В то же время вносить изменения в заключенные договоры с сотнями, а порой тысячами клиентов в стандартном порядке — путем заключения дополнительных соглашений — весьма затруднительно. Как показывает практика, сделать это можно и другими способами, но не для всех клиентов.

Коммерсанты, занятые в сфере среднего и крупного бизнеса, обычно имеют обширную клиентскую базу и стараются в максимальной степени оптимизировать свои договорные процессы, связанные с оформлением делового сотрудничества с партнерами. Страховые компании, банки, операторы связи и другие крупные хозяйствующие субъекты, заключающие догово­ры со множеством различных контрагентов, используют в своей работе типовые договоры со стандартными условиями. Для них крайне неудобно с каждым отдельно взятым клиентом согласовывать индивидуальные условия сотрудничества, если только речь не идет о крупном клиенте.

В ходе работы по заключенным договорам у них периодически возникает необходимость внесения в него тех или иных корректив, связанных с изменением цен, увеличением или уменьшением сроков выполнения обязательств, расширением территории обслуживания и т.д. Заключение с каждым клиентом дополнительных соглашений к договору, направление уведомлений, если заключенный договор предусматривает возможность одностороннего пересмотра его условий, занимает много времени. В такой ситуации куда целесообразнее использовать инструменты, позволяющие компании оптимизировать свои временные и организационные усилия для достижения коммерческих целей.

Одностороннее изменение договора допустимо, если согласны стороны и не запрещает закон

Компания вправе изменять отдельные условия заключенного с контрагентом договора, когда такая возможность преду­смотрена в данном догово­ре (ст. 421 ГК РФ) и прямо не запрещена законом (ст. 422 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Согласованная сторонами договора возможность его изменения в одностороннем порядке будет допустимой в случае, если законом или иным правовым актом РФ не установлен запрет на этот счет.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмот­ренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской дея­тельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Как видно из содержания приведенных законоположений, участники гражданского оборота вправе в своем договоре согласовать возможность одностороннего изменения тех или иных его положений, при условии, что это прямо не запрещено законом.

В качестве примера подобного запрета можно назвать запрет на включение в договор с потребителем условий, которые ущемляют его права. Такие условия признаются недействительными (ст. 16 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей», далее — Закон о защите прав потребителей).

Однако даже направление уведомлений об изменении условий заключенного договора посредством почты, электронной почты, факса, нарочным и др. не всегда может быть удобным, особенно когда дело касается значительного количества клиентов. Выходом в такой ситуации может стать внесение изменений во все заключенные договоры путем размещения соответствующей информации в Интернете, в средствах печати, на информационных стендах компании в местах обслуживания и т.д. Рассмотрим, когда такой порядок изменения заключенного договора признается допустимым.

Правомерность изменения договора онлайн зависит от его условий

В договоре должно быть четко указано, что компания вправе в одностороннем порядке менять соответствующие условия (например, утвержденные тарифы), с чем контрагент добровольно путем подписания до­говора соглашается.

Любые изменения договора, в отношении которых установления такая возможность, размещаются на официальном сайте компании в Интернете, на информационных стендах в офисах обслуживания клиентов, в СМИ с указанием конкретных изданий и т.д., при этом заключения на этот счет дополнительного соглашения не требуется.

В договоре также необходимо указать на обязанность контрагента компании самостоятельно регулярно отслеживать информацию в названных источниках по поводу изменений. Однако контрагент не лишен возможности настоять на включении в договор условия о его персональном уведомлении о введенных изменениях (например, извещение по e-mail о новых тарифах на сайте).

Такой порядок изменения договора путем размещения информации в Интернете в судебной практике признается допустимым.

Так, в одном деле в договоре банковского счета стороны преду­смотрели право банка в одностороннем порядке вносить изменения в действующие тарифы. Об изменениях тарифов банк предварительно уведомлял клиента путем размещения информации в помещениях банка, его филиалов и представительств, а также другими способами по выбору банка. Признавая правомерным включение в договор данного условия, суд отметил, что стороны, руководствуясь принципом свободы договора, не предусмот­рели обязательное индивидуальное уведомление клиента об изменении тарифов на услуги банка. Исходя из буквального толкования пункта договора о порядке изменений тарифов, в обязанность банка входит совершение действий, обеспечивающих клиенту возможность получения соответствующей информации ( постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.11.2012 по делу № А77-1344/2011, Определение ВАС РФ от 17.09.2013 № ВАС-13057/13 по тому же делу).

Таким образом, в случае возникновения спора компании с ее контрагентом по поводу произведенных изменений договора она должна доказать, что выполнила предусмотренные договором действия, направленные на создание возможности для клиентов ознакомиться с новыми условиями (постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.11.2012 № Ф03-5237/2012 по делу № А24-428/2012). Это могут быть, в частности, распечатка скриншота с интернет-страницы, печатное издание с опубликованным сообщением, приказ о размещении сведений на информационных стендах в офисах обслуживания компании и т.д. Если компания выбрала такой способ изменения условий договора, как размещение сведений об этом на информационных стендах в офисах обслуживания, то фотоснимки указанных стендов в случае спора будут являться относимыми и допустимыми доказательствами исполнения компанией своих обязанностей перед клиентами.

Так, при рассмотрении одного дела суд пришел к выводу о соблюдении банком предусмотренного в договоре порядка извещения ответчика об изменении тарифов, что подтверждалось фотоснимками рек­ламных стендов, помещенных в дополнительном офисе банка. Довод заявителя, что фотоснимки не являются допустимыми по делу доказательствами, суд отклонил по следующим причинам. Утверждая, что фотоснимки рекламных стендов неправомерно отнесены к надлежащим доказательствам, поскольку не содержат сведений о дате их размещения, заявитель в то же время не указал ни нормы права, ни условия договора, обязывающие банк указывать на стендах дату их размещения.

Размещение банком информации на стендах соответствует обычаям делового оборота в банковской системе, не противоречит действующему законодательству и не затрагивает конституционных прав общества. Такой подход сформирован в Определении Конституционного суда РФ от 20.12.2001 № 264-О.

В ходе судебного разбирательства также было установлено, что на интернет-сайте банка содержалась информация о тарифах, действующих до определенных дат, что в совокупности с фотоснимками стендов позволило суду сделать вывод о пе­риодическом изменении тарифов на банковские услуги, включая спорные услуги.

Поскольку стороны в договоре согласовали одностороннее изменение банком тарифов на услуги, а также извещение клиента об изменении тарифов, в том числе посредством размещения информации на стендах, выразив тем самым свое воле­изъявление (ст. 421 ГК РФ), то суд указал, что изменяя тарифы, ответчик действовал в рамках заключенного договора (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.09.2013 по делу № А70-12676/2012).

Таким образом, обязательное индивидуальное уведомление клиента об изменении тарифов не требуется, компании достаточно совершить действия, обеспечивающие клиенту возможность получения соответствующей информации о предстоящем изменении тарифов или об их введении (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.05.2013 по делу № А77-1344/2011).

Одностороннее изменение договора с потребителем под вопросом

Совершенно иначе дело будет обстоять, если речь идет о таких контрагентах, как граждане-потребители, обращающихся за услугами для своих личных, семейных и домашних нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Граждане-потребители являются экономически более слабой стороной и нуждаются в повышенной защите со стороны государства, что влечет необходимость ограничения свободы договора для другой стороны, то есть для хозяйствующего субъекта (постановление КС РФ от 23.02.99 № 4-П). С целью соблюдения принципа равенства участников гражданского оборота (ст. 1 ГК РФ) государство обеспечивает потребителей повышенной защитой по сравнению с их контрагентами.

В силу ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они возмещаются изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

В судебной практике данное законоположение истолковывается таким образом, что любые ограничения прав и законных интересов потребителей признаются допустимыми только при условии, если они предусмотрены в действующем законодательстве РФ. В противном случае такие ограничения являются недействительными.

Применительно к рассматриваемому нами вопросу следует отметить, что недопустимым является включение в договор с гражданином-потребителем условия о праве компании в одностороннем порядке изменять условия заключенного договора, в том числе путем размещения соответствующей информации в Интернете.

Так, предметом одного такого договора было представление обществом (исполнителем) абоненту права просмотра телевизионных программ, доставляемых посредством кабельной сети исполнителя; договором и прейскурантом цен на кабельное телевидение были установлены пакеты телевизионных каналов (базовый и эконом) с минимальным количеством транслируемых каналов (55 каналов и 15 каналов соответственно) и стоимость (тариф) каждого из них.

Как отметил суд, поскольку при заключении договора сторонами должно быть достигнуто соглашение о количестве и перечне транслируемых каналов конкретному абоненту, от которых зависит стоимость оказываемых услуг, то есть эти условия договора являются существенными, их одностороннее изменение (без согласия абонента) не допускается.

Между тем положения данного договора предусматривали односторонний порядок изменения количества, перечня программ и тарифа, а также уведомление абонента о данных изменениях не позже чем за семь дней путем размещения информации на сайте компании-исполнителя в Интернете и (или) по ее усмотрению в других формах.

При таких обстоятельствах суд сделал вывод о том, что указанные условия договора противоречат требованиям действующего законодательства РФ. Уведомление абонента об изменениях путем размещения информации на сайте компании-исполнителя в Интернете не отвечает требованиям о наглядной и доступной форме доведения информации до потребителя (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.07.2009 по делу № А28-11952/2008-425/18).

В другом деле в Условиях оказания услуг связи было предусмотрено право оператора изменить тарифы (тарифные планы) на услуги связи, при этом изменение тарифа на услуги связи осуществлялось оператором самостоятельно и доводилось до сведения абонента способами, указанными в названных Условиях. В данный пункт были включены ­положения, позволяю­щие оператору в одностороннем порядке вносить изменения в тарифные планы, отдельные тарифы на услуги связи, условия и сроки оплаты, предварительно за десять дней извес­тив об изменениях абонента через СМИ, распространяемое на территории действия лицензии оператора, и (или) размещения на интернет-сайте оператора (в том числе www.tele2.ru). Кроме того, информация может быть доведена оператором до абонента путем рассылки SMS-сообщений, писем или иным способом.

Оценив легитимность Условий оказания услуг связи, суд пришел к выводу о том, что общество в нарушение требований законодательства в положениях Условий установило свое право на одностороннее изменение условий договора, что противоречит ст. 310 ГК РФ (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.12.2012 по делу № А28-2766/2012, см. также постановления от 30.08.2010 по делу № А28-818/2010, ФАС Северо-Западного округа от 22.10.2013 по делу № А26-11387/2012, Уральского округа от 02.11.2012 № Ф09-10641/12 по делу № А60-2686/2012 , Центрального округа от 13.03.2013 по делу № А68-6680/2012).

к сведению

Договоры возмездного оказания услуг, включающие условие о праве исполнителя в одностороннем порядке изменять их условия, уведомив контрагента на сайте в Интернете или на информационных стендах в офисах компании, как правило, являются договорами присоединения.

Гражданский кодекс РФ понимает под договором присоединения договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присое­динения к предложенному догово­ру в целом (п. 1 ст. 428). Иными словами, это такой договор, по которому стороны не ведут преддоговорные споры, клиент (заказчик услуг) не имеет возможности представить протокол разногласий к тексту проекта договора и т. д.

Поскольку сторона, присоединяющаяся к договору, очевидно является более слабой в правовом смысле, Кодекс содержит специальные основания для заявления такой стороной требований о расторжении или изменения условий договора присоединения в судебном порядке. Присоединившаяся сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но:

  • лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида;
  • исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств;
  • содержит другие, явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

В то же время для субъектов предпринимательской деятельности установлены более жесткие рамки для возможности оспорить положения договора, ведь такие лица действуют в хозяйственном обороте на свой страх и риск и несут соответствующие последствия своих действий, в том числе негативные.

Так, потребовать расторжения или изменения договора присоединения компания или предприниматель смогут при наличии указанных выше обстоятельств, а также если они не знали и не должны были знать, на каких условиях заключают такой договор (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

Правда, доказать этот факт ­достаточно сложно (постановления ФАС Московского округа от 23.07.2012 по ­делу № А40-100887/11-133-860, от 24.05.2012 по делу № А40-88826/11-97-728, Северо-Кавказского округа от 25.02.2009 по делу № А32-4707/2008). Этим, вероятно, обусловлено, и то, что судебная практика по применению данной нормы Кодекса не очень обширна. Между тем до­говоры присоединения в предпринимательской деятельности распостранены (договор банковского счета, энергоснабжения, оказания услуг мобильной связи, перевозки пассажиров и др.). Отметим также, что квалификация заключенного коммерсантом договора как договора присоединения дает ему возможность требовать лишь расторжения или изменения такого договора, но не признания его недействительным (постановление ФАС Центрального округа от 25.12.2012 по делу № А09-1021/2012).

Встречаются, хоть и редко, дела, в которых заказчикам-предпринимателям все же удается отстоять свои права и доказать, что включенные исполнителем в договор условия нарушают разумный баланс интересов сторон (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.12.2012 по делу № А79-3705/2012).

Зато совершенно иначе обстоят дела с судебной практикой по спорам о расторжении (изменении) договоров присоединения, заключенных с потребителями. Самый распространенный вид договора в таких спорах, разумеется, кредитный.

В частности, условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), включенное в типовую форму такого договора, Президиум ВАС РФ называет ущемляющим установленные законом права потребителя (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146).

Также нарушающей положения ст. 428 ГК РФ Президиум ВАС РФ признал третейскую оговорку, включенную в типовой потребительский договор электроснабжения (постановление от 31.10.2013 № 3364/13 по делу № А65-15588/2012). Среди других примеров — право банка при отсутствии на дату погашения задолженности денежных средств на счете должника списать в безакцептном порядке сумму долга с любых его счетов в банке, за некоторым исключением (постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.10.2013 по делу № А26-11387/2012), а также право банка передать персональные данные должника коллекторскому агентству при непогашении долга в срок (постановление ФАС Уральского округа от 16.09.2013 № Ф09-9552/13 по делу № А47-13986/2012).