионах мира.

Перелом тенденций наступает в 1990–1991 годах, которые принято называть годами завершения «Холодной войны». Мы вновь союзники с США, у нас «новая эра» в отношениях, мы «перестали быть врагами»…. Нефтяным эквивалентом этой новой дружбы становится резкое сокращение производства нефти в России. Мы друзья и больше почти не конкуренты. Но спад производства стремителен, и это, кажется, навсегда…

…2000-е восстанавливают добычу и место России на нефтяном рынке. Происходит это под крики о «нефтяном проклятии» и «нефтяной игле». Но нефтедобыча набирает обороты, и в 2003–2004 годах Россия вновь обгоняет США (там добыча падает).

…Дальше уже нет смысла что-либо говорить: перекрестье трендов в 2011–2012 годов совпадает с нарастанием новых мотивов в отношениях с США. В каком-то смысле картина вековой давности повторяется. Сегодня в фокусе внимания мировых сил все тот же «нефтяной эквивалент».

Андрей Нечаев:

График динамики объемов добычи нефти

Посмотрите внимательно на этот график и увидите много интересного. Например, можно ругать приватизацию нефтянки в середине 1990-х, но видно, что падавшая до этого добыча сменилась ее бурным ростом. Но это прошлое. А сегодняшнее таково: в России добыча нефти почти перестала расти в последние годы, а в США растет фантастическими темпами. К концу 2015 году объем добычи нефти в США станет больше, чем у нынешних лидеров – России и Саудовской Аравии. С рынка постепенно уходит крупнейший импортер, который скоро сам станет экспортером. Конкуренция на рынке нефти и газа (с появлением сжиженного газа) резко обострится. Не уверен, что мы к этому готовы.

Spydell:

Глобальные нефтепотоки (куда и откуда идет нефть?)

Кто крупнейший экспортер нефти и нефтепродуктов, а кто крупнейший импортер? Каковы тенденции и какова расстановка сил?

В настоящий момент среднегодовой общемировой объем экспорта нефти и нефтепродуктов составляет примерно 43 млн. баррелей в день. Этот объем обеспечивают всего 23 страны (свыше 98% от общемирового экспорта). На страны ОПЕК приходится 27 млн. бар. в день – это 63% от совокупного чистого экспорта. Доля ОПЕК в общем экспорте нефти на уровне 63% стабилизировалась с 2003 года, а до этого снижалась с 70% в период с 1994 по 2002 годы за счет роста добычи нефти в России, Казахстане и Азербайджане.

В таблице чистый поток нефти и нефтепродуктов среди крупнейших нефтеэкспортеров мира:

За последние три года произошли ряд важных изменений. Экспорт из Ливии так и не восстановился, так как местные племена не принимают американскую оккупацию и блокируют экспорт нефти и месторождения. Война там продолжается с различной интенсивностью. От максимума экспорта нефти потеряли примерно 1 млн. бар. Экспорт из Ирана также серьезно упал. До санкций было свыше 2,5 млн. бар, а на 2013 год 1,32 млн. К концу 2014 года восстановят до 1,5–1,6 млн., но не более.

Из долгосрочных тенденций можно отметить перманентное сокращение экспорта нефти из Мексики вот уже, как десять лет, но это в полной мере компенсируется ростом экспорта из Канады.

Экспорт нефти и нефтепродуктов из России с 2007 года не изменился и находится на уровне 7,2 млн. бар. в день. Основной рост экспорта был в период с 1995 по 2003 года. В Саудовской Аравии за последние десять лет без особых изменений.

Что любопытно? У многих после чтения прессы может сложиться ошибочное представление о невероятном росте глобального спроса на нефть за последние 10 лет. Это не так.

Совокупный экспорт нефти с 2004 года не изменился нисколько! А с 2008 года общий экспорт по всем странам даже упал на 1 млн. бар.

Как так получилось?

Значительное сокращение импорта нефти со стороны США и Европы. Если брать не только нефть, а нефть плюс нефтепродукты, то США сократили импорт почти в ДВА раза (!) с 12 млн. бар. до 6,5 млн. Непрекращающееся сокращение импорта нефти в Германии, Франции, Италии, да и Япония сократила импорт. Если взять общий импорт вышеперечисленных стран, то в 2007 году он был на уровне 23,4 млн. бар., а теперь 16 млн. То есть ведущие пять стран сократили импорт на 7,4 млн. бар. (!) Сокращение импорта произошло из-за снижения спроса в экономике и повышения энергоэффективности. А для США главным образом из-за роста добычи нефти. Но об этом я писал.

Если бы не Китай и Индия, то энергетический баланс мог быть совсем другим. С 2006 года Китай нарастил импорт на 2,3 млн. бар., а Индия на 700 тыс., Индонезия увеличила на еще 500 тыс. Еще Англия прибавила 500 тыс., но не из-за роста потребления, а из-за снижения собственной добычи. Остальные страны несущественно.

В таблице крупнейшие чистые импортеры нефти и нефтепродуктов (свыше 300 тыс. бар. в день). Данные преимущественно от http://www.eia.gov

На мировой энергобаланс сейчас влияет только США, Индия и Китай. В Европе активного сокращения импорта уже не будет, если только новый кризис не вдарит. В целом сейчас стабилизировались на уровне импорта 2011–2013 годов. Импорт нефти Кореи, Таиланда, Турции практически не меняется. Импорт Китая, Индонезии и Индии растет уже не так активно. В последнее время все вместе увеличивают импорт на 400–500 тыс. бар., тогда как, например, США импорт в темпах по 800–1200 тыс. бар. Темпы сокращения импорт нефти в США превышают рост потребности Китая, Индии и Индонезии.

Но по этим тенденциям подробнее позже.

Егор Сусин:

Нефть ... «amid signs that» ...

West Texas Intermediate oil fell below $90 for the first time in 17 months amid signs that supplies from Russia, Saudi Arabia and the U.S. are outstripping demand. Brent, Europe’s benchmark, headed for a bear market.

Bloomberg вполне точно сформулировал, что определяет динамику сырьевых рынков сейчас.

Факторы предложения:

1. Рост добычи нефти в США, о котором вдруг рынок вспомнил. На самом деле ничего экстраординарного здесь за последние месяцы и даже год не происходит. США наращивает добычу нефти давно. Где-то с начала 2013 года темпы роста добычи превысили 1 mb/d ежегодно. В конце 2013 года они достигали почти 1.5 mb/d, сейчас прирост замедляется и составляет 1 mb/d, если объективно, то темпы роста добычи в США замедляются, хотя и остаются высокими, но это никак не новость и данный тренд достаточно давний.

2. Рост добычи со стороны ОПЕК. В первую очередь, рынок оперирует ростом добычи в Ливии до ~0.7 mb/d, правда здесь забывают сказать, что в 2013 году Ливия добывала 0,9 mb/d, потом произошло резкое падение добычи, после чего к концу текущего года Ливии возвращается к уровням добычи прошлого года. Ирак добывает более 3 mb/d, и здесь добыча снижается, мало того перспективы добычи здесь сильно туманны в результате действий ИГ, но этот факт рынок абсолютно игнорирует. В реальности добыча нефти ОПЕК относительно прошлого года меняется несущественно, в июле было чуть меньше прошлогоднего уровня, в августе – чуть больше, но это все происходит в пределах 0,1–0,2 mb/d, то есть крайне несущественные сдвиги. В среднем за июль-август 2014 года ОПЕК добывал 30.2 mb/d, в среднем за июль-август 2013 года ОПЕК добывал 30.3 mb/d. Так, или иначе, но ограничение добычи на уроне 30 mb/d в текущем году более-менее соблюдается (не хуже прошлогоднего уровня).

Факторы спроса:

3. Сокращение потребления нефти на фоне резкого замедления Китая. За июль-август в Китае отчеты выходили очень печально: резко замедлились инвестиции, кредит и производство. Но это всего два месяца, то есть мало для того, чтобы делать выводы недостаточно (если кто помнит лето 2012 года – то там тоже был «китайский испуг» и Brent нырял ниже $90, но испуг быстро прошел...). Пока, даже при крайне слабых данных по росту экономики, импорт нефти Китаем вполне прилично растет по итогам восьми месяцев года примерно на 0.5 mb/d (существенно быстрее, чем в 2013 году). Хотя в июле импорт нефти Китаем резко просел относительно июля прошлого года, но в августе также сильно взлетел, то есть здесь пока скорее ожидания и страхи.

Хотя я скептик по китайской экономике, надутые кредитами инвестиции всегда приводят к большим проблемам в итоге, но пока у китайцев есть достаточно гибкие возможности (в том числе низкая инфляция, снижение ставок и пр. монетарные стимулы) и есть планы по росту на уровне около 7–7,5%. КПК вряд ли готова допустить «жесткую посадку»... хотя посмотрим, потому как именно это и есть основной риск для рынка ресурсов, в третье декаде октября Китай выдаст квартальный отчет.

4. Рост доллара на ожиданиях повышения ставок где-то к осени 2015 года, и на окончательном сворачивании QE3 к концу года. При таком долларе вклад чистого экспорта в ВВП в реальном выражении будет ухудшаться. До сих пор на такую динамику ФРС реагировала не ужесточением, а смягчением (в 2010 и 2012 годах). Учитывая тот факт, что укрепление доллара никак не способствует и росту инфляции (которая по PCE уже в августе была 1,5%), то повышение ставок (и без того пока только теоретическое) может отодвинуться еще дальше, так как в основе цикла повышения ставок будет именно инфляция, причем повышать их ФРС будет с большой задержкой, чтобы не утопить банковскую систему, чистые процентные доходы которой на минимумах почти за два десятилетия.

...если рост добычи в США не будет замедляться плюс если ОПЕК не отреагирует плюс если Китай сократит спрос плюс если ФРС повысит ставки = признаки и ожидания = бегство спекулянтов (позиции во фьючерсах сократились вдвое) – все это равно падению цены на нефть.

Ну и картинка из последнего отчета ОПЕК, вполне красноречиво отражающая ситуацию.

Пол Кругман:

Что с долларом?

Постоянный торговый дефицит США представляет проблему для того, чтобы не было безработицы. Нужно ослабить доллар.

Может быть, корень проблемы – в статусе доллара как резервной валюты? Я давно утверждал, что значение этого статуса сильно переоценено и что это явление на самом деле не идет на пользу стране, даже если оставить в стороне вопросы занятости. Но что с постоянным торговым дефицитом?

У США есть факторы, которые делают страну привлекательной для притока глобального избытка сбережений (капитала) – большой, глубокий финансовый рынок, с большим количеством игроков, желающих создать что-то похожее на безопасные активы. Есть общее ощущение, что Америка – это прибежище последней инстанции, и так далее. Но Британия располагает сходными преимуществами и положением. В общем, я думаю, что доллар нужно ослаблять, да и не стоит держаться за его статус резервной валюты.

Акин Ойедель:

Инвестбанкиры Morgan Stanley заработают больше всех

Инвестбанкиры Morgan Stanley получат самые большие бонусы на Уолл-стрит, сообщает Bloomberg. Другим не так повезло. Трейдеры JP Morgan и Citi заработают очень мало.

В то время как JP Morgan совершил некоторые из крупнейших слияний и сделок с облигациями в этом году, его фиксированный доход уменьшился на 14% до $10,6 млрд. Это был самый большой спад среди большой пятерки инвестиционных банков. Однако JP Morgan по-прежнему сохраняет наибольшую долю в фиксированных доходах.

JP Morgan собирается выплатить своим сотрудникам $10,8 млрд. в виде бонусов и компенсаций. Goldman Sachs' – $12,6 млрд., а Morgan Stanley – $16,3 млрд.

Ссылаясь на финансовый кризис, МВФ и Белый дом критикуют банки за привязку зарплаты к производительности сделок, так как она заставляет банкиров не задумываться о долгосрочных последствиях своих действий.

Банки отчитаются о своих заработках на следующей неделе. Вот тогда мы получим довольно полную картину их финансового положения.

Шейн Ферро:

Велосипедный бум в Детройте

Портленд, Миннеаполис... Детройт? Финансы последнего из перечисленных городов в руинах, но как минимум одна отрасль в городе, кажется, растет – велосипеды.

Fortune сообщает, что за последние несколько лет в городе создана сеть продажи велосипедов кустарных моделей. Стивен Бок делает модели глиняных скульптур автомобилей Ford, а также велосипеды ручной сборки .Они стоят $4–6 тыс. каждый.

Да, похоже, что в Детройте зарождается производство велосипедов. Fortune отмечает, что Detroit Bikes – крупнейший промышленный производитель велосипедов в городе. Они надеются выпускать 50 тыс. велосипедов в год, но фабрика начала работать год назад и выпустила лишь 1000 велосипедов. Для сравнения, автомобильная промышленность города выпускает около 300 тыс. машин в год.

Между тем, потенциал для велосипедного рынка в США очень велик. В настоящее время в США продаются в основном импортные велосипеды. 99% из 16,2 млн. велосипедов, проданных в 2013 году, были изготовлены за рубежом, в основном в Китае и на Тайване. Если бы в Детройте выпускали 50 тыс. велосипедов в год, то доля отечественных моделей удвоилась бы. И это помогло бы Детройту начать вставать на ноги.

Джим Эдвардс:

Центробанк Норвегии одобрил сумасшедшие образцы банкнот!

Norges Bank, центральный банк Норвегии, недавно провел конкурс на редизайн банкнот (страна не входит в зону евро и использует кроны). В финал вышел и вот такой дизайн с традиционным норвежским мотивом, с одной стороны, и детским рисунком на другой:

Norges Bank

Norges Bank

Но в итоге банк выбрал предложения двух профессиональных дизайнерских агентств. С одной стороны на банкноте традиционный для Норвегии рисунок, с другой – нечто абстрактное.

Norges Bank

Каллен Роше:

Европейская катастрофа

Последние экономические данные из Европы продолжает огорчать. Эти два графика от Credit Suisse – самые печальные за сегодняшний день:

Европа уверенно идет по пути Японии – стагнация. А причина проста – их денежная система остается не оптимальной. Это привело к постоянной недостаточности совокупного спроса, поскольку единая валюта лишает страны механизма, с помощью которого они могут сбалансировать свои торговые дисбалансы. И поскольку немцы отказали ЕЦБ в праве перераспределить средства с севера на юг (как это делается в США), то юг Европы очень плохо себя чувствует. Это тянет за собой и север, потому что он много товаров поставляет на юг.

Так что история повторяется. Европейскую и мировую экономику тащат вниз глупые политические решения и неспособность признать недостатки еврозоны. Им нужно либо делать более четкую валютную систему, что-то типа Соединенных штатов Европы, либо вернуться к национальным валютам. Еврозона в ее нынешнем виде нежизнеспособна.