8 октября 2014 года исполнилось ровно 100 дней с начала действия на территории России федерального закона № 353 «О потребительском кредите (займе)». Принятый Госдумой 13 декабря 2013 года, одобренный Советом Федерации 18 декабря того же года, этот законодательный акт вызывал горячие дискуссии на профессиональных конференциях вплоть до момента вступления в силу 1 июля 2014 года. По трактовкам некоторых статей закона экспертные обсуждения ведутся и по сей день.

Bankir.Ru провел опрос среди специалистов и практиков финансового рынка, попросил оценить плюсы и минусы этого долгожданного для нашей страны нормативного акта, поделиться идеями по его усовершенствованию, а также подвести первые итоги его работы.

Андрей Бахвалов, главный исполнительный директор компании «Домашние деньги»:

Закон о потребительском кредите является логическим развитием сектора финансовых услуг. Так этот сектор работает во всем мире. Это международные стандарты, которые способствуют прозрачности рынка, а главное – призваны защищать права потребителя. В России институт полной стоимости кредита существует уже более 5 лет с момента включения в обязанности банков раскрывать полную стоимость кредита в своих договорах. Сейчас эта норма распространилась на все финансовые организации, предоставляющие займы населению, что, несомненно, является знаковым для рынка событием, свидетельством его очищения и зрелости.

Как это сказалось на заемщике? Только позитивно. С принятием закона для заемщика изменилась форма и способ доведения до него информации о предоставляемой услуге, которые стандартизированы в виде законодательно утвержденной формы. Ограничение полной стоимости займа и кредита позволит заемщику сравнивать продукты между собой, а сама стоимость услуг стандартизируется, как минимум. Дальнейшее введение международных стандартов положительно скажется на прозрачности отношений с клиентом и, как результат, на доверии к МФО. Компания «Домашние деньги» с самого начала своей деятельности придерживается стандартов, отраженных в законе.

Алексей Волков, директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ):

Самым явным и быстрым последствием от недавних изменений в российском законодательстве можно считать обязательство МФО и КПК формировать кредитную историю своих заемщиков. На практике эта норма привела к тому, что в сентябре 2014 года к информационному обмену с НБКИ подключены 1700 МФО и КПК. Конечно, объемы передаваемой МФО и КПК информации существенно меньше банковских, но для банков важно, что теперь они с достоверностью, близкой к 100%, будут понимать кредитную историю своего клиента. Для банков, как и для МФО и КПК, это понимание трансформируется в возможность более точного контроля рисков и, как следствие, планового развития своих кредитных портфелей с прогнозируемым риском.

С точки зрения бюро кредитных историй мы пока не видим факторов, ухудшающих бизнес-структуру розничного кредитования в связи с вступлением в полную силу нового федерального закона. Подводя первые итоги работы 353-ФЗ, можно сказать, что произведенные изменения повысили прозрачность рынка розничного кредитования. Причем потенциал этого повышения еще, конечно, не раскрыт, поэтому о коренных изменениях в секторе говорить пока рано. Тем не менее, сейчас уже можно говорить, что ожидания положительных изменений близки к оправданию. Российские заемщики и рынок в настоящее время существуют на фоне укрепления инфраструктуры, значимой частью которой является, конечно, и НБКИ.

Ирина Григорьева, старший вице-президент Локо-банка:

Основной плюс для всех участников от появления закона «О потребительском кредите (займе)» – это унификация кредитной документации и правил взаимодействия банков, заемщиков и коллекторских организаций. Установлены единые и прозрачные правила. Плюсы от введения закона получили преимущественно клиенты-заемщики. Для кредитных организаций мало что изменилось, произошла лишь некоторая перенастройка процессов, тарифной политики, экономики продуктов. Наиболее значительный плюс для банков – это введение обязанности для МФО и КПК формировать кредитные истории клиентов, что повышает уровень информированности о кредитной нагрузке и платежной дисциплине потенциальных заемщиков.

Мы не можем отметить на текущий момент существенных минусов работы закона. Банк провел полномасштабную подготовительную работу, в результате которой произошел гладкий переход на новую кредитную документацию и измененные технологические процессы. Независимо от введения закона, остается проблема с интерпретацией показателя полной стоимости кредита (ПСК) для клиента. На сегодняшний день все-таки клиентам нужно обладать специальными знаниями, чтобы абсолютно полно понимать его экономический смысл.

В целом же рынок еще не ощутил значительных изменений, но эффект от внедрения нормативного акта со временем проявится. С одной стороны, это будет повышение информированности банков об уровне риска по клиенту, возможность для клиентов легко проводить сравнения кредитных продуктов. С другой стороны, нормативное ограничение процентной ставки еще больше сдвинет модели банков к профилю низкого кредитного риска заемщика, что может сказаться отрицательно на возможностях клиентов с зарплатами «в конвертах» получить кредит.

Сергей Ермаков, доцент кафедры банковского права и финансово-правовых дисциплин юридического факультета Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации (РАНХиГС), судья Фондового арбитражно-третейского суда:

Прежде всего, 100 дней – не срок для эпохального и столь долгожданного закона, тем более что июль и август – «мертвый сезон». Отношение к реализованным «новшествам», как можно прогнозировать, в дальнейшем со стороны рынка будет двоякое. С одной стороны – и это позитивно, закон создает дополнительные преграды для банков по применению непрозрачных схем и методик расчета процентных ставок при кредитовании наиболее социально незащищенной категории заемщиков. Таким образом, у клиента – потенциального заемщика появляется возможность более точно оценивать собственные возможности.

С другой стороны – налицо повышение уровня государственного регулирования в сфере рынка. А это совсем даже не позитивно. Мегарегулятор, устанавливая ограничения по условиям потребительского кредитования для всех без исключения участников финансово-кредитного рынка, фактически подрывает основы конкуренции. Хотя и снижает разного рода риски. Кроме того, нельзя спокойно относиться к ситуации, когда банк лишается какой-либо основы, уверенности «в завтрашнем дне». Он не может рассчитывать на точный срок вложения средств (а ведь он размещает «чужие» средства, принадлежащие вкладчикам и переданные, по сути, «в траст»). Таким образом, многочисленные и ведущиеся с различных трибун разговоры о стабилизации банковской системы и создании для ее функционирования крепкого, надежного базиса вновь остаются лишь колыханием воздуха. Время покажет реальное влияние закона на рынок финансовых услуг. Хочется надеяться, что позитив победит.

Олег Коркин, заместитель департамента розничного бизнеса банка «Возрождение»:

С вступлением в силу 353-ФЗ условия кредитных продуктов банков-конкурентов стали более прозрачными. Это привело к снижению конкуренции со стороны банков, списывающих комиссии, которые изначально не были заявлены, что можно оценивать позитивно. Кроме того, унифицированный подход к оформлению кредитной документации должен помочь клиентам кредитных организаций лучше ориентироваться в имеющихся предложениях. Однако в целом, учитывая текущую рыночную ситуацию на рынке потребкредитования, о результатах действия закона говорить преждевременно. Нужно больше времени, чтобы дать точную оценку.

Анастасия Личагина, эксперт по банковским рейтингам «Эксперт РА»:

По сути, закон оказывает влияние на банковский рынок уже на протяжении более полугода – с момента его одобрения Государственной думой в декабре 2013 года. Основным плюсом принятия закона для ведущих розничных банков стало повышение качественного уровня конкуренции на рынке. Был устранен ряд пробелов в нормативно-правовой базе, активно используемых недобросовестными участниками рынка (в том числе исключена возможность в одностороннем порядке изменять условия договоров или предоставлять искаженную информацию об условиях и стоимости кредита). Были четко сформулированы правила оформления договоров, определен уровень и порядок расчета неустойки. Кроме того, официально получила законодательное подтверждение деятельность коллекторских агентств, а также сформулированы допустимые способы и методы взаимодействия с должниками.

Для многих банков основным недостатком 353-ФЗ стало именно то, что закон вступил в силу только в середине 2014 года, а не раньше – например, в период бума на рынке потребительского кредитования. Это позволило бы предотвратить ряд негативных тенденций, с которыми столкнулся сейчас рынок. В частности, предотвратить массовое ухудшение качества кредитов благодаря заблаговременному ограничению максимальной ставки, что вынудило бы банки снизить активность в наиболее рискованных сегментах, в которых сегодня наблюдается опережающий рост просрочки.

Закон 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» облегчил условия работы на рынке для добросовестных игроков, сделав «правила игры» на рынке более четкими. Одним из последствий введения закона, которое уже нашло отражение на рынке, стало ужесточение кредитной политики и снижение риск-аппетитов банков. В первую очередь это выразилось в сокращении активности ведущих участников рынка в сегментах с высокими номинальными ставками, в частности, на рынке POS-кредитования. С другой стороны, ожидается, что ужесточение кредитных политик банков после принятия 353-ФЗ должно привести к улучшению качества новых выдач. Именно поэтому в течение ближайших лет банки надеются на стабилизацию качества розничных кредитных портфелей.

Александр Морозов, первый вице-президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА):

Любая легитимизация правил игры – уже большой репутационный плюс для коллекторской отрасли, позволяющий двигаться вперед в законотворчестве и регулировании рынка. Лица, осуществляющие деятельность по возврату задолженности, впервые упомянуты в российском законодательстве, хотя коллекторский рынок отметил в этом году свое 10-летие.

Проблемы с репутацией, неопределенность общих параметров рынка, отсутствие барьеров для входа на него непрофессионалов мешают нормальному взаимодействию коллекторов и с госорганами, и с клиентами-кредиторами, и с судебной системой, и, конечно, с должниками. Так что первый шаг в направлении цивилизованного регулирования – это уже достижение.

После вступления в силу 353-ФЗ, стало легче обсуждать с профильными ведомствами и комитетами Госдумы дальнейшие перспективы развития рынка и возможность точечного расширения полномочий коллекторов в рамках других готовящихся законопроектов – «О банкротстве физлиц», «О финансовом омбудсмене», «О персональных данных», «О бюро кредитных историй», «О саморегулировании на финансовых рынках», а также возможность работы коллекторов с отдельными видами задолженности в пользу государства.

В случае расширения их полномочий, коллекторы в рамках этих законов могут помочь решить многие проблемы регулирования финансового рынка. Например, при банкротстве физлиц заменить дорогостоящих арбитражных управляющих, услуги которых обойдутся гражданам как минимум в 60 тыс. рублей. Или помочь в работе судебным приставам, на каждого из которых приходится до 2,5 тыс. дел.

Есть ощущение, что этот закон также уже повлиял на увеличение контактности должников. Когда люди понимают, что у них есть права и есть все возможности цивилизованного диалога с профессиональными взыскателями, общение становится более эффективным. Известно, что в странах, где законодательному регулированию коллекторского рынка уделяют больше внимания, эффективность взыскания выше.

Главным недостатком этого закона является его недостаточность для того, чтобы серьезно изменить ситуацию на коллекторском рынке. Более 30 компаний, лидеры российского взыскания, входящие в состав НАПКА, уже несколько лет назад подписали и соблюдают этический кодекс. В нем прописаны фактически европейские нормы работы с должниками, во многом более жесткие, чем в законе о потребкредитовании. Так что на их деятельность новый закон сильно не повлиял.

Закон определил пока только минимальные «стандарты вежливости» коллекторов. Сами взыскатели настаивают на более усиленном регулировании этого рынка. Логично, что прежде чем определять полномочия коллекторов в рамках различных законопроектов необходимо дать определение, кто же такие коллекторы, каковы их обязанности и права, кто осуществляет регулирование и контроль этого рынка. А потом уже наращивать требования к коллекторам и точечно расширять их полномочия для повышения качества их услуг. Поэтому сейчас для внесения в Госдуму готовится законопроект с рабочим названием «О профессиональной деятельности по взысканию задолженности».

Еще одна «недостаточность» закона о потребкредитовании заключается в том, что он не затрагивает самую насущную проблему коллекторского рынка, с которой связано более 70% жалоб на коллекторов и обращений в разные инстанции. Проблема эта – невозможность проверки коллекторами актуальных контактных данных должников, отсутствие законодательного доступа к различным базам. В связи с чем ситуации из категории «я не тот, кто вам нужен», вызванные устареванием телефонов и адресов, указанных в договоре кредита, являются сейчас главным раздражающим фактором по отношению к коллекторам. Жалобы на грубое обращение, звонки в ночное время и прочие незаконные действия составляют только 1% обращений.

Денис Неретин, генеральный директор МФО «Финотдел»:

Мы воспринимаем закон «О потребительском кредите (займе)» как необходимый шаг к упорядочению рынка, выстраиванию четких стандартов работы МФО. Такие меры, как введение коридора ставок на основе среднерыночных значений, необходимость формирования резервов, обязательность сотрудничества с БКИ, способствуют повышению прозрачности, снижению рисков и стабилизации сектора. Создаются условия для качественного развития микрофинансовых услуг, так как для поддержания рентабельности необходимо совершенствовать системы оценки рисков и контроля качества. Еще один важный эффект – это вывод с регулируемого рынка недобросовестных компаний, которым становится невыгодно работать в новых условиях. Для потребителей важнейшая норма – требование раскрытия полной стоимости займа, которое является ключевым пунктом закона с точки зрения защиты прав заемщиков. Все эти нововведения только приветствуются компаниями, которые заинтересованы в работе на открытом и управляемом рынке.

Что касается сложностей, то этап перехода на новые стандарты не составил существенных проблем для ведущих игроков рынка. Большинство из них, в том числе наша компания, придерживались зафиксированных в законе правил и ранее, в течение всего периода своей деятельности.

Рустам Рафиков, начальник управления розничного кредитования Татфондбанка:

В целом новый закон 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» направлен на расширение и защиту прав заемщика, уменьшение финансовых рисков и повышение личной финансовой ответственности. Вступление закона в силу повлекло за собой как положительные последствия для банка, так и отрицательные. Одним из положительных моментов для банка является урегулирование на законодательном уровне отношений между заемщиком и кредитором. Если до 1 июля 2014 года при разрешении споров применялись нормы Гражданского кодекса России, закона «О защите прав потребителей», иных отдельных законодательных актов и судебная практика складывалась неоднозначно, то в настоящее время установлен приоритет закона о потребительском кредите перед иными законами, регулирующими деятельность кредитных организаций. В нем нашли отражение такие вопросы с неоднозначными ответами в судебной практике, как очередность погашения по кредитному договору и возможность уступки банком своего права требования к заемщику.

Также была проведена стандартизация формы, которая должна использоваться в кредитном договоре. Статья 5 закона говорит о том, что потребительский кредит включает в себя общие и индивидуальные условия. Таким образом, условия выдачи и погашения потребительского кредита стали более понятными заемщикам. Получение от банка установленной на законодательном уровне информации по получаемому кредиту снимет большое количество претензионных и судебных случаев, увеличив степень доверия клиентов к банковской системе.

Среди отрицательных моментов, связанных с 353-ФЗ, следует отметить, что с введением новых норм внесены изменения в специальную формулу, определяющую полную стоимость кредита, при этом на законодательном уровне не были даны дополнительные разъяснения по трактовке данной формулы и установлены для банков сжатые сроки автоматизации данного расчета.

В целом, благодаря работе нового закона, уровень внимательности граждан должен повыситься, так как они будут получать от кредиторов подробную информацию, как о стоимости кредита, так и о возможных штрафах за просрочку или невыплату платежей по нему. По нашему мнению, говорить на текущий день об облегчении либо усложнении работы в связи с принятием нового закона еще рано.

Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам»:

Думаю, что ключевыми изменениями, которые принес с собой данный закон, являются: ограничения максимальной ставки; требование в явном виде перед заключением кредитного договора раскрывать клиенту или его полномочному представителю ПСК; ограничение размера пеней и штрафов, которые банк может применять к заемщику.

Основные преимущества получили те кредитные организации, которые за счет своего размера и консервативной бизнес-модели могут позволить держать ставки по кредитам наравне или ниже рынка, что обычно сопровождается очень низкими депозитными ставками. Основной удар от вступления в силу 353-ФЗ приходится по мелким банкам, которые из-за отсутствия альтернативных способов фондирования будут занимать у населения под высокий процент (так как соперничать мелким банкам с государственными структурами при равных ставках по депозитам невозможно) и, соответственно, кредитовать также под высокие ставки. Кроме того, давление испытывают высокотехнологичные банки (к примеру, ТКС), которые специализируются на высокомаржинальных продуктах. Права потребителя в целом после принятия закона стали защищены сильнее, но все-таки основой взаимовыгодных взаимодействий с банковскими организациями все равно остается личная финансовая грамотность потребителя. Банкам же эффективно работать никто не мешает – внешняя конъюнктура оказывает более сильное влияние, чем изменения в законодательстве.

Лора Файнзильберг, генеральный директор, председатель правления МФО «МигКредит»:

Мы положительно оцениваем инициативы законодателей и регулятора, направленные на формирование прозрачного рынка микрофинансирования в России. Нормы закона «О потребительском кредите (займе)» описывают требования к содержанию и оформлению договора займа, предусматривают обязательный обмен сведениями о заемщиках между МФО и различными бюро кредитных историй.

«МигКредит» практически с самого начала своей деятельности в 2011 году работает с различными БКИ в сфере обмена данными о заемщиках. Однако, даже для компаний, которые впервые начинают работать с БКИ, преимущества очевидны. Обмен данными с БКИ происходит в режиме онлайн, поэтому время рассмотрения заявки на заем не увеличится, и МФО не потеряют одного из своих ключевых преимуществ – скорости одобрения и выдачи микрозайма. От этого нововведения выигрывают и компании и, в конечном итоге, заемщики. Микрофинансисты смогут формировать более стабильный кредитный портфель. Чем больше данных о заемщиках, тем эффективнее оценка их платежеспособности, меньше риски просрочек платежей или невозврата займов. Обязательный обмен данными МФО с БКИ позволит избежать ситуации, когда заемщик брал займы в нескольких микрофинансовых организациях, попадая в так называемую «кредитную спираль». Перекредитование, возможно, решает краткосрочные финансовые сложности, но в долгосрочной перспективе крайне пагубно для заемщика. Вместе с тем, это не означает, что МФО перестанут выдавать займы. Но несколько снизится уровень одобрения заявок на заем для тех, кто зачастую неадекватно оценивает свои финансовые возможности. Это оздоровит кредитные истории заемщиков микрофинансовых организаций в целом и позволит более эффективно кредитовать ответственных заемщиков. В перспективе, в случае значительного снижения рисков, это может привести к снижению ставок по займам на рынке МФО.

Важно понимать, что законодательное обязательство МФО передавать кредитные истории в соответствующие бюро не стало сюрпризом для российского рынка микрофинансирования. Большинство крупных микрофинансовых организаций уже давно сотрудничают с ведущими бюро кредитных историй. МФО уже научились достаточно эффективно оценивать риски.

Наибольшие вопросы у кредиторов вызвали в свое время положения о формуле расчета полной стоимости займа (ПСЗ), а также ограничение ставок по потребительским кредитам.

Применявшаяся до 1 сентября формула расчета ПСЗ была эффективна для банковского сектора, где кредитные продукты, как правило, выдаются на год и более. В результате степенной функции, заложенной в формулу, процентная ставка значительно увеличивалась с сокращением срока кредита и могла составлять тысячи, иногда десятки тысяч процентов. Степенная функция при займах и кредитах на срок менее года не имеет практического смысла. «МигКредит» неоднократно заявлял, что регуляторные нормативы должны способствовать повышению прозрачности рынка микрофинансирования, делать микрофинансовые продукты простыми и понятными для заемщиков. Мы провели большую работу с представителями Банка России и были услышаны. C 1 сентября действует новая формула расчета ПСЗ, которая не приводит к искажениям ставки для кредитов и займов на малые сроки и суммы, так как в ней отсутствует степенная функция – нет мультипликации процентов. В случае если заемщик не уплачивает кредитору ничего, кроме процентов, величина ПСЗ должна соответствовать договорной ставке.

В целом закон «О потребительском кредите (займе)» только положительно скажется на рынке микрофинансирования. Он позволит очистить рынок от недобросовестных игроков, а также позволит реализовать потенциал роста для прозрачных компаний, ведущих цивилизованный, ориентированный на клиента и долгосрочный бизнес.

Александр Фалев, председатель правления Росгосстрахбанка:

С 1 сентября введена новая формула расчета полной стоимости кредита. Теперь, в случае отсутствия дополнительных расходов, полная стоимость кредита будет равна процентной ставке по кредиту. Большой плюс этого изменения заключается в повышении доверия заемщиков к банковским кредитам. Банку стало проще объяснять клиенту все параметры кредита, а клиенту – легче понять алгоритм расчета и размер переплат.

Среди отрицательных сторон нового законодательства следует отметить, что внесенные изменения привели к тому, что клиенту придется несколько раз обращаться в офис банка: сначала для подачи заявки, а потом – для заключения договора. Ранее клиент мог воспользоваться условием о том, что в случае одобрения заявки банк выдаст клиенту кредит, выполнив условия акцепта оферты клиента.

Также можно отметить некоторую «скомканность» внедрения норм закона. К примеру, утвержденная форма индивидуальных условий (часть кредитного договора с персональными условиями кредита) была предоставлена менее чем за месяц до вступления закона в силу, что создало определенные трудности как в части автоматизации, так и в части внесения изменений во внутреннюю нормативную документацию. Официальные разъяснения применения новых норм стали появляться только с конца мая, хотя закон был принят еще в конце 2013 года.

В целом 353-ФЗ не принес рынку ничего принципиально нового, все осталось практически, как было. Большинство положений закона – агрегированные из различных законов нормы (к примеру, норма о досрочном погашении кредита) и правила, успешно действовавшие на рынке и ранее (возможность полного погашения кредита в любую дату без ограничений и взимания штрафов). Наиболее ярким примером такого «переписывания» можно назвать статью 11 нового закона, суть которой давно существует в Гражданском кодексе РФ и давно применяется на рынке абсолютным большинством банков (право заемщика на отказ от получения потребительского кредита и досрочный возврат потребительского кредита). Вероятно, наибольшее влияние 353-ФЗ окажет на рынок микрофинансовых организаций.

Елена Федоткова, управляющая по исследованиям и анализу долговых рынков Промсвязьбанка:

Из позитивных моментов для отрасли розничного кредитования закон должен был принести снижение ставок и комиссий, повышение прозрачности условий кредитования. Однако во многом вмешалась внешняя конъюнктура, в результате после увеличения ключевой ставки – первое прошло еще в марте текущего года – мы видим обозначившийся тренд роста ставок по розничным кредитам. Кроме того, банки все чаще стали предлагать клиентам комиссионные продукты, зачастую они не связаны с выдачей кредита непосредственно, что позволяет не включать их в расчет полной стоимости кредита, однако увеличивает доходы банков-игроков розничного рынка. Последнее особенно актуально на фоне растущих рисков и давления на маржу. Однако, безусловно, введенный закон «дисциплинирует» банки-кредиторы, накладывая на них обязательства по раскрытию большего объема информации. В целом взятый курс на повышение прозрачности рынка и сокращение числа «высокорисковых» игроков сохраняется.

Сергей Шпетер, старший вице-президент Национальной службы взыскания:

За этот период (с момента вступления 353-ФЗ в силу) мы не получили ни одного запроса из Роспотребнадзора или публичных комментариев о том, что коллекторская деятельность вне закона, а переуступка прав требований не может быть совершена без согласия заемщика. В действующем нормативном акте четко регламентированы способы и время коммуникации с заемщиками, что не дает возможности иной трактовки удобного или неудобного времени для общения. Банкам не требуется получать дополнительное согласие на переуступку прав требования от заемщиков, не исполняющих условия кредитного договора. Это существенно снизило количество обращений с данным требованием в различные инстанции, включая судебные. Вероятно, у банков со временем снизятся расходы по участию юристов в судебных заседаниях.

На мой взгляд, основной минус закона «О потребительском кредите (займе)» для банков заключается в ограничении эффективной ставки кредитования (определение среднерыночного значения ставки потребкредита). Нужно не регулировать ставку, а устанавливать жесткий норматив соотношения ежемесячного транша по обслуживанию кредита к уровню ежемесячного располагаемого дохода заемщика (домохозяйства). Если у человека высокий доход, то он может обслуживать кредит и по ставке 50% годовых. Вопрос в размере кредита, который определит банк, исходя из располагаемого дохода. Для коллекторов во вступившей в действие законе минусов нет.

В целом, закон никак не повлиял на характер работы, лишь несколько сократил риски и маржинальность потребительского кредитования. Усложнили жизнь банкам через нормативные требования регулятора в отношении капитала и резервов на возможные потери по ссудам.