Год назад, когда регулятор обратил пристальное внимание на дико растущую розничную закредитованность и решил включить «режим заморозков», многие эксперты прогнозировали, что банки в ответ введут новые продукты кредитования малого и среднего бизнеса, где отберут лучших из худших заемщиков. Сбылись ли эти прогнозы в условиях тотального замедления экономического роста, который не называется рецессией только потому, что у нас страна оптимистов?

Общество трезвости

Обсудить тему согласились восемнадцать банков. Пятеро из них выразились однозначно – идите-ка вы лесом со своим шампанским!

По оценкам управляющего директора по развитию бизнеса СБ Банка Игоря Комягина, прогнозы, что кредитование малого и среднего бизнеса обретет второе дыхание, сбылись лишь отчасти. Кредитование действительно замедлилось, и не только в сегменте розницы. Но существенного прироста кредитования предприятий МСБ тоже не произошло.

«На то есть несколько причин. Одна из основных – этот сегмент активно начал возврат к «серой» схеме отражения отчетности. Представители кредитных организаций отмечают явные расхождения в отчетностях, которые фирмы готовят для налоговых органов и для банков, даже понимая, что это проверяемо. Особенно заметны расхождения по отчетности на промежуточные даты. Поэтому банки с понятной неохотой и логичной опаской финансируют данный сектор. О новаторских продуктах сейчас речи не идет. Стоит говорить об уже апробированных продуктах и об их трансформации под нужды клиента, а не об изобретении чего-то принципиально нового. Вопрос в отработке и совершенствовании существующих технологий оценки клиента и его бизнеса», – комментирует Комягин.

Также эксперт отмечает, что никуда не делись, а где-то и усугубились извечные проблемы малого бизнеса: отсутствие залогов, длинные сроки окупаемости проектов. Также при анализе кредитных заявок выясняется, что собственники бизнеса уже мощно закредитованы как физические лица – и все на тот же бизнес. Учитывая все эти повышенные риски кредитования, банки увеличивают процентные ставки по кредитам. Сейчас они колеблются в районе 17–18% годовых, хотя буквально несколько кварталов назад были на 2–3% ниже. Банки ужесточают требования по беззалоговому кредитованию, и по овердрафтам многие требуют частичного или полного залогового обеспечения – это, по мнению эксперта, тоже важная и симптоматичная тенденция.

«Стагнация в экономике приводит к повышению риска кредитования ее субъектов, в том числе и малого и среднего бизнеса. Поэтому мы не наблюдаем активного вывода на рынок новых беззалоговых кредитных продуктов для МСБ, замещающих аналогичное розничное кредитование и являющихся высокорискованными», – говорит заместитель председателя правления Меткомбанка Елена Смирнова.

Генеральный директор Новосибирского муниципального банка Сергей Сутормин также не строит иллюзий, утверждая, что ситуация в сегменте малого бизнеса и в экономике просто не позволяет этого делать. Эксперту очевидно, что объемы производства и покупательский спрос снижаются, как и рентабельность целого ряда отраслей, особенно всегда высокоприбыльных и ориентированных на потребление.

«Компании, чья деятельность связана с производством, со значительными капитальными вложениями, строительством, не чувствуют уверенности, которая позволяла бы им инвестировать в долгосрочные проекты. Многие предприниматели и владельцы малого бизнеса сталкиваются со снижением количества активных клиентов, падением оборотов, нехарактерным даже с учетом сезонности. Поскольку наши специалисты взаимодействуют с клиентами практически индивидуально, мы хорошо знаем ситуацию «изнутри» – по словам многих предпринимателей, бизнес «проседает», при этом речь идет даже не об узкоспециализированных сегментах, а о таких базовых для региона, как оптовая и розничная торговля, грузоперевозки, автотранспортные услуги. Сказывается и специфика работ по выполнению муниципальных и госзаказов, полученных через торги, аукционы и тендеры – все последние годы малый бизнес активно выходил на эти площадки, но сейчас оплата услуг или поставки товаров происходят, как правило, со значительной отсрочкой», – комментирует Сутормин.

Исполнительный директор банка «Петрокоммерц» Виктор Окопный также полагает, что возможности рынка кредитования МСБ были в прогнозах переоценены. «Стагнация в экономике и, как следствие, снижение выручек у малых предприятий закономерно привело к сужению кредитного рынка. В этой ситуации запускать новые, более легкие продукты для банков – рискованно. Сейчас мы видим сокращение спроса на кредиты со стороны МСБ в таких сегментах, как услуги и производство, более мягкое – в розничной торговле», – констатирует эксперт.

«Специальных кредитных продуктов для МСБ мы не вводили, но в нашей линейке всегда была предусмотрена возможность оформить кредит собственникам бизнеса. Лояльным клиентам банка предоставлялись беззалоговые кредиты», – рассказывает старший вице-президент Локо-банка Ирина Григорьева.

Тень доверия

Заместитель председателя правления Международного банка развития Светлана Бахарева считает, что новые продукты для малого и среднего бизнеса не появились. По ее мнению, «особое отношение» банков к кредитованию этого сегмента находит свое отражение в очень высоких ставках, ведь банки по-прежнему воспринимают эту область своих вложений как высокорискованную. Уровень просрочки по таким кредитам высок, а сам бизнес так до конца и не вышел из «тени и серости».

«Появились более строгие методы оценки, более подробный скоринг. В обязательном порядке практически все банки сегодня требуют личного поручительства собственников бизнеса, зачастую – страхования их жизни, а также страхования имущества, выступающего в качестве залога. То есть появились не новые продукты, а новые условия кредитования, с более высокими ставками и более короткими сроками кредитов с целью снижения рисков. При этом сегодня все сложнее прокредитоваться на инвестиционный проект, или стартап, в связи с его беззалоговой природой», – комментирует Бахарева.

«Для банков колебания рынка кредитования были в основном не в лучшую сторону. Думаю, большинство кредитных организаций согласятся со мной: виной тому очевидное ухудшение качества обслуживания кредитов, предоставленных как физическим лицам, так и сектору малого и среднего бизнеса», – согласен начальник казначейства Синко-банка Григорий Гаспарян.

По оценкам управляющего директора банка БЦК-Москва Диляры Ермаковой, кредитных продуктов для сегмента МСБ на банковском рынке много, выбор есть. Но эксперт отмечает, что уже к началу второго квартала текущего года стало понятно, что резервы, которые пришлось сформировать на просроченную ссудную задолженность бизнесменов, нанесли существенный удар по прибыли банков. Ответ адекватный – увеличить строгость, уменьшить суммы займов. В этих условиях «кредитные фабрики» теряют свою актуальность.

«Наш банк всегда был достаточно консервативен и в отношении розницы, и в отношении МСБ, несмотря на то, что кредитование малого и среднего бизнеса мы рассматриваем для себя как ключевое. Мы предлагаем только залоговое кредитование. Спрос на него не увеличивается в первую очередь по причине отсутствия у предпринимателей этих самых залогов: недвижимость они, как правило, арендуют, а не имеют в собственности. Кредитование сектора МСБ будет продолжать замедляться, поскольку в непростой экономической ситуации бизнесу приходится «затягивать пояса». Думаю, что в массе своей предприниматели будут обращаться за кредитами только в случае острой необходимости, чтобы меньше нести расходов на их обслуживание», – считает Ермакова. По ее мнению, небольшие банки, возможно, и схватятся за соломинку, начав более активно кредитовать малый и средний бизнес в результате смещения приоритетов крупных банков в сторону крупного же бизнеса.

«Мы ежеквартально проводим маркетинговые исследования рынка банковских услуг, и результаты первого квартала 2014 года показали, что на рынке Южного федерального округа не появилось новых беззалоговых продуктов. Если говорить о наших беззалоговых кредитах, то на сегодняшний день у нас без залога может быть только овердрафт при наличии определенных факторов, которые позволяют видеть деятельность нашего клиента: положительная кредитная история, постоянные поступления на расчетный счет», – рассказывает начальник управления кредитования малого и среднего бизнеса банка «Кубань Кредит» Алла Аутлева.

По словам директора департамента по развитию розничного бизнеса МТС-банка Дмитрия Бувина, продуктовая линейка для МСБ универсальна и способна удовлетворить потребности любого клиента, поэтому дополнительные продукты не вводились. По оценкам эксперта, анализ продуктовых линеек банков-конкурентов показал, что они также не запускали дополнительные продукты для МСБ.

Лови волну!

Половина опрошенных банкиров сообщили о том, что они все же рискнули сделать ставку на малый и средний бизнес и ввели для этого сектора новые продукты.

Начальник отдела системных продаж дирекции корпоративного бизнеса банка «Санкт-Петербург» Павел Гордт согласен, что  предпринимателям сегодня не до развития в кредит, им бы удержаться в седле. Но за счет того, что рынок сузился, между банками началась жесточайшая конкуренция за качественных заемщиков.

В прошлом году банк интенсивно развивал «кредитную фабрику» для клиентов МСБ, которая втрое увеличила объемы выдач. А в начале этого года расширил продуктовый ряд экспресс-кредитов для бизнеса. За два рабочих дня можно получить не только оборотный кредит/овердрафт до 3 млн. рублей без залога, но и кредит до 40 млн. рублей на приобретение движимого имущества – оборудования, авто, спецтехники под залог приобретаемого имущества. По словам Гордта, эта новая программа стала особенно популярна среди клиентов, приобретающих или модернизирующих основные средства производства, и не имеющих необходимого залогового имущества для обеспечения кредита.

Как рассказала директор департамента малого бизнеса Банка Москвы Екатерина Орлова, беззалоговое кредитование МСБ очень популярно среди клиентов. В декабре 2013 года банк запустил новый беззалоговый кредитный продукт «Бизнес-Успех» для малых предприятий, его введение связано с обновлением кредитной линейки. Сегодня банк предоставляет девять видов кредита клиентам малого бизнеса – это покрывает практически все потребности предприятий.

Кредит «Бизнес-Успех» предоставляется на пополнение оборотных средств, осуществление операционных расходов, развитие текущего бизнеса, приобретение транспорта, оборудования, недвижимости в целях использования в бизнесе. Кредит выдается в размере от 300 тыс. рублей до 5 млн. рублей, с максимальным сроком до 60 месяцев. При этом сумма кредита до 3 млн. рублей предоставляется без обязательного залогового обеспечения. При большем размере кредита залоговое обеспечение потребуется только на сумму кредита, превышающую 3 млн. рублей. По словам Орловой, скорость принятия банком решения по кредиту за один рабочий день сделали этот продукт лидером по  количеству оформляемых договоров – его получает больше половины заемщиков сегмента МСБ.

«Независимо от упрощенных условий и сокращенных сроков получения кредита мы тщательно подходим к оценке рисков по данным кредитным сделкам. Анализируем кредитную историю, репутацию клиентов. Особое внимание уделяем финансовому состоянию бизнеса заемщика. При запуске нового кредитного продукта мы старались учесть все риски по данному сегменту клиентов и сейчас пристально наблюдаем за кредитным портфелем, сформированным по данному кредиту для оперативного реагирования за его состоянием», – комментирует Орлова.

«Мы всегда уделяли серьезное внимание качеству заемщиков, не стремясь всеми силами наращивать свое присутствие в области таких рискованных высокомаржинальных доходов, как потребительское кредитование. В частности, основным драйвером розничного кредитования Балтинвестбанка являются кредиты на новые и подержанные автомобили. Тем не менее мы наблюдаем растущую потребность рынка малого и среднего бизнеса в беззалоговых кредитах и поэтому планируем в ближайшее время ввести кредит для индивидуальных предпринимателей и организаций сегмента МСБ. Он будет предоставляться без залога, максимальная сумма кредита составит 1 млн. рублей. За счет введения скоринговой модели оценки кредитоспособности срок рассмотрения заявки составит 1–2 дня», – говорит заместитель председателя правления по работе с корпоративными клиентами Балтинвестбанка Наталия Иванова.

Как рассказала начальник управления кредитования малого и среднего бизнеса банка «Кольцо Урала» Марина Смирнова, продукт «Лучше не бывает» для малого и среднего бизнеса был запущен в конце 2012 года и за 2013 год продемонстрировал колоссальный прирост портфеля в сегменте малого и микробизнеса. В этом году линейку предложений пополнил кредит «Просто» с упрощенным пакетом документов и сроком кредитования до 7 лет.

«Продукты для МСБ не являются заменой потребительскому кредитованию. При этом кредитование данного сегмента для банка является приоритетным направлением как в 2014, так и последующих годах. Опыт показывает, что рынку нужны изменения, облегчение процедуры и условий», – говорит Смирнова.

Вице-президент, руководитель дирекции «Малый и средний бизнес» МДМ-банка Максим Лукьянович согласился с тем, что в связи с ростом «плохого» кредитного портфеля в беззалоговом розничном кредитовании многие банки снизили активность в данном направлении и действительно рассматривают наращивание портфеля в МСБ как некую альтернативу.

«На этой волне на протяжении последнего года многие банки внедряли новые кредитные предложения. Мы пошли дальше и в мае текущего года полностью обновили кредитную линейку для МСБ. Основная идея разработки нового продуктового ряда заключалась в том, чтобы из одного абстрактного продукта «Универсальная программа» на все цели создать продуктовый ряд как некий конструктор, комбинации стандартных продуктов которого отвечают любым потребностям клиента МСБ в финансировании. Предприниматель, обращаясь в банк, может сразу понять, какие кредитные продукты ему подходят исходя из целей финансирования, какие стандартные документы необходимо предоставить, каким требованиям банка он должен соответствовать. Спрос на эти кредиты вырос», – рассказал Лукьянович.

«Действительно, за прошедший год многие финансовые институты вышли в сегмент МСБ – кто-то более активно по сравнению с предыдущим своим подходом, кто-то вообще фактически «с нуля». Для нас этот сегмент всегда был одним из ключевых. И несмотря на возросшую конкуренцию, по 2014 году мы наблюдаем динамику в рамках запланированных показателей. Мы сейчас предлагаем практически полный спектр услуг для компаний МСБ. Понимаем, что риски по активным операциям в моменте возрастают, поэтому усиливаем существующее направление транзакционного бизнеса в данном сегменте», – комментирует советник председателя правления Транскапиталбанка Сергей Мартыненко.

По словам директора департамента корпоративного бизнеса Ак Барс банка Эдуарда Абдрахманова, продуктовая линейка для клиентов малого бизнеса здесь обновляется постоянно. В конце прошлого года была запущена новая программа кредитования для субъектов микробизнеса «Ак Барс-Экспресс», а с февраля 2014 года появился новый кредитный продукт – «Ак Барс – Беззалоговый».

«Преимуществами данных продуктов являются скорость рассмотрения заявок, выгодные процентные ставки, возможность снятия со счета индивидуального предпринимателя средств наличными на выгодных условиях. В рамках данных продуктов могут быть удовлетворены такие потребности клиентов данного сегмента, как приобретение товарно-материальных ценностей и пополнение оборотных средств, приобретение и ремонт основных средств, а также оплата услуг, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Новые кредитные продукты продолжают набирать популярность, с октября 2013 года подано более 1000 заявок, что положительно сказывается на динамике роста кредитного портфеля по малому бизнесу», – говорит Абдрахманов.

Новыми банковскими продуктами для малого и среднего бизнеса могут быть не только кредиты – об этом сказали два банка.

«В этом году мы ввели новые продукты по тендерному финансированию – тендерный кредит и банковскую гарантию. За первый месяц работы мы привлекли более 100 заявок и 190 млн. рублей – это хороший показатель для старта», – считает директор департамента по работе с малым бизнесом Инвестторгбанка Александр Востриков.

Директор департамента малого и среднего бизнеса и член правления банка «Интеза» Михаил Назаров отметил, что за последний год в банковской отрасли действительно произошли изменения: начавшиеся проблемы в секторе розницы способствовали усилению конкуренции в сегменте малого и среднего бизнеса. Банки стали активнее продвигать рефинансирование, чтобы расширить свои кредитные портфели за счет качественных заемщиков других банков. В таких условиях приходится большее внимание уделять развитию транзакционного бизнеса, так как данное направление – стабильный источник формирования комиссионных доходов.

«Мы активно работаем в обоих направлениях. С одной стороны, мы финансируем своих клиентов, развивая кредитный портфель, с другой стороны – предлагаем интересные условия клиентам в части транзакционного бизнеса. Большой популярностью в 2013 году среди наших клиентов пользовались продукты «рефинансирование» и пакетные предложения по расчетно-кассовому обслуживанию», – говорит Назаров.

Приятно познакомиться!

По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», в прошлом году кредитные  портфели банков в сегменте МСБ выросли на 15%. Увеличили ли банки в этом году число своих новых клиентов за счет предприятий малого и среднего бизнеса?

Банк «Санкт-Петербург» говорит, что он вырос быстрее рынка – прирост  составил 22%.

«За последний год банком выдано более 1000 кредитов клиентам МСБ, в основном это новые клиенты», – говорит Александр Востриков (Инвестторгбанк).

Как призналась Светлана Бахарева (Международный банк развития), существенного роста клиентов именно за счет МСБ у них в банке нет. Ей вообще не нравится, как называется этот клиентский сегмент. «Его бы переименовать, вложив в новое название принципиально иной, свежий смысл для этого формата деятельности. Кстати, встречаются предприниматели, которых обижает такое название. Малый по сравнению с кем? Или средний между кем? «Средний» вообще не наше любимое слово. Ведь критерии по выручке и другим финансовым показателям, установленные для этого сегмента, давно не такие уж и скромные. Особенно в системах крупных банков», – комментирует Бахарева.

«Мы постоянно привлекаем новых клиентов сегмента МСБ. С точки зрения отчетности он менее прозрачен, чем крупный бизнес, но зато «осязаем» и анализируем «по существу» при условии плотной работы с клиентом», – говорит Елена Смирнова (Меткомбанк).

По словам Игоря Комягина (СБ Банк), по итогам первого полугодия прирост числа новых клиентов из МСБ составил около 20–25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «Рост обеспечивается перетоком клиентов из небольших банков, отчасти потому, что мы крупнее, и у нас больше возможностей для удовлетворения их насущных потребностей», – утверждает эксперт.

«Будучи активно развивающимся банком, последние годы мы стабильно увеличивали количество новых клиентов за счет малого и среднего бизнеса и будем продолжать следовать этому вектору развития, несмотря на сложности, с которыми приходится сталкиваться в работе. Прозрачность бизнеса – главная из них. Анализируя деятельность клиентов и рыночную среду, в которой они действуют, становится понятным, что полностью прозрачным малый бизнес быть практически не может – из-за множества нестыковок в гражданском, налоговом и таможенном законодательствах. К этому добавляются отсутствие реальной поддержки со стороны государства и преобладающая монополия крупных предприятий», – комментирует Григорий Гаспарян (Синко-банк).

По оценкам Балтинвестбанка, по итогам первого полугодия новые клиенты составили около 10% всей клиентской базы предприятий малого и среднего бизнеса. «Наша задача – в течение всего года увеличить этот показатель до 20%, укрепив при этом лояльность существующих клиентов, в том числе и за счет ввода новых продуктов», – говорит Наталия Иванова.

«Рост портфеля МСБ для нашего банка не является самоцелью. Это произойдет естественным образом, если клиент будет удовлетворен сотрудничеством с банком. Поэтому нас в первую очередь интересует вопрос, насколько клиент доволен обслуживанием с точки зрения продуктового наполнения и уровня сервиса. В результате мы наблюдаем рост количества так называемых «промоутеров» банка, компаний, готовых рекомендовать нас своим партнерам, контрагентам. Это сегодня является более важным показателем для нас», – говорит Сергей Мартыненко (Транскапиталбанк).

«В последнее время МДМ Банк выдавал в месяц более 1,5 млрд. кредитов клиентам МСБ, что почти на треть больше показателей осени 2013 года. Следует отметить, что на фоне макроэкономической нестабильности качественных клиентов больше не становится, поэтому прирост кредитного портфеля достигался за счет активизации привлечения новых клиентов, в том числе через рефинансирование качественной ссудной задолженности из других банков, которое в новой продуктовой линейке банка возможно на временно беззалоговой основе», – рассказал Максим Лукьянович.

По словам Виктора Окопного («Петрокоммерц»), с начала года портфель МСБ здесь вырос на 30%, в основном за счет как раз новых клиентов. «За первое полугодие 2014 года мы привлекли на обслуживание более 7,6 тыс. клиентов малого бизнеса, что более чем в 1,5 раза превышает аналогичный показатель прошлого года. Таких результатов мы добились благодаря проведению различных стимулирующих акций, разработке новых продуктов, точно соответствующих потребностям клиентов. Кредитный портфель клиентов МСБ за первое полугодие 2014 года уже вырос на 21%, а до конца годы мы планируем увеличить его на 45%», – говорит Екатерина Орлова (Банк Москвы).

«За последний год число новых активных клиентов в блоке МСБ увеличилось практически на 25%. Безусловно, наблюдается переход клиентов из Локо-Банка в другие кредитные организации, но также существует и обратный процесс. Процесс перетекания клиентов неизбежен, поэтому мы всегда уделяли особое внимание оценке качества клиентов. Клиенты, имеющие хорошие финансовые показатели, открыто предоставляющие банку полную информацию о своем бизнесе, всегда имеют возможность получить наиболее выгодные условия», – комментирует Ирина Григорьева.

Как рассказала Алла Аутлева, банк «Кубань-Кредит» в последний год увеличил кредитный портфель по малому бизнесу в 1,3 раза. «Мы отчетливо понимаем, что увеличение кредитного портфеля МСБ идет не просто по течению рынка, а за счет реализации стратегии комплексного подхода к обслуживанию клиентов. Эта стратегия успешно работает уже несколько лет и рост количества клиентов – представителей МСП – яркое подтверждение тому, что эта стратегия верная», – говорит Аутлева.

Переменная облачность

Банкиры разошлись во мнениях по поводу оценки «прозрачности» предприятий малого и среднего бизнеса. У серого цвета оказалось множество оттенков.

«К сожалению, зачастую уровень прозрачности потенциальных клиентов не соответствует нашим стандартам. Однако мы активно работаем с существующей базой клиентов – с теми, кого знаем давно, кредитуем несколько лет и наблюдаем в динамике. В текущей ситуации мы гораздо положительнее оцениваем поступательное развитие компании клиента, нежели резкие скачки в его бизнесе, больше ценим сосредоточенность на одном или нескольких смежных направлениях деятельности, чем попытки начать что-то совершенно новое и незнакомое», – комментирует Диляра Ермакова (БЦК-Москва).

«Мы можем констатировать изменения к лучшему. Сегодня мы работаем как с текущими клиентами банка, так и с новыми клиентами «с улицы». Безусловно, «родные» клиенты и «прозрачней», и понятней, в то же время и «улица» уже набралась опыта в выстраивании взаимодействия с финансовыми институтами, а повышение уровня прозрачности – это как раз залог успешного сотрудничества», – говорит Сергей Мартыненко (Транскапиталбанк).

По мнению Марины Смирновой («Кольцо Урала»), на степень «прозрачности» клиентов повлияла отмена ежеквартальной отчетности при общей системе налогообложения – в последние пять лет клиенты все больше выходят из «тени». Тем не менее банки перестраивают модели работы с информацией о клиенте, закрывая риски тем или иным образом. И у каждого банка свои наработки в данной сфере.

Факт, что бизнес усилил «прозрачность», не стала отрицать и Екатерина Орлова (Банк Москвы). По ее оценкам, бизнес клиентов стал более понятным для банков, да и качество оценки заемщиков стало заметно выше. «Мы работаем с предприятиями с годовой выручкой до 300 млн. рублей, имеющих опыт деятельности не менее 9 месяцев. Безусловно, бизнес клиента должен иметь необходимый собственный капитал, должен формировать денежные потоки и доход, достаточный для выполнения обязательств по кредитной сделке. Отдельно отмечу отрасли, с которыми мы не работаем: строительство многоэтажных домов, шоу-бизнес, сельское хозяйство по направлению животноводства, растениеводства», – сообщает Орлова.

«К сожалению, колоссальная работа, проделанная в последние годы, в том числе и банками, по выводу малого предпринимательства из тени, снивелирована в результате изменений в фискальной и налоговой политике государства, усиливших прессинг на бизнес», – считает Сергей Сутормин (Новосибирский муниципальный банк).

По мнению Виктора Окопного («Петрокоммерц»), буквально за последний год ситуация ухудшилась – многие предприятия только сейчас «ушли в тень» из-за падения выручки и ужесточения налогового законодательства. «Если же под прозрачностью понимается степень риска, то мы хорошо видим своих клиентов, их структуру бизнеса. В подтверждение отмечу, что, несмотря на падение выручек в сегменте, на протяжении последнего года мы активно кредитовали МСБ, при этом количество дефолтов у нас почти нулевое», – утверждает эксперт.

Алла Аутлева («Кубань-Кредит») считает, что основанная проблема малого бизнеса – отсутствие грамотных финансистов, умеющих просчитать любые нюансы ведения бизнеса. Но сейчас ситуация улучшается. Эксперт считает, что сыграли свою роль как повышение культуры ведения бизнеса, так и требования банков и фискальных органов и государственная поддержка этого сектора. «Сейчас становится выгодно вести «чистый» бизнес. Тогда предприниматель может быть уверен, что в случае необходимости пополнения оборотных средств, инвестиционных вложений он может рассчитывать на свой банк», – говорит Аутлева.

По мнению Михаила Назарова («Интеза»), официальное ведение бизнеса, прозрачная схема работы компании и отсутствие номинальных владельцев защищает собственников. Он считает, что в этом случае риски при ведении бизнеса – возможность рейдерского захвата или нанесения угрозы реальным собственникам бизнеса со стороны номинальных держателей сводятся к минимуму.

Генеральный директор компании «Финотдел» Денис Неретин считает итоги прошлого года на рынке кредитования МСБ противоречивыми. С одной стороны, сектор остается одним из наиболее быстрорастущих, и многие представители банковской отрасли заявляли о его приоритетном развитии. Однако по факту динамика кредитования малого бизнеса замедлилась. «Темпы прироста рынка МСБ в 2013 году снизились в 2 раза, составив 15% против 29% в 2012 году. Заметно упала активность крупных игроков в этом сегменте: если годом ранее основной рост обеспечивали банки из ТОП-30, то в 2013 году их портфели по МСБ выросли лишь на 10%. Мы связываем данный спад со значительным увеличением количества банковских отказов в выдаче кредита малому бизнесу. Если в первой половине 2013 года на 1 выданный кредит приходились 2–4 отказа, то в последнем квартале этот показатель достиг уже 5–6», – говорит Неретин.

Эксперт считает, что 30% рост обращений предпринимателей в его микрофинансовую организацию косвенно подтверждает его слова. Примечательно, что 76% заемщиков, ставших клиентами «Финотдела» в прошлом году, сделали это впервые. За последние полгода этот показатель вырос еще на 4%, что, по мнению Неретина, свидетельствует о том, что банковские клиенты начинают постепенно уходить в микрофинансовые организации. Так в 2013 году компания «Финотдел» одобрила предпринимателям более 4 тыс. заявок на общую сумму 1,1 млрд. рублей. Прирост портфеля составил 22%.

Беспроблемный актив?

Как банки оценивают качество своих новых и старых заемщиков из этого традиционно высокорискового сегмента, которых они лично «просеивали», выбирая «лучших из худших»?

По мнению Александра Вострикова (Инвестторгбанк), уровень просрочки по кредитам МСБ в целом по банковской системе остается на уровне 5–7%, но при замедлении темпов кредитования уровень просрочки будет увеличиваться.

Как утверждает Екатерина Орлова (Банк Москвы), два года назад в связи с запуском новой модели по работе с малым бизнесом в банке были значительно пересмотрены критерии оценки заемщиков. Поэтому сейчас уровень просроченной задолженности по кредитному портфелю, сформированному по новой кредитной линейке, незначителен.

«Уровень просрочки в банке «Кубань Кредит» – 0,001%. Это даже не уровень статистической погрешности. С этими просроченными кредитами работают наши специалисты, и каких-то неразрешимых проблем нет. Если говорить о качестве залогов, то наш большой плюс в том, что мы местный, региональный банк. Наши специалисты по оценке залога всегда готовы выехать в любую точку региона для оценки качества залога на месте. При этом мы снимаем с клиента заботу об оплате оценки – еще один наш несомненный плюс», – размышляет Алла Аутлева.

По словам Дмитрия Бувина (МТС-банк), уровень просрочки по кредитам МСБ, выданным банком с 2010 года, остается на достаточно низком уровне и составляет не более 2%. Банк проводит консервативную залоговую политику, поэтому в портфеле в качестве залога в основном преобладает недвижимость.

«Реструктуризация как инструмент работы с клиентами, имеющими временные трудности, используется нашим банком. Но благодаря высокому качеству кредитного портфеля нам не приходится часто прибегать к этому инструменту. Качество залога - одна из составляющих качественного портфеля. Банк тщательно подходит к отбору залогов, благодаря такому подходу качество нашего кредитного портфеля находится на стабильно высоком уровне», – говорит Михаил Назаров («Интеза»).

По наблюдениям Сергея Сутормина (Новосибирский муниципальный банк), в последние годы ситуация с просроченной задолженностью по кредитам малого бизнеса кардинально изменилась. «Просрочка, безусловно, есть, но стало гораздо меньше случаев, когда владелец бизнеса в трудной ситуации скрывается от банка. Пришло понимание, что кредит – это не «взять, сколько дают», а «поднять, сколько унесешь», что открытое партнерское взаимодействие с банком важно для перспектив бизнеса, поскольку разовым кредитом не исчерпываются вопросы взаимодействия с банком. Подавляющее большинство клиентов работают с нами в рамках кредитных обязательств, расчетно-кассового обслуживания, зарплатных проектов, карточного бизнеса, инкассации, эквайринга, размещения средств на депозитных счетах», – говорит Сутормин.

«Невзирая на существенное замедление экономики России, особенно в первом квартале, особых изменений в качестве обслуживания кредитов со стороны клиентов МСБ в настоящее время не наблюдается. Уровень просроченной задолженности в данном сегменте составляет около 1,5%, что говорит как о взвешенной политике банка, так и о том, что бизнес стал более осмотрительно подходить к вопросам заимствования», – разделяет это мнение Наталия Иванова (Балтинвестбанк).

По оценкам Игоря Комягина (СБ Банк), уровень просрочки в целом вырос, причем зачастую не из-за нарушения дисциплины обслуживания долга предприятиями МСБ, а из-за их порой чрезмерной зависимости от крупных заказчиков и низкой диверсификации сбыта.

«Экономика страны переживает не самые лучшие времена, поэтому у компаний исчезают целые направления бизнеса. Однако стоит отдать должное малым и средним предприятиям – за хорошую дисциплину и качество выполнения обязательств, в частности, перед нашим банком. Как заемщики они зачастую оказываются более ответственны, чем более крупные корпоративные клиенты. Если говорить о закредитованности МСБ, то да, она есть – в силу ряда причин. Одна из основных – клиенты набирают кредиты на небольшие сроки и этими короткими деньгами финансируют длинные проекты, например, закупают дорогостоящее оборудование, отдачу от которого нужно будет ждать очень долгое время. Происходит увеличение срока сбыта продукции, падение маржи – и, соответственно, становится сложнее обслуживать долг», – комментирует Комягин.

«Многими банками отмечается рост просроченной задолженности по кредитам МСБ. По нашему портфелю мы наблюдали только относительно небольшой всплеск «просрочки» в конце первого квартала с дальнейшим снижением возникновения новой просроченной задолженности. Однако в связи с общей ситуацией на рынке наши требования к заемщикам несколько изменились, они стали более жесткими в части залогов и отраслевой принадлежности», – признает Максим Лукьянович (МДМ-банк).

«Сегодня многие предприятия испытывают объективные трудности из-за снижения спроса, задержек в оплате от контрагентов и, соответственно, качество обслуживания ими кредитов снижается. В такой ситуации правильным решением является своевременная реструктуризация долга с уменьшением суммы ежемесячного платежа», – обозначила проблему Елена Смирнова (Меткомбанк).

«Принимая во внимание «военное положение», в котором мы сегодня находимся, процесс мониторинга финансового состояния заемщиков и залогов играет главную роль как раз с целью своевременного реагирования на возможные ухудшения в деятельности компании или структуры залоговой массы. Перекредитованием мы никогда не «увлекались» Уровень просрочки в сегменте МСБ в нашем банке стабилен», – говорит Сергей Мартыненко (Транскапиталбанк).

Некоторые банкиры признают, что четко видят взаимосвязь между рефинансированием и высоким уровнем просрочки. «Пока банки рефинансируют кредиты МСБ, уровень просрочки по рынку в целом растет, хотя и медленно. Стоит отметить, что ключевой спрос в сегменте МСБ сейчас приходится именно на рефинансирование. Что касается качества залогов, в связи с уменьшением ликвидности на рынке, падает и ликвидность залогов – сейчас банком реализовать залог в короткий срок практически невозможно», – говорит Виктор Окопный («Петрокоммерц»).

Все не так, ребята!

Почувствовал ли бизнес «повышенное внимание» со стороны банков?

По словам председателя совета директоров ОАО «Фармацевтическая фабрика» Вадима Балдина, он почувствовал небольшую активность со стороны банков. Но быстро понял, что это в большей степени рост маркетинговых активностей, чем реальные шаги навстречу клиентам из сектора малого и среднего бизнеса. «Предложения, направляемые банками, в большей степени сводятся к тому, чтобы увести надежных заемщиков у банка-конкурента, чем рисковать помогая создавать новые бизнесы, новые рабочие места», – говорит Балдин.

«У нас типичный малый бизнес, наши обороты в прошлом году не превысили 70 млн. рублей. Хотя мы довольно активны в публичной сфере, так как занимаемся коммуникациями, никаких стоящих предложений от банков мы не получаем. За этот год мы получили два предложения от банков: на кредиты под 18–21% годовых, которые, разумеется, нам неинтересны. В сегменте МСБ уровень прибыли редко превышает 20%, таким образом, кредиты под 21% заставляют бизнес «идти в минус», – рассказывает генеральный директор PR Partner Инна Алексеева.

По словам директора по развитию бизнеса компании Teleperformance Russia Александра Шибалкова, активного расширения предложения продуктов кредитования для малого и среднего бизнеса в последнее время не происходило. Эксперт считает, что высокий уровень невозвратов у крупных кредитных учреждений в сочетании с повышением стоимости привлечения ресурсов у многих банков привели к ужесточению условий выдачи через «кредитные фабрики». В результате увеличилась доля у мелких и средних банков, но очевидно, что темпы роста кредитования МСБ в целом существенно замедлились. По мнению Шибалкова, свою роль в этом сыграл и кризис доверия, вызванный активной зачисткой банковского сектора и отзывом лицензий.

«В то же время, ужесточение законодательства привело к уходу существенной доли малых предприятий с рынка. Большинство руководителей действующих предприятий говорят о приоритете сохранения достигнутых результатов, поэтому вопросы расширение бизнеса волнуют все меньшее число предпринимателей. Многие аналитики также отмечают уход многих компаний в «тень», что снижает их способность к заимствованию», – комментирует Шибалков.

«Предложения от банков нам поступают регулярно. Однако в настоящее время наше финансовое состояние таково, что потребность в кредитах отсутствует. Хоть не скрою, в самом начале, 11 лет назад, такой опыт был – нам приходилось прибегать к кредитованию. Понадобились годы усердной работы, чтобы закрепиться на рынке, встать на ноги, открыть филиалы в других странах», – говорит президент переводческого холдинга «ТрансЛинк» Алексей Герин.

«Мы не заметили появления новых кредитных программ для бизнеса. По крайней мере, у первой двадцатки российских банков, на которые ориентируется наше финансовое сообщество, таких продуктов нет. Несмотря на отсутствие новых предложений, мы действительно ощущаем повышенное внимание к нашей компании. Банки активно предлагают свои продукты, с которыми мы уже хорошо знакомы. Это и стандартное кредитование, и разные виды факторинга. Предложения по лизингу сейчас поступают в меньшем объеме, что, на мой взгляд, связано с несовершенством этого банковского продукта», – говорит финансовый директор группы компаний «КорпусГрупп» Наталья Данилова.

По мнению генерального директора брокерской компании по купле-продаже готового бизнеса «Альтера Инвест» Максима Новицкого, у многих банков просто нет возможности вводить новые продукты для кредитования малого и среднего бизнеса. Эксперт полагает, что банки находятся в кризисном состоянии – в связи с ужесточением политики, проводимой Центробанком в отношении заемщиков, кредитным организациям становится все обременительнее выдавать кредиты малому и среднему бизнесу. «Потребность в кредитных средствах на рынке всегда остается. Но банки не готовы снизить ставки, а потребители не готовы платить большие проценты за использование кредитных средств», – считает Новицкий.

«Я знаю примеры успешного пользования кредитами Сбербанка, но поданная нами в свое время заявка не была рассмотрена там положительно. На данный момент «повышенное внимание» со стороны банков чувствуется только в отношении предложений эквайринга, по вопросам кредитования никто не беспокоит. На фоне общего падения рентабельности продаж, банки вряд ли смогут предложить сейчас что-либо интересное. Потенциально кредит в сфере ресторанного бизнеса может быть интересен для старта нового проекта, но я не встречал информацию о конкретных банковских программах, которые на это нацелены. Был бы неплох краткосрочный кредит с низкой процентной ставкой для кратковременных сезонных вложений – например, для строительства летних веранд в заведениях», – говорит управляющий директор сети ресторанов «Кон-Тики» и кафе-бара «Томат» Александр Уваров.

Спрос и предложение

Какие банковские продукты интересны малому и среднему бизнесу?

По словам Вадима Балдина («Фармацевтическая фабрика»), он представляет среднее предприятие  со 100% собственником в лице государства. «Нам интересны различные банковские продукты: это и краткосрочные револьверные кредиты на рефинансирование дебиторской задолженности покупателей и долгосрочные инвестиционные средства на обновление производственных фондов предприятия. Наше предприятие остро нуждается в привлечении «длинных» кредитных средств для обновления производственных фондов. Мы готовы брать на себя риски увеличения кредитной нагрузки. Но наш статус предприятия со 100% государственным участием пугает банки. Поэтому, к сожалению, кредиты мы не берем», – рассказал Балдин.

«Мы развиваемся на те деньги, которые зарабатываем. С учетом того, что у нас нет никакого оборудования, станков, то есть предмета залога, получить кредит для нас крайне сложно. Мы в свое время рассматривали офисную ипотеку, но потом решили, что это не интересно. Банк «Авангард», когда мы рассматривали кредит у них, потребовал от нас просто нереальный список документов за последние три года. Проще занять денег у других предпринимателей, если будет острая нужда. Или же обратиться к нашим банкам-клиентам – в МДМ, Росбанк, ИТБ, Инвестторгбанк. Надеюсь, они не будут хотя бы сомневаться в нашей адекватности и общаться через губу, хотя, думаю, список запрашиваемых документов меньше не станет», – говорит Инна Алексеева (PR Partner).

«Мы активно работаем с банками, входящими в ТОП-10, поэтому условия более чем благоприятные для нашего бизнеса с точки зрения установления ковенант и процентных ставок. Наши отношения являются долгосрочными и доверительными. В целом бизнес может кредитоваться как в банке, так и за счет разумно допустимой кредиторской задолженности. В любом случае должна быть установлена гибкая финансовая политика для достижения необходимых результатов. Кредиты на развитие – хорошая идея, но при условии высокой вероятности возврата на вложенный капитал и при отсутствии кредитов на пополнение оборотных средств. В противном случае дополнительная нагрузка на компанию может негативно сказаться на ее операционной деятельности, что приведет к плачевному финансовому результату», – комментирует заместитель генерального директора по экономике и финансам компании РДТЕХ Надежда Безгуб.

Представители бизнеса сообщили и о том, чего им в банковских продуктах не хватает.

«На российском рынке сейчас отсутствует интересующая нас схема факторинга, при которой и заказчик, и поставщик, обслуживаясь в одном банке, могут рассчитывать на льготные условия кредитования поставщика под обязательства заказчика. Главные преимущества этого продукта для нас – гибкость и оперативность. Кроме того, для развития бизнеса нам не хватает адекватных банковских предложений по кредитованию стартапов. В существующих предложениях в этом сегменте нас категорически не устраивают большие залоги. Мы кредитуемся в банке, который входит в десятку крупнейших кредитных организаций в России. Ставки по кредитам составляют 12–13% годовых. В последнее время мы не меняли наш банк-кредитор, поскольку смена партнера в этом случае требует довольно существенных временных и финансовых затрат. Ведь наше сотрудничество с банком предусматривает не только кредитование, но и зарплатные проекты, и расчетно-кассовое обслуживание», – говорит Наталья Данилова («КорпусГрупп»).

«Наши рестораны, как и многие другие предприятия в ресторанном сегменте, нуждаются в дешевых кредитах. Однако, к сожалению, в этом отношении ситуация на рынке банковского кредитования сегодня напоминает анекдот про слона, который может съесть за день тонну моркови: «Съест-то он съест, да кто ж ему даст?» – говорит Александр Уваров.

«Если в будущем мы будем прибегать к использованию кредитных средств, то, скорее всего, остановимся на работе с частными инвесторами. Это обусловлено жесткими условиями кредитования в банках, низким процентом одобрения кредитов для малого и среднего бизнеса и сложности подтверждения реального финансового оборота из-за неспособности большинства объектов МСБ предоставить бухгалтерскую отчетность по сумме всего оборота компании», – говорит Максим Новицкий («Альтера-Инвест»).

Банкиры видят, что падение выручки у предприятий и увеличение сроков кассовых разрывов наблюдается в сегменте промышленного производства. «Крупные заказчики платят плохо, но идти в арбитраж малый бизнес в таких случаях обычно не готов. Также виден очевидный спад в сфере услуг неповседневного спроса – различные развлекательные компании, салоны красоты, магазины. Да и в сфере продуктового ритейла по итогам 1 квартала было отмечено падение выручки и среднего чека на 10–12%», – констатирует Игорь Комягин (СБ Банк).

Сергей Сутормин (Новосибирский муниципальный банк) отметил любопытную тенденцию – бизнесмены не берут… уже одобренные кредиты! По словам эксперта, заявки подаются с единственной целью – протестировать свои шансы, на случай если в дальнейшем дополнительное финансирование действительно понадобится.

В качестве точки роста для малых банков Диляра Ермакова (БЦК-Москва) выделяет тендерное кредитование, поскольку, по ее мнению, рынок госзаказа с ежегодным оборотом в 10 трлн. рублей далек от насыщения кредитными ресурсами. «Это, действительно, интересный продукт, который имеет хорошую перспективу, однако может так оказаться, что он закроет лишь первую из потребностей, которые будет испытывать компания, выигравшая тендер. В дальнейшем ей может потребоваться кредитование на исполнение государственного контракта, гарантия возврата авансового платежа и т.д., и кредитующему банку нужно быть к этому готовым, правильно оценивать риски», – считает Ермакова.

Представители бизнеса подтверждают, что все это им очень кстати.

«В связи с участием в тендерах мы периодически пользуемся банковскими гарантиями для обеспечения исполнения контрактов. Требования к предоставлению обеспечения исполнения государственного контракта установлены Федеральным законом ФЗ 44. При этом «живые» деньги остаются на счетах компании, что нам удобно», – говорит Алексей Герин («ТрансЛинк»).

«В нашем арсенале уже не первый год присутствуют факторинг, овердрафт и банковские гарантии. Последний продукт очень популярен среди наших заказчиков, поэтому мы будем расширять партнерство с банком по этому направлению», – комментирует Наталья Дарилова («КорпусГрупп»).

По наблюдениям Игоря Комягина (СБ Банк) сейчас банки переживают взрывной рост спроса на банковские гарантии. Эксперт отмечает, что суммы большинства гарантий колеблются от 100 тыс. до 1 млн. рублей. Операционные затраты на такой анализ велики, если нет соответствующих технологий оценки, и тут банкам есть над чем подумать.

По мнению председателя правления Агентства кредитных гарантий Галины Изотовой, созданное государством как инструмент поддержки малого и среднего бизнеса, Агентство кредитных гарантий как раз и должно вывести сотрудничество банков и предпринимателей на новый уровень.

«Мы готовы определенным образом разделить риски с банками и сделать условия кредитования для предпринимателей доступнее и мягче. Кроме того, систематизируя работу региональных фондов, мы намерены сделать национальную гарантийную систему более прозрачной и удобной для использования обеими сторонами. Отсюда амбициозные цели в нашем бизнес-плане – предоставление предприятиям МСП в совокупности порядка 9 тыс. гарантий в пятилетней перспективе. Общий объем должен достичь 347 млрд. рублей. На мой взгляд, это существенная поддержка, которая оказывается государством в непростых экономических условиях малым предприятиям. Предпринимателю с активной бизнес-позицией необходимо получить длинные деньги под минимальный процент и быть уверенным в том, что условия кредитования являются наилучшими. Мы готовы выстроить работу с банками-партнерами так, чтобы заемщики это ощутили в полной мере», – говорит Изотова.